?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Одной из серьезных ошибок первого президента Украины была подмена декоммунизации деиндустриализацией
Карандаш
tekstus
Академик Ярослав ЯЦКИВ
Академик Ярослав Яцкив
.
Бездействие – губительное
«День» | 10 ноября, 2017 - 10:39 | Игорь Сюндюков
Академик Ярослав ЯЦКИВ: «Реальную независимость и безопасность в современном мире имеют только те страны, которые способны эффективно использовать новые знания»

Многолетний директор главной астрономической обсерватории Национальной академии наук Украины, член Президиума этой Академии, признанный далеко за пределами Украины ученый-астроном и астрофизик, человек с абсолютно четкой гражданской позицией, руководитель Украинского национального комитета науки и культуры, общественный деятель, который посетил и знает чуть ли не все континенты Земного шара и все страны, где живут наши соотечественники, — от Канады, США, Бразилии, Австралии до Великобритании, Германии, Австрии. Это все — о Ярославе Степановиче Яцкиве, академике, ярком ученом, чрезвычайно внимательном читателе и друге «Дня» (внимательно знакомится не только с каждым номером — с каждой строкой, напечатанной в газете), участнике группы «1 декабря», специалисте, который интересуется не только наукой о звездах, которой занимается всю жизнь (и, может, потому пан Ярослав понимает, что любое, даже самое смелое, самое «эффектное» утверждение должно быть обязательно подкреплено реальными фактами — закон всех точных наук). В круг постоянных интересов академика Яцкива входит и история Украины, все науки гуманитарного цикла в целом.

По-видимому, именно поэтому Ярослав Степанович с искренней заинтересованностью принял подарок главного редактора «Дня» Ларисы Ившиной — нашу новую книгу «Корона, або Спадщина Королівства Руського», поблагодарил нашу газету и сказал, что тема книги является чрезвычайно своевременной и важной, пообещал непременно написать отзыв («Но только после того, как внимательно прочитаю весь этот том, — иначе я не могу писать, а он немаленький — 700 страниц!» — добавил академик). И после этого начался серьезный разговор с корреспондентом «Дня». Речь у нас с Ярославом Яцкивым шла не о текущих коллизиях «Великого Мискоборства» (Лина Костенко), а о вещах неизмеримо более серьезных — о судьбе Украины. Здесь огромный жизненный опыт уважаемого ученого, его умение называть вещи своими именами (что сегодня — на вес золота!) и в то же время взвешивать и продумывать каждое сказанное слово — проявились в полной мере.

«НАМ ВСЕМ НУЖНО ОЧЕНЬ ХОРОШО ПОМНИТЬ ПРИЗЫВ ГРИГОРИЯ СКОВОРОДЫ: «ПОЗНАЙ СЕБЯ!»

— Глубокоуважаемый Ярослав Степанович, будет, очевидно, правильно начать наш разговор с той области жизни, которой вы отдали не одно десятилетие, — с науки. А точнее, с роли науки в жизни общества и с понимания этой роли нашим властным политическим классом. Небезызвестные факты истории свидетельствуют, что эпохальные научные и технические открытия не раз и не два меняли «вектор» развития человечества, причем коренным образом, опровергали все прогнозы. Вспомним хотя бы изобретение книгопечатания в Европе (ХV век), создание парового двигателя (ХVІІІ век), изобретение парохода вместо парусных судов в начале ХІХ (Наполеон не понял, какие это дает ему преимущества в борьбе с Британией — и был жестоко наказан историей), изобретение атомного оружия (а импульсом здесь послужили три слова Рузвельта на докладной записке Эйнштейна: «Это требует действий!»), наконец, фантастическое развитие нано- и биотехнологий в современном мире. По вашему мнению, понимают ли те в Украине, кто принимает решения, что деградация науки — это путь в никуда?

— Это очень серьезный вопрос. Как представитель естественных наук, я привык отвечать на такие вопросы прямо. За всю 26-летнюю историю независимой Украины ни одна верховная власть нашего государства не осознавала значения науки и инноваций. На словах — да, понимали, правильные слова были, постановления были, решения были, но реальных шагов никаких не было. Почему так? У нас в обществе очень модно критиковать власть, и я, может, тоже среди тех, кто любит ее критиковать. Но я всегда отмечаю те позитивы, которые есть у той или иной власти. Потому что критиканство само по себе никогда не приведет к прогрессу. Я считаю, что стабильность и единство общества базируется на его разнообразии и зависит от выбора магистрального пути развития страны, плюс, что очень важно, — от тех инициатив, которые должна формировать элита. Именно она. Никто за нее этого не сделает. Элита научная, духовная и так далее.

Нам всем (я отношу это прежде всего и к себе) нужно очень хорошо помнить призыв Григория Сковороды: «Познай себя!». Если бы элита, если бы творческая часть общества познала бы себя — кем она, элита, является, куда она, собственно, идет и чего хочет — нам всем было бы легче жить, и Украина была бы уже сегодня более стабильным, процветающим государством. Перед встречей с вами я подобрал десятки разных материалов относительно научного (а следовательно, и общественного) прогресса, которые я в 90-х, 2000-х и в последние годы подавал в разные властные структуры. Какой была реакция? Мне стыдно об этом говорити. Еще в 1998 году я писал в письме к власть предержащим, что «реальную независимость и безопасность в современном мире имеют только те страны, которые способны эффективно использовать новые знания». Реакции — никакой! А еще я там писал о том, что «национальные интересы Украины требуют максимально эффективного использования ее научного потенциала, перехода на инновационный путь развития». Напомню: это писалось почти 20 лет назад. Стандартные фразы, согласен, но за каждой из этих фраз еще тогда очень нужно было реальное действие.

«В ЧЕМ БЕДА ВЛАСТИ? СЛОВА ЕСТЬ — А ПРАВДЫ НЕТ!»

— Почему же так происходило и происходит, по вашему мнению?

— В чем беда власти? Слова есть — а правды нет. И это хуже всего. И действия нет. Вот то, что делаем мы, ученые (например, создаем высокогорную наблюдательную астрономическую базу — это мне ближе), — это родилось с идеи. А затем была концентрация усилий и реальное действие. Вот что важно. И именно этого нет «наверху». И только при этом условии можно будет утверждать, что ты достиг конкретных результатов.

Безусловно, и у нас в свое время были конкретные действия. Работая в Министерстве образования и науки, я тогда подписывал проекты технопарков. Это прекрасная идея: соединить сугубо научную и производственно-техническую составляющую (это не моя идея, она принадлежала академику Владимиру Семиноженко). Я до 2000—2001 года осуществлял контроль за внедрением этих технопарков и доныне являюсь тем человеком в Президиуме Национальной академии наук, кто официально за это дело отвечает. Так что сказать об «умности» тогдашнего правительства, которое под предлогом «отдельных недостатков» в деятельности технопарков их ликвидировало?! А эти технопарки обеспечивали громадный инновационный прирост, они давали государству неизмеримо больше, чем получали льгот (а льгота простая — получать оборудование без таможенных налогов).

И до сих пор нет закона о технопарках. И несмотря на то, что наш премьер научился говорить правильные слова, — и сегодня нет нового закона об инновациях. То есть слов очень много, бюрократии невероятно много, а действий очень мало. Мы годами ожидаем реализации закона о высшей школе, множества других крайне важных законодательных актов об образовании и науке

«ТЫ ОПОЗДАЛ — ТЫ УЖЕ «СОШЕЛ С ДИСТАНЦИИ». ВОТ КАКОВЫ СОВРЕМЕННЫЕ КОНКУРЕНТНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ»

— Так в современном обществе не действуют! Настолько огромный, раздутый бюрократический аппарат не соответствует современным требованиям мировой цивилизации. Ты опоздал — ты уже «сошел с дистанции», опустился в «низший ряд» развития и прогресса — вот каковы нынешние требования. Ты уже неконкурентоспособен, и, весьма возможно (не дай Бог, конечно), — навсегда. Давайте говорить об ошибках нас всех (я, конечно, и с себя не снимаю ответственности). Вот в этом моем обращении 1998 года во властные инстанции было написано: «Без государственной и общественной поддержки наука погибнет, а без науки государство не имеет будущего». Разве опыт последних 20 лет не подтвердил правильности этих слов? Но деградация продолжалась и продолжается. Хотя с этой мыслью — на словах — вроде бы все согласны. И страшно то, что вера в науку в обществе пропадает; я встречаюсь с людьми на собраниях нашей «Елітарної світлиці» в Доме учителя и хорошо чувствую это.

— И это приводит к интеллектуальной деградации, которая неминуемо убьет наше будущее, не так ли?

— Это страшная правда. Вот я утром, когда пью традиционный кофе, слышу по радию и вижу по телевидению... прогноз астролога. Что здесь можно сказать? О каком интеллекте говорить? Мы вообще в каком веке живем? Точно не в ХХІ!

— Здесь можно раскрыть и новую интересную тему — лженауки (квазинауки), «битвы экстрасенсов», мистики и т.п.

— Ну, мы сейчас об этом говорить не будем — у нас все же речь идет именно о науке и ее состоянии. Значит, если государство претендует на звание великого или хотя бы играющего заметную роль в развитии цивилизации, — оно должно развивать науку. Есть государства, для которых поддержка науки является делом более прагматичным: повышать качество продукции, ее конкурентоспособность. Какой бы путь мы ни выбирали — первый (стремиться стать великим научным государством) или второй — наследовать нашу предыдущую Академию наук еще советских времен (которая была в те времена флагманом не столько фундаментальной, сколько особенно прикладной науки) — нужно прежде всего определиться. Бездеятельность гибельна.

«ОДНОЙ ИЗ СЕРЬЕЗНЫХ ОШИБОК ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА УКРАИНЫ БЫЛА ПОДМЕНА ДЕКОММУНИЗАЦИИ ДЕИНДУСТРИАЛИЗАЦИЕЙ»

— Какой еще «багаж прошлого» стоит на нашем пути, как вы считаете?
Академик Ярослав Яцкив
Одной из серьезных ошибок первого президента Украины, по моему мнению, было то, что декоммунизация была (а это вещь абсолютно необходимая и жизненно нужная) во время его правления подменена деиндустриализацией. Этого нельзя было делать, и последствия этого «душат» нас до сих пор. Тогда надеялись (этот взгляд критикует газета «День»), что «свободный рынок все расставит по местам». Но так не вышло! И не выйдет никогда, я в этом убежден. Это «лекарство» («рецепт») для богатых стран — не для Украины. Следствие было более чем печальным: богатые богатеют, бедные нищают. Что произошло с Украиной — давайте говорить откровенно и честно. 60% народа — за чертой бедности, это согласно официальным критериям ООН! Разве люди могут быть сознательными гражданами, если они не имеют возможности выжить?

Советую обратить внимание на призыв Инициативной группы «1 декабря» (в состав которой я также вхожу), где приводятся слова незабываемого Блаженнейшего Любомира Гузара: «Дайте человеку право вырасти в свободе». Или же, если угодно: «Дайте обществу вырасти в свободе». Мы долго обсуждали это обращение; мы здесь оппонируем не столько власти, сколько всему нашему обществу. И это, нам кажется, крайне важно. Если сравнить с российским агрессором, то наше преимущество в том, что у нас все-таки есть зачатки (зачатки!) свободы и зачатки гражданского общества. И это нужно беречь. И только на это можно надеяться. Нам же, ученым, нужно везде, изо всех сил убеждать людей: государство, которое останется сугубо сырьевым, аграрным, без добавленной стоимости, никогда не будет иметь перспектив в современном жестком конкурентном мире. Добавлю еще одну ремарку. Совсем недавно я принял участие в одном из престижных европейских симпозиумов по астрономии (за проезд я платил своими деньгами, но это нормально — я хотел, чтобы голос Украины на таких мероприятиях все-таки звучал). Так вот: от Украины я был один, от России — семеро участников. Как вы думаете, это мелочь? Хотя должен четко сказать: Россия тоже сегодня сильно деградирует в научном отношении. И тем не менее.

— Нам необходимо обсудить еще одну, исключительно важную, даже вопиющую проблему. Творческая, интеллектуально богатая молодежь (научная в том числе) оставляет Украину, не желает (или не может) работать здесь, едет на Запад (или уже на Восток — в Китай!). Есть оценки, которые видят в этом процессе, который очень быстро углубляется, одну из наибольших угроз национальной безопасности Украины. Согласны ли вы с таким мнением?

— Абсолютно. Это, действительно, является, может, самой большой угрозой для нашей национальной безопасности. Наш Украинский национальный комитет по вопросам науки и культуры, который я имею честь возглавлять, провел в свое время анализ того, что происходило с нашей трудовой миграцией до 2000 года. Там мы показали, какая трансформация происходит в этой сфере.

«НАШИ УЧЕНЫЕ ЕДУТ ЗА ГРАНИЦУ НЕ ИЗ-ЗА НИЗКОЙ ЗАРПЛАТЫ, А ПОТОМУ, ЧТО В УКРАИНЕ У НИХ НЕТ ВОЗМОЖНОСТИ САМОРЕАЛИЗАЦИИ»

— Почему уезжают наши ученые? Не из-за низкой зарплаты, а потому, что в Украине у них нет возможности самореализации. И большинство из них не верит, что эта возможность в будущем появится. И наш Украинский национальный комитет разработал целый ряд рекомендаций, как это предотвратить. Мы приводили пример Китая. На государственном уровне (!) правительство этой страны давало достаточно солидные субсидии молодым ученым сроком на 5 лет и отправляло их за границу (в первую очередь на Запад) — но при одном обязательном условии: через 5 лет этот специалист обязательно должен вернуться домой. И они возвращались! Если не возвращались — платили полную стоимость субсидии государству. Железное правило. И китайцы были везде, во всех ведущих высших учебных заведениях и лабораториях мира.

А теперь и наши ученые тоже стали «мудрее». Десятки академиков НАН Украины и других признанных государством академий ездят и длительное время работают в Китае, работают на китайские заведения, китайские университеты только с одним условием — их статьи на основе исследований, сделанных в Поднебесной (понятное дело, с подписью: Университет такой-то, Китай), будут напечатаны в признанных в мире научных журналах (конечно, на английском). И так и происходит. Это является утратой интеллектуального научного приоритета (а в современном мире интеллектуальный ресурс несравненно важнее ресурса энергетического, военного или финансового) и угрозой национальной безопасности.

Продолжение


Беседовал Игорь СЮНДЮКОВ, «День»

Рубрика: Общество
Газета: №202-203, (2017)


Источник: day.kyiv.ua



«Революции не творят государство. Они творят смену власти»
«День» | 17 ноября, 2017 - 13:49 | Игорь Сюндюков
Академик Ярослав Яцкив — об общении с украинцами целого мира и дружбе с Еленой Отт-Скоропадской

Академик Ярослав ЯЦКИВ
Академик Ярослав Яцкив

Начало интервью читайте «День» №202-203

Один из ведущих украинских ученых, директор Главной астрономической обсерватории НАН Украины, академик Ярослав Степанович Яцкив убежден: реальную независимость и безопасность в современном мире имеют лишь те страны, которые способны эффективно использовать новые знания. К огромному сожалению, Украина быстро теряет свой когда-то мощный научный потенциал, что является угрозой нашему будущему. Со стороны власти было сказано и сейчас говорится много правильных слов, но реальных действий нет. Такая бездеятельность, по убеждению ученого, является гибельной. Об этом речь шла в первой части беседы с Ярославом Яцкивым («День», 10 ноября 2017).

А теперь мы предлагаем читателям вторую, заключительную часть этой беседы, где мы обсудили с уважаемым ученым и общественным деятелем проблемы разработки государственной стратегии по возвращению талантливой научной молодежи в Украину, рост взаимного недоверия общества и власти и вызванные этим угрозы, его путешествия по миру и знакомства с украинцами за рубежом. Наконец, академик Яцкив рассказал о дочери гетмана Павла Скоропадского — пани Елене, которую он хорошо лично знал, и о своем отношении к фигуре самого гетмана.

— Это можно подкрепить примерами из близкой вам астрономии?

— Скажу о своих учениках, ладно. Я в Главной астрономической обсерватории подготовил десятки людей. Сейчас из них в Обсерватории работают двое. В Штатах работают трое, в Германии — трое, во Франции — еще двое, есть наши специалисты в Австралии. Не все они занимаются наукой, но во всяком случае их возвращение в Украину является почти нереальным, потому что мы не можем обеспечить им надлежащие, достойные условия.

«Я НИКОГДА НЕ СТАЛ БЫ ДОКТОРОМ НАУК В СОВРЕМЕННОЙ УКРАИНЕ, КАКОЙ ОНА ЯВЛЯЕТСЯ»
Академик Ярослав Яцкив
Если говорить абсолютно откровенно (а только так и нужно говорить), то я понимаю, что никогда бы не стал доктором наук, потом академиком в современной Украине, какой она является. Все-таки советская школа — это нужно признать — давала базовые знания по физике и математике. Мои родные были в УПА, и об этом знали «кому надо», и из-за этого я не смог учиться там, где мечтал бы учиться, но судьба отнеслась ко мне благосклонно: я начал заниматься наукой, и вопросов с обеспечением общежитием и в институте, и в аспирантуре не возникало. Понятное дело, нужно было тяжело работать, но и определенная обеспеченность (по тогдашним критериям, конечно) тоже была.

А что сегодня может сделать молодой талантливый парень из села? Без связей, без родственников зажиточных, без протекции? Безнадежно! Четыре-пять тысяч гривен зарплаты (в лучшем случае), и попробуй еще квартиру найти. То есть я не имею никакого морального права запретить ему выезжать за границу. Я, напротив, подписываю (вынужденно!) ему рекомендации для работы в зарубежных научных учреждениях. Коротко говоря, моя мысль такова: мы срочно должны создать целую государственную программу (именно государственную!) по привлечению молодых ученых. На наивысшем уровне. Отдельные мероприятия не помогут. Нужна стратегия. И давайте помнить: молодежь уезжает не потому, что они не являются патриотами Украины, как раз наоборот, они любят свою родную страну. Они вернулись бы, если бы на заработанные за рубежом честным трудом деньги могли бы, например, построить себе собственный дом, приобретя для себя земельный участок.

«У НАС РОДИЛОСЬ ОБЩЕСТВО НЕДОВЕРИЯ — САМОЕ ХУДШЕЕ, ЧТО ТОЛЬКО МОЖЕТ БЫТЬ»

— Но это сделать — значит на сегодня выдержать настоящую бюрократическую муку.

— Да, и это порождает у нас общество недоверия — самое худшее, что только может быть, когда человек годами (!) не может решить вопрос, который на Западе является очевидным и элементарным. Более того, на это нужно шире смотреть: нет доверия к власти, и мне даже жаль нашу власть. Мне лично комфортно жить, потому что я имею доверие у своих коллег по работе, друзей, знакомых, родных. Они могут со мной не соглашаться, имеют свое мнение, мы спорим, но доверие есть, и это главное. Есть обоюдное уважение, и на его базе можно и нужно искать компромисс.

Но у нас сформировалось абсолютное недоверие к власти! И это, в свою очередь, порождает недоверие между людьми. Ведь каждый думает, что другой — плут. Это большая беда в обществе — злоба и недоверие, которые тесно между собой связаны. И что касается нынешних акций протеста перед Верховной Радой, я к ним отношусь очень и очень критически, потому что считаю, что свою точку зрения следует отстаивать только законным путем. А там все, что делается, весьма вдалеко от этого.

«В ДЕМОКРАТИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ ВЫХОД НАХОДИТСЯ ТОЛЬКО ТОГДА, КОГДА СЛЫШАТ АРГУМЕНТЫ ОППОНЕНТА»

— Вот я в свое время на заседании Кабинета министров, будучи тогда первым заместителем министра образования и науки, вступил в публичный спор с премьером Виктором Ющенко, заявив ему публично: «Вы не правы!» За что получил от него выговор за неэтичное поведение. Но важно вот что. И власть, и общественность не имеют права забывать, что в демократическом обществе, нравится это кому-то или нет, есть разные точки зрения. Но выход находится только тогда, когда слышат контраргументы оппонента. У меня в «Елітарній світлиці» в Доме учителя есть такой специальный человек, чья миссия — использовать подходящие контраргументы во время дискуссий. Вот у нас только что там проходила дискуссия «Духовные измерения войны на Востоке», где выступали два капеллана, которые вернулись с фронта. С одним из них, отцом Андреем («День» писал о нем), я познакомился лично ближе. Чрезвычайно интересный диалог. И прозвучало невероятно много аргументов и контраргументов. Так должно быть в демократическом обществе. Например, тогда в «Елітарній світлиці» тот мой «мастер контраргументов» спросил отца Андрея: «Отче Андрей, вы духовно поддерживаете наших бойцов. Но и с «той» стороны тоже есть священники Московского патриархата с соответствующими проповедями! Как вы этому противодействуете?» И состоялся очень интересный разговор на тему: духовный пастырь, священник — и политика, и «русский мир», и защита Украины, и агрессия России.

— То есть в столкновении мнений рождается истина?

— Да, хотел бы снова подчеркнуть, и это закон демократии и науки тоже, понятное дело.

— Ярослав Степанович, известно, что вы ведете очень активную работу с мировым украинством, в частности с интеллектуалами нашей диаспоры. Вы хорошо лично знали пани Елену, дочь гетмана Павла Скоропадского. Вы могли бы рассказать об этом человеке и о вашем отношении к фигуре самого гетмана?

— Начну издалека. Еще в 1990 году, на второй день после того, как Верховная Рада тогда еще УССР приняла «Закон о государственном суверенитете», в Академии наук возникла идея, предложенная Николаем Жулинским, создать Комитет для связей с украинцами за рубежом. Николая Григорьевича, как «наиболее прямолинейного националиста» (шутка, конечно!), Президиум Академии побоялся утвердить во главе такого Комитета. И как потом утверждали, они сделали ошибку: они на этом посту утвердили Яцкива...

НА ВСЕХ КОНТИНЕНТАХ

— А в чем же заключалась ошибка?

— Просто я начал рьяно работать, использовать возможности своих научных поездок за границу (а я, в частности, был вице-президентом Международного астрономического союза). Еще раньше я объездил довольно много стран, и барьеры из спецслужб этому не мешали. А один из моих сотрудников, очень талантливый астроном Леонид Шульман был среди основателей Руха.

И вот я возглавил Комитет и начал действовать. Как именно? Вот, например, приехал я в Вену, общаюсь с Игорем Гуком — это европейский известный врач-хирург, который живет и работает в Австрии, захожу к нему в дом — и прямо говорю: «Уважаемый, пан Игорь! Если вы украинец — то у нас с вами будет интересный и плодотворный разговор, а если нет — то я с сожалением должен сказать вам: до свидания!» И с 1991 года мы с ним осуществили буквально сотни интереснейших проектов — от стажировки наших ученых в Австрии до учреждения украинистики в Венском университете, до размещении мемориальной доски Ивану Франко в здании исторического факультета Венского университета, потому что как раз там Франко защищал тезисы своей диссертации. Это десятки проектов из Вены.

Еще пример. Я приезжаю в Канаду, в Торонто. Почти никого не знаю там, иду на кладбище, смотрю могилы. Все люди из УПА или дивизии «Галичина» еще при жизни ставят себе кресты, и там написаны день рождения, имя, фамилия — не написан год смерти. Потому что люди живы. А вскоре я знакомлюсь со Степаном Зльнуцким, в прошлом — дивизионником УПА, который в Канаде получил патент по химическим технологиям, неплохо на этом заработал. Я приглашаю его на работу в Украину, и вот плоды нашего сотрудничества: флаг над домом Центральной Рады, мемориальная доска на Доме учителя, где Рада работала, первый сборник работ деятелей Центральной Рады, изданный в Украине. Это был наш проект, который мы осуществили в 1995-1996 годах в противовес Кучме и Табачнику.

— Так все украинцы Запада щедры на деньги?

— Нет, никоим образом не все. Когда я попросил одного скульптора сделать эту доску, он отказался: сумма не устроила. Так эту доску сделал наш студент. Я ему за эту доску пообещал одну заграничную поездку и это сделал.

     Я был последним из украинцев, который посетил ее и поздравил c 95-летием. Она уже очень серьезно болела, не передвигалась, сидела в коляске. Но имела абсолютно здоровый ум. Жила она в доме для престарелых (но это было заведение очень высокого уровня) недалеко от Цюриха, в Швейцарии. 95 лет ее исполнилось 5 июля 2014 года, а 4 августа пани Елена ушла из жизни. Она вместе с Людвигом Оттом, своим мужем, продала свою квартиру и переселилась в этот дом, где был обеспечен действительно идеальный уход.

«С ПАНИ ЕЛЕНОЙ СКОРОПАДСКОЙ Я ОБЪЕЗДИЛ ПОЧТИ ВСЮ УКРАИНУ»

— Но вернемся все же к пани Елене Отт-Скоропадской...

— Конечно, сейчас речь будет идти о ней. Я просто дал вам определенную преамбулу о сотрудничестве с зарубежными украинцами. Я в свое время, как и многие из естествоиспытателей, не очень был знаком с фигурой гетмана Павла Скоропадского. Но хорошо знал, что декрет о создании Украинской академии наук 27 ноября 1918 года подписал именно Павел Скоропадский.

И вот я узнаю, что есть в мире так называемые «Гетманцы» — последователи и сторонники сделанного Скоропадским, оставленного им наследия. Я встретился с этими «Гетманцами» в одном из университетов в США — и слышу, что жива дочь гетмана, пани Елена Отт-Скоропадская. И приглашаю ее в Украину. С 1992 года она регулярно, многократно посещала Украину как гость нашего Комитета по связям с украинцами за рубежом.

С ней я объездил почти всю Украину. Мои сотрудники, например, возили ее в Асканию-Нову, я с ней ездил в заповедник «Тростянец», в Глухов, в Гамалеевский монастырь, где похоронены ее предки — посетили очень много мест. Если вы прочтете ее последнюю книгу «Повернення в Україну», то как минимум четверть этой книги посвящена тем ее поездкам по Украине, встречам с членами Комитета, моими коллегами, со мной.

Я был последним из украинцев, который посетил ее и поздравил из 95-летием. Она уже очень серьезно болела, не передвигалась, сидела в коляске. Но имела абсолютно здоровый ум. Жила она в доме для престарелых (но это было заведение очень высокого уровня) недалеко от Цюриха, в Швейцарии. 95 лет ее исполнилось 5 июля 2014 года, а 4 августа пани Елена ушла из жизни. Она вместе с Людвигом Оттом, своим мужем, продала свою квартиру и переселилась в этот дом, где был обеспечен действительно идеальный уход.

Я ее в коляске повез в ресторан в этом местечке недалеко от Цюриха (кажется, он называется Бюту, если не ошибаюсь). Мы с ней посидели в ресторане, выпили вина, я поздравил ее от нашего сообщества с 95-летием. Она рассказала мне, что она делает, а именно: читает сейчас «Дневник» отца. Этот «Дневник» немецкоязычный, она старается его разобрать, понять даты и факты, составить комментарии. Я, к величайшему сожалению, сейчас не могу сказать, подготовил (скорее на Западе) кто-то сейчас к печати этот «Дневник» Скоропадского или нет (не путать его с «Воспоминаниями» гетмана!). Потому что его разобрать могла только пани Елена, больше никто, а она очень скоро после нашей встречи ушла из жизни. А спустя некоторое время не стало Людвига Отта, ее любящего, верного мужа. Они оба многократно были гостями и в моем доме, и на моей скромной даче. Это для меня — очень светлый человек, и я всегда вспоминаю пани Елену добрым словом. Когда берешь ее книгу «Повернення в Україну» и читаешь ту страницу, где она повествует, как впервые в жизни увидела Киев, в очень солидном возрасте, из иллюминатора самолета — то слезы наворачиваются. Она пишет: «Я не думала, что мне когда-то повезет видеть с небесных высот такую красоту, видеть Днепр, златоверхие купола соборов. Неужели это происходит со мной?! Я просто счастлива».
ПАВЕЛ СКОРОПАДСКИЙ
Скоропадский был выдающимся практиком — державником. Он реально, практически, своими делами творил государство. Он, безусловно, принадлежал к государственным мужам; гетман не был, может, среди тех, кто годами мечтал о независимой Украине еще с начала своей жизни, но он проторял тот эволюционный путь, который является жизненно необходимым и сегодня. Потому что революции не творят государство — они творят смену власти. А Скоропадский, твердый сторонник эволюции, за неполный год сумел учредить больше двадцати дипломатических представительств Украины в мире (в условиях войны!), создал государственнические атрибуты, банковскую систему, важные государственные институты (среди них, как я говорил, Академия наук). Это все были не пустые слова, а реальные дела.

«ПАВЕЛ СКОРОПАДСКИЙ, БЕЗУСЛОВНО, ПРИНАДЛЕЖАЛ К ВЫДАЮЩИМСЯ ГОСУДАРСТВЕННЫМ МУЖАМ»

— Очевидно, изменилось и ваше отношение к личности самого гетмана?

— Бесспорно, я очень положительно отношусь к фигуре Скоропадского. Потому что есть романтики, которые организуют революции (без них невозможно обойтись). А есть практики — державники. И вот Скоропадский был выдающимся практиком — державником. Он реально, практически, своими делами творил государство. Он, безусловно, принадлежал к государственным мужам; гетман не был, может, среди тех, кто годами мечтал о независимой Украине еще с начала своей жизни, но он проторял тот эволюционный путь, который является жизненно необходимым и сегодня. Потому что революции не творят государство — они творят смену власти. А Скоропадский, твердый сторонник эволюции, за неполный год сумел учредить больше двадцати дипломатических представительств Украины в мире (в условиях войны!), создал государственнические атрибуты, банковскую систему, важные государственные институты (среди них, как я говорил, Академия наук). Это все были не пустые слова, а реальные дела.

Как же я могу не уважать все, сделанное гетманом?



Беседовал Игорь СЮНДЮКОВ, «День»

Рубрика: Общество, Интервью
Газета: №207-208, (2017)


Источник: day.kyiv.ua



См. также:
- Яцкив, Ярослав Степанович // Википедия
     Яросла́в Степа́нович Яцки́в (р. 25 октября 1940) — советский и украинский астроном, специалист в области космической геодинамики, фундаментальной астрометрии и звездной астрономии. Академик НАН Украины.
     Иностранный член Польской АН (1997).
     Окончил в 1960 Львовский политехнический институт, в 1960—1962 работал в Полтавской гравиметрической обсерватории АН УССР. В 1965 окончил аспирантуру при Главной астрономической обсерватории АН УССР и с 1965 работает в этой обсерватории (с 1976 — директор). Академик АН УССР (1985), заслуженный деятель науки УССР (1988), член Президиума НАН Украины с 1998, президент Украинской астрономической ассоциации. Вице-президент Международного астрономического союза (1982 −1986), президент Комиссии N 19 «Вращение Земли» Международного астрономического союза (1982—1986), руководитель дирекции Международной службы вращения Земли (1992—1995). С 1996 — председатель Государственной комиссии единого времени и эталонных частот Украины. В 2004—2008 — директор-организатор Института энциклопедических исследований НАН Украины.
     Представитель научной школы Орлова — Фёдорова. Развил общие принципы изучения ошибок каталогов звезд и применил их при анализе ошибок и сравнении различных каталогов звезд, руководил составлением сводного каталога фундаментальных слабых звезд ПФКСЗ-2. Проводил исследования свободного и годового движений полюсов и их физической интерпретации, получил точные оценки параметров чандлеровского и свободного близсуточного движения полюсов. Предложил новый подход к построению глобальной геоцентрической системы координат на основе перспективных средств космических и астрономических наблюдений.
     Принимал активное участие в разработке и реализации космических программ ВЕГА, СОПРОГ, ФОБОС, МАРС.