Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Российская и польская история XX века: как выйти на путь примирения?
Карандаш
tekstus
01.06.2017 Российская и польская история XX века- как выйти на путь примирения
 
Проблемы российско-польских отношений обсудили на заседании дискуссионного клуба "Гучков дом"
Российское военно-историческое общество | 01.06.2017
 
Сегодня в Музее военной формы одежды РВИО, состоялось очередное заседание дискуссионного клуба «Гучков Дом», которое было посвящено теме «Российская и польская история XX века: как выйти на путь примирения?». Мероприятие проводилось при поддержке ГИВЦ Министерства культуры РФ, издательской группы «Дрофа – Вентана» и информационного агентства «Национальная служба новостей». Модератором дискуссии выступил писатель, историк и публицист – Армен Гаспарян.

Актуальность темы обсуждения была обусловлена потребностью в переосмыслении разногласий между Россией и Польшей в части, касающейся истории XX века, в том числе таких «острых аспектов», как советско-польская война 1919-1921 годов, периода начала Второй мировой войны и проблем послевоенного устройства.
pic1
В дискуссии приняли участие д.полит.н., МГУ им. М.В. Ломоносова Сергей Черняховский, д.ист.н., главный научный сотрудник Института славяноведения РАН Альбина Носкова, д.ист.н., профессор Александр Зданович, д.ист.н., заведующий Кафедрой истории южных и западных славян МГУ им. М.В. Ломоносова Геннадий Матвеев, к.ист.н., доцент МГУ им. М.В. Ломоносова Юрий Борисенок, историк, политолог, филолог, педагог, журналист. Главный редактор журнала «Историк» Владимир Рудаков, директор Фонда «Российско-польский центр диалога и согласия» Юрий Бондаренко.

- Не секрет, что сегодня польская историческая политика полностью ориентирована против российской трактовки исторических событий. Польские историки акцентируют внимание на тех исторических аспектах, которые выгодны им. Катынь, Варшавское восстание и другие исторические проблемы - раньше они даже не обсуждались, но сегодня ставятся России в вину. Сегодня хотелось бы обсудить не только эти темы, но и вопросы, которые важны для отечественной науки: польских военнопленных в польском плену и проблемы послевоенного устройства страны, а также определить точки соприкосновения для объективного изучения истории, – сказал в своем вступительном слове Научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков, обозначив основную повестку дискуссии.

В ходе блиц-опроса участников о возможности достижения исторического консенсуса в понимании истории российско-польских отношений, голоса участников разделились следующим образом: 4 – «да», 1 – «нет».

По мнению доктора политических наук, профессора МГУ им. М.В. Ломоносова Сергея Черняховского премирение возможно, потому что между российской и польской историей вражды нет.

- Есть вражда между антинациональной элитой Польши, которая время от времени приходит к власти в стране, и нормальными отношениями между польским и русским народ, с другой стороны. Чтобы решить этот вопрос, необходимо освