tekstus (tekstus) wrote,
tekstus
tekstus

Category:

АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие (8)

Часть-1 Часть-2 Часть-3 Часть-4 Часть-5 Часть-6 Часть-7 Часть-8
 
20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic24
Франсис Пикабиа. Будильник. 1919
.
АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие
ИА Красная Весна | 21 сентября 2019 г. 23:17 / Юлия Крижанская

Мина замедленного действия

Крах доверия

В вопросах № 20 и 21 исследовалось изменение отношения граждан к основным политическим институтам: правительству РФ, «правящей партии» «Единая Россия», Президенту РФ, региональным властям. Для полноты понимания задавалось два вопроса, один из которых был прямым, а другой — проективным.

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic25

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic26

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic27

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic28

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic29

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic30

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic31

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic32


Генеральные распределения ответов представлены на рисунках 22–29. Главный вывод, в котором легко убедиться, прост — после принятия пенсионной реформы произошел фактический крах доверия ко всем ключевым политическим институтам. Так, отношение к правительству РФ ухудшилось у 64% респондентов и у 71% их друзей и знакомых. Отношение к президенту РФ ухудшилось у 53% опрошенных, и у 60% людей их окружения. В наименьшей степени «пострадали» региональные власти: 42% и 50% соответственно. Вероятно, около половины граждан России считают, что региональные власти никак не могли повлиять на судьбу пенсионной реформы и поэтому не несут за нее ответственность (это мы видели и раньше при анализе вопроса об ответственности).

Что же касается главных институтов: президента, правительства и партии «Единая Россия» (читай Государственной думы и Совета федерации), то обвальное ухудшение отношения к ним в России представляется совершенно очевидным.

Как можно видеть, в вопросах № 20 и № 21 мы спрашивали практически одно и то же. Разница только в форме: № 20 — вопросы прямые, а № 21 — проективные. Сравнение результатов по прямым и проективным вопросам показывает, что большинство респондентов считает, что вокруг них отношение к исследованным институтам ухудшилось больше, чем у них самих. В общем, и результаты везде оказались закономерно связаны — в прямых вопросах выявленное ухудшение отношения к власти везде немного меньше, чем в проективных. Разница есть, она колеблется в диапазоне не большем чем 10 процентных пунктов. Это значит (как нам кажется) что какой-то части респондентов было некомфортно признаться себе и другим, что их отношение к власти ухудшилось, и они приписали это изменение своим знакомым.

Общей картины этот разрыв никак не меняет, более того, однонаправленность сдвига только подтверждает «страшную правду» — отношение к власти всех уровней ухудшилось и ухудшилось катастрофически. До шуток ли тут, если больше половины респондентов (а учитывая репрезентативность выборки, видимо и всех граждан РФ) открыто говорят об ухудшении отношения к любой власти? Ниже мы будем анализировать структуру этого ухудшения и при анализе будем использовать усредненные данные, полученные из вопросов № 20 и № 21.

Анализ зависимости изменения отношения к институтам власти (рис. 30) от возраста показывает, что в наибольшей степени ухудшилось отношение к власти в возрастной группе 36–60 лет — то есть у среднего поколения, которое сейчас работает и управляет в стране. Одновременно это группа граждан, которые уже не столь молоды, чтобы не задумываться о пенсии, но еще не достигли пенсионного возраста. Таким образом наиболее недовольными и утратившими доверие к власти оказываются люди, играющие ключевую роль в экономической и социальной сферах.

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic33


Зависимость от уровня образования подтверждает то, что наиболее недовольные властью граждане являются в то же время наиболее «влиятельными» в настоящее время членами общества: в целом ухудшение отношения к власти растет вместе с уровнем образования (рис. 31). В наибольшей степени потеряли доверие к власти граждане с высшим и средним специальным образованием, то есть с большей вероятностью руководители разного уровня.

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic34


Крах доверия к власти практически не зависит от типа населенного пункта, в котором проживает респондент (рис. 32): в городах чуть больше недовольны, на селе — чуть меньше.

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic35


Зато ухудшение отношения к власти весьма значительно отличается в зависимости от национальности респондентов (рис. 33–34). Не возьмемся это как-то содержательно интерпретировать, но обратить внимание на это, безусловно, необходимо.

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic36

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic37


Чтобы учесть при анализе не только мнение тех, чье отношение к власти ухудшилось, но и тех, чье отношение улучшилось (а такие всё же есть!), был посчитан суммарный показатель: ответ «отношение ухудшилось» принимался за –1, ответ «отношение улучшилось» — за +1, ответ «отношение не изменилось принимался за 0; далее считался суммарный индекс по всем четырем подпунктам вопроса № 20.

