?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Цена пренебрежительного отношения к России
Карандаш
tekstus
20170814-Цена пренебрежительного отношения к России

Цена пренебрежительного отношения к России
ИноСМИ.ru | 14.08.2017 | Дмитрий Саймс (Dimitri K. Simes)
Оригинал публикации: The Costs of Ignoring Russia
The National Interest, США | Опубликовано 13/08/2017


Нынешняя взаимная враждебность может привести к опасной конфронтации

Наладить угрожающе нестабильные отношения между США и Россией будет крайне сложно, однако это необходимо сделать ради национальной безопасности США. Нынешняя взаимная враждебность может привести к опасной конфронтации, способной уничтожить американскую (и русскую) цивилизацию в том виде, в котором мы ее знаем. Кроме того, Россия может сделать гораздо больше, чем она уже делает сегодня, для того, чтобы нанести ущерб американским интересам и ценностям, не идя при этом на чрезмерный риск. Поэтому США необходимо найти способы нормализовать отношения с Россией. Вашингтону следует сделать это, отказавшись от иллюзий и с позиций силы.

Сегодня Америка и Россия — это противники, придерживающиеся разных подходов к ключевым вопросам международной политики, разных систем правления и во многих отношениях разных ценностей. И Америка, и Россия сталкиваются с внутренними препятствиями на пути к налаживанию отношений. И эти препятствия остаются особенно серьезными в США, где Конгресс, ведущие СМИ и большая часть американской общественности считают Россию Владимира Путина опасным врагом, которого можно сравнить с Ираком Саддама Хусейна или даже с гитлеровской Германией. В отличие от Китая, Россия поддерживает весьма ограниченные экономические отношения с США, поэтому лишь немногие американцы усматривают в контактах Россией некую положительную сторону.

Президент Путин обладает гораздо большей свободой в формулировании внешней политики России, в том числе в поисках способов наладить отношения с Вашингтоном. Однако в период экономических трудностей, а также в преддверии президентских выборов 2018 года Путин не захочет, чтобы кто-то решил, будто он проявляет слабость под давлением иностранных государств.

В то же время Вашингтон и Москва вынуждены постоянно просчитывать, как их взаимоотношения влияют на их ближайших партнеров. К примеру, Россия не может не принять во внимание то, как Китай и Иран могут отреагировать, если они решат, что Россия уступила США в вопросе Северной Кореи, Сирии и ряде других вопросов — особенно если гибкость Москвы может негативно сказаться на реализации их интересов.

Тем не менее, неспособность разорвать порочный круг в российско-американских отношениях влечет за собой реальные риски. Самым драматичным, хотя и самым маловероятным вариантом является непосредственная военная конфронтация, которая может привести к неконтролируемой эскалации и, возможно, к глобальной катастрофе. Многие игнорируют эту опасность, утверждая, что ни США, ни Россия не хотят совершать самоубийство и поэтому они проявят сдержанность. Однако стоит напомнить, что точно такая же убежденность — что противник отступит в последний момент — внесла немалый вклад в начало Первой мировой войны. Правда заключается в том, что никто не знает, то может произойти, если американские и российские самолеты начнут стрелять друг в друга или если американские крылатые ракеты ударят по российским базам в Сирии. Россия вполне может отреагировать ассиметрично — вероятно, на востоке Украины — после чего произойдет эскалация боевых действий, которая заставит НАТО прибегнуть к Статье 5. В то время как администрация Обамы, возможно, считала ядерное оружие слишком страшным средством, не имеющим никакой практической пользы, российская военная доктрина предполагает, что Россия может применить тактическое ядерное оружие в том случае, если она подвергается серьезной опасности. К чему это приведет?

Если не брать в расчет ядерный апокалипсис, отказ от дипломатических отношений с Москвой из-за того, что она поддерживает неугодный режим и его дурное поведение, может привести российских чиновников к выводу, что им больше нечего терять и что поэтому они обязаны ослаблять и выступать против, с их точки зрения, враждебно настроенной Америки. Вмешательство в президентские выборы 2016 года может померкнуть в сравнении с серьезными непрекращающимися атаками на инфраструктуру, финансовые системы и другие институты американского общества, которые сейчас крайне уязвимы перед лицом кибератак. Сокрушительный ответный удар США никак не поможет миллионам пострадавших американцев и не успокоит тех, кому удалось избежать вреда в первый раз. Кроме того, существует большая разница между невозможностью помочь США в предотвращении распространения ядерного оружия в Северной Корее и других странах, как это происходит сегодня, и активной помощью Пхеньяну и другим противникам Америки в создании их ядерного потенциала. Если российские власти сочтут, что их загнали в угол, они могут даже рассмотреть возможность заключения соглашения с ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.) и другими субъектами, против которых они выступают сегодня.

Кроме того, Россия может с удвоенной силой заняться укреплением связей с Китаем. В отношениях между Россией и Китаем сохраняется довольно сильная взаимная подозрительность, и во многих смыслах Китай является гораздо более сильной страной. Хотя и Москва, и Пекин заинтересованы в нормальных отношениях с Вашингтоном и вряд ли захотят зайти слишком далеко, спровоцировав серьезный конфликт, они все же боятся Вашингтона, и его действия их раздражают. Они продолжают сближаться в экономическом и военном смыслах и координировать свою внешнюю политику. И Москва, и Пекин обеспокоены тем, что их со всех сторон окружают союзники США и что Америка продолжает наращивать свои системы ПРО, которые угрожают их потенциалам нанесения ответного удара. Как минимум, чем хуже российско-американские отношения, тем больше набирающий мощь Китай может рассчитывать на поддержку России в случае каких-то разногласий с США. Такое подстегивание Китая не может не противоречить национальным интересам США.

Чтобы избежать этих издержек, любое ответственное американское правительство должно стремиться нормализовать отношения с Россией. Цель должна заключаться вовсе не в том, чтобы стать друзьями ли союзниками — это попросту невозможно. Вместо этого Вашингтон должен налаживать диалог, чтобы избежать непреднамеренной военной конфронтации, стараться более эффективно улаживать разногласия и время от времени сотрудничать в тех сферах, где интересы и приоритеты стран пересекаются.

Чтобы придерживаться такого подхода, необходимо четко объяснить Конгрессу и американской общественности, какие именно национальные интересы сейчас стоят на кону. Для этого также необходимо, чтобы президент постоянно уделял этому вопросу пристальное внимание и назначил на соответствующие должности таких людей, которые поддерживают подобный подход и которые способны его придерживаться. Позитивная химия между двумя президентами важна, однако она должна служить не основой, а скорее инструментом американской политики.

Препятствия на пути поиска нового похода к отношениям с Россией настолько многочисленны и внушительны, что многие могут счесть, что президенту Трампу не стоит тратить на это свое время, энергию и довольно ограниченный политический капитал. Однако, если ситуация начнет развиваться по наихудшему сценарию, все может завершиться ядерным конфликтом. Со стороны Америки будет крайне глупо потратить столько сил на борьбу с воображаемым ядерным облаком в Ираке и при этом проигнорировать гораздо более серьезные риски, сопровождающие разлад в ее отношениях с Россией.

Главной задачей любой американской администрации является защита и обеспечение безопасности американского народа. Именно поэтому любая ответственная администрация должна стремиться к более стабильным отношениям с Россией. Именно поэтому каждая новая администрация с момента окончания холодной войны пыталась этого достичь. Неважно, насколько бессмысленными могут показаться эти попытки, США не могут позволить себе отмахнуться от дипломатических отношений с Москвой. Если они не попытаются сделать это, все может обернуться чрезвычайно разрушительной накликанной бедой, способной подорвать основы национальной безопасности США и процесс реализации их внешнеполитических задач по всему миру.

Дмитрий Саймс — президент Центра национальных интересов, издатель журнала The National Interest.

Источник: inosmi.ru



См. также:

- 13.08.2017 Dimitri K. Simes. The Costs of Ignoring Russia // nationalinterest.org
     Note: this article is part of a symposium on U.S.-Russia relations included in the September/October 2017 issue of the National Interest.
     Improving the dangerously unstable U.S.-Russia relationship will be very difficult, but it is important for U.S. national security. Current mutual hostility threatens an explosive confrontation that could destroy American (and Russian) civilization as we know it. Short of that, Russia can do much more than it is today to damage U.S. interests and values without taking extreme risks. Accordingly, the United States should explore normalizing its interaction with Russia. Washington should do so without illusions, and from a position of strength.
     Today, America and Russia are adversaries with different approaches to key international issues, different systems of government and, in many respects, different values. Each confronts domestic obstacles to efforts to establish better relations. These obstacles are particularly challenging in the United States, where Congress, the mainstream media and much of the American public view Vladimir Putin’s Russia as a vicious enemy akin to Saddam Hussein’s Iraq, if not Hitler’s Germany. Unlike China, Russia has only limited economic interaction with America—and therefore few Americans see a practical positive side to contacts with Russia.
     President Putin has much greater latitude in shaping his country’s foreign policy, including exploring a new beginning with Washington. Yet in a period of economic difficulty before Russia’s 2018 presidential election, Putin is loath to appear weak under foreign pressure.
     At the same time, Washington and Moscow continually calculate how their relationship affects their close partners. Thus, for example, Russia cannot disregard how China and Iran might react if they perceive Russia as accommodating the United States on North Korea, Syria or other issues—especially if Moscow’s flexibility compromises their interests.
     Yet failing to arrest the downward spiral in U.S.-Russia relations poses real dangers. The most dramatic, if least likely, is a direct military confrontation leading to uncontrollable escalation and potentially a global catastrophe. Many dismiss this risk, arguing that neither the United States nor Russia wants to commit suicide and would show restraint; however, the same assumption that the other side would pull back at the last moment contributed to World War I. The truth is that no one knows what might happen if U.S. and Russian warplanes started shooting at each another or if American cruise missiles hit Russian bases in Syria. Russia could retaliate asymmetrically, perhaps in eastern Ukraine, and fighting could escalate and spread in ways that trigger NATO’s Article Five guarantees. While the Obama administration may have considered nuclear weapons so terrible as to have little practical utility, Russian military doctrine explicitly describes tactical nuclear weapons as a viable option if Russia is under serious attack. Where would that lead?
     Setting aside nuclear apocalypse, forswearing diplomacy with Moscow because it legitimizes an unsavory government and rewards bad behavior could prompt Russian officials to conclude that they have little left to lose and must weaken and confront what they would view as an unremittingly hostile America. Interfering in the 2016 election could pale by comparison to serious and sustained attacks on infrastructure, financial systems and other foundations of American society, all of which are highly vulnerable to cyberattack. Devastating U.S. retaliation would do little to help millions of affected Americans or to reassure those who escaped harm the first time. There is, likewise, a difference between failing to help the United States prevent proliferation in North Korea or elsewhere, as is the case today, and working actively to assist Pyongyang and other American foes to develop these capabilities. Moscow could arm and support Hezbollah, Hamas and the Taliban too. If Russian leaders feel pushed into a corner, they could even consider a deal with ISIS or others whom they oppose today.
     Finally, Russia could double down on its emerging alignment with China. Russia and China maintain strong mutual suspicions, and China is a much stronger country by most measures. Although both are interested in normal relations with the United States, and would be reluctant to go too far in ways that could lead to a serious conflict, they are fearful of and, indeed, irritated with Washington. They are drawing closer economically and militarily, and are increasingly coordinating their foreign policies. Moscow and Beijing are concerned over American-led encirclement and, specifically, expanding U.S. antimissile systems that threaten their retaliatory capabilities. At a minimum, the worse the U.S.-Russia relationship, the more a rising China can count on Russian support in any disagreement with the United States. Emboldening China in this fashion cannot be in the U.S. national interest.
     To avoid these costs, any responsible U.S. government should want to normalize the relationship with Moscow. The objective should not be to become allies or friends, neither of which is possible or advisable. Instead, Washington should seek a narrow dialogue to avoid an unintended military confrontation, manage differences more effectively and, at times, work together where interests and priorities overlap.
     Pursuing such an approach requires a clear explanation of the U.S. national interests at stake that Congress and the public can understand. It will also require sustained and disciplined attention from the president and a concerted effort to appoint and retain officials both committed to this approach and capable of executing it. Good chemistry between the two presidents is important, but it should be a tool, rather than a basis, of American policy.
     The obstacles to seeking a new approach to Russia are so numerous and momentous that many may feel that even trying is not a good use of President Trump’s time, energy and limited political capital. Yet if it goes badly wrong, the U.S.-Russia relationship could end in nuclear conflict. It would be a travesty for America to do so much to avoid an imaginary mushroom cloud in Iraq and then to ignore far greater looming dangers in a collapsing relationship with Russia.
     The first and most important task for any U.S. administration is to protect the survival and security of the American people. That is why no responsible administration could refuse to pursue a more stable relationship with Russia. It is why every new administration since the end of the Cold War has tried to do just that. No matter how futile these efforts may seem, the United States cannot afford to dismiss diplomacy with Moscow out of hand. Failing to try risks fueling a highly destructive self-fulfilling prophecy that could undermine U.S. national security, as well as America’s foreign-policy objectives around the globe.
     Dimitri K. Simes, publisher and CEO of the National Interest, is president of the Center for the National Interest.
     Image: Russian servicemen, dressed in historical uniform, take part in a military parade rehearsal in Red Square, with St. Basil's Cathedral seen in the background, in Moscow November 5, 2012. Reuters/Sergei Karpukhin

 
20160813-The Costs of Ignoring Russia