Изменение отношения к основным политическим институтам от социального слоя, к которому относит себя респондент (рис. 35–36), даже немного скучно описывать. С одной стороны, можно видеть, что отношение к властям ухудшилось во всех группах, что соответствует общей тенденции. С другой стороны, оно ухудшилось в существенно различной степени. И совсем не неожиданно: чем ниже ощущает себя человек на социальной лестнице, тем быстрее и глубже он разочаровывается в основных институтах власти России, а чем выше видит себя человек на этой лестнице успеха — тем медленнее идет этот процесс. Но он идет. И если кто-то рассчитывает на то, что наиболее выигравшие от нынешнего положения в стране граждане будут «опорой режима» и будут его защищать от всех прочих невыигравших, то этот кто-то глубоко заблуждается.

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic38

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic39


Точно такие же закономерности видны и в зависимости ответов на вопросы № 20–21 от «объективного» дохода (душевого дохода в семьях респондентов за май 2019 г.) и «субъективного» дохода (самооценки уровня своих доходов — см. рис. 37–39. Чем более уверенно чувствует себя человек в материальном плане, тем медленнее он приходит к недовольству властями. Но поскольку власти делают буквально всё возможное и невозможное для того, чтобы граждане в них разочаровались, то даже у самых «богатых» и «успешных» не остается иного выхода, как быть недовольными.

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic40

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic41

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic42


Зависимость степени ухудшения отношения к основным институтам власти от политической ориентации (рис. 41–42) не содержит особых сюрпризов. В наибольшей степени отношение ухудшилось у «коммунистов» (у 75% ухудшилось отношение к правительству, у 69% — к «Единой России», у 63% — к президенту и у 52% — к региональной власти) и «либералов» (64, 61, 59 и 46% соответственно). В меньшей степени ухудшилось отношение (но ухудшилось!) у «опоры режима» — «консерваторов»: больше половины — 51% — заявили об ухудшении отношения к правительству, 47% стали хуже относиться к «Единой России» (то есть практически к самим себе), 38% разочаровались в президенте. То есть, как и было обсуждено выше, крах доверия (а значит, и легитимности) к власти произошел во всех группах, повсеместно, и захватывает всё российское общество. То есть общественное согласие, о котором часто говорят, достигнуто, но совсем не там, где хотелось бы: вся Россия едина в ухудшении отношения к власти, в снижении доверия к ней.

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic43

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic44


Если говорить о географии, то в наиболее тяжелом психологическом состоянии оказались почему-то Дальневосточный и Приволжский федеральные округа — там ухудшение отношения к основным политическим институтам максимально (рис. 43–44). В относительно более стабильном положении Северо-Западный и Северо-Кавказский федеральные округа — в них ухудшение отношения к властям несколько ниже, однако об улучшении отношения все равно говорить не приходится.

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic45

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic46


Что касается отдельных субъектов федерации (рис. 45), то наибольший негативизм в отношении власти выявлен в Архангельской области, наименьший — в уже обсуждавшемся нами Санкт-Петербурге — оплоте либерализма.

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic47


Зависимости ответов на вопросы № 20–21 от мнений о наличии или отсутствии «социального государства» в России (рис. 47) еще раз убеждают в том, что ухудшение отношения к власти прямо связано с представлениями людей о невыполнении властью некоторого социального запроса населения. И нет никаких сомнений, что дальнейшая ликвидация «социального государства» в России приведет к росту числа не доверяющим власти до 100% и, соответственно, к снижению легитимности власти до нуля. И мы понимаем, что если легитимность власти равна нулю, то жди беды.

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic48


Наконец, зависимости ответов на вопросы об изменении отношения к основным политическим институтам от отношения к пенсионной реформе (рис. 48) в очередной раз свидетельствует о том, что пенсионная реформа была роковой ошибкой власти (если, конечно, для нее вообще важна легитимность и отношение к ней народа): у тех, кто относится к пенсионной реформе отрицательно (а таких, как мы помним, подавляющее большинство), произошло буквально обвальное ухудшение отношения ко всем центральным властным институтам: и к правительству, и к президенту, и к «Единой России».

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic49

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic50

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic51

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic52

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic53

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic54


Проанализированные нами ранее тенденции по ухудшению отношения к властям всех уровней и накоплению латентного протеста, выраженного в значительной «апатии» и общем абсентеизме населения, не могли не сказаться, и сказались на рейтингах различных партий и политиков.

Обрушение рейтингов

По результатам, полученным по вопросу № 22 о том, как сказалась пенсионная реформа на уровне поддержки власти и оппозиции на различных выборах (табл. 2 и рис. 54), можно видеть снижение желания голосовать за все парламентские партии, кроме КПРФ, за президента России В. В. Путина, за председателя правительства Д. А. Медведева, за министров правительства и нынешних глав регионов.

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic55

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic56


Результаты опроса по вопросам № 29, 30 (табл. 3, 4 и рис. 55–71) просто удручают.

Если бы выборы президента РФ произошли сегодня, то больше всего голосов получил бы Путин, но это «больше всего» — 21% (или 28%, если считать, что «голоса» не ответивших на этот вопрос распределятся пропорционально ответившим). При этом антирейтинг Путина (то есть доля тех, кто ни при каких обстоятельствах за него не проголосует) равен 41%.

Вообще, положительное значение суммы рейтинга и антирейтинга есть только у одного кандидата из нашего списка — у министра обороны С. К. Шойгу. Если сложить его рейтинг и антирейтинг, то получится «+3», что, конечно, немного, но все же лучше, чем «–21» у Путина, «–58» у Медведева, или «–34» у Навального.

По сути, полученные в результате исследования «АКСИО-8» данные об актуальных рейтингах политиков свидетельствуют о том, что гражданам России при существующем уровне доверия к власти и ее легитимности практически не за кого голосовать.

Отдельно хочется обратить внимание на зависимость рейтингов политиков от возраста избирателей (рис. 57). Легко увидеть, что зависимости рейтингов Путина и Навального от возраста качественно противоположны, почти зеркальны. Если рейтинг Путина у молодых избирателей равен 17% и далее плавно растет, достигая 33% в самой старшей возрастной группе «66 лет и старше», то с рейтингом Навального все наоборот: в самой младшей группе «16–25 лет» его рейтинг максимален и равен 22%, далее он плавно снижается и в самой старшей группе равен всего 5%. Поскольку жизнь устроена так, что со временем старшие возрастные группы постепенно уходят, а младшие приходят и играют всё большую роль в общественной и политической жизни, то перспективы Путина и Навального тоже выглядят прямо противоположными.

Выводы в целом очевидны: обрушение рейтингов практически всех провластных политиков произошло именно на фоне принятия пенсионной реформы. Пенсионная реформа оказалась той последней каплей, которая пробила монолит привычного положительного отношения к власти в России. Данные опроса неопровержимо свидетельствуют о том, что именно пенсионная реформа — причина резкого обвала отношения граждан к президенту. «Выиграли» на этом фоне только КПРФ и Зюганов, но очень незначительно, и Навальный, который (не без помощи власти, которая делает все как будто бы для его раскрутки) своими популистскими заявлениями привлекает на свою сторону политически наивную молодежь.

Картина в целом очень тревожная. И совершенно не понятно, что могло бы, в условиях резкого снижения доверия к власти, развернуть процесс вспять.

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic57

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic58

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic59

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic60

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic61

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic62

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic63

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic64

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic65

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic66

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic67

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic68

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic69

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic70

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic71

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic72

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic73

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic74

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic75

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic76

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic77

20190921_23-17-АКСИО-8. Политический абсентеизм как предчувствие-pic78


Источник: rossaprimavera.ru



См. также:

- 09.08.2019 АКСИО-8. Состояние умов // tekstus
- 23.08.2019 АКСИО-8. Отпадение народа от государства // tekstus
- 10.09.2019 Социолог: «социальное государство» противопоставлено «антинародному» // ИА Красная Весна
- 13.09.2019 АКСИО-8. Анатомия непротивления // tekstus

- 28.09.2019 Реальный рейтинг Путина имеет отрицательное значение (не шутка) // www.youtube.com
     Вековечный вопрос нашей политики – если не Путин, то кто? Больше не риторический. Переломным моментом в рейтинге президента стала пенсионная реформа. И встал вопрос о легитимности всей системы власти, которая была построена на рейтинге главы государства. А тут еще и так называемый транзит власти – фактор 24 года. Пока процесс находится в зачаточно-непубличной фазе. Он еще не развернулся во всю. Но и сейчас, благодаря социологии, многое уже видно.
 

20190928-Реальный рейтинг Путина имеет отрицательное значение (не шутка)-pic1



Tags: АКСИО, Жириновский, Зюганов, Красная Весна, Путин, Россия, Шойгу, власть, выборы, государство, народ, опросы, пенсионная система, социология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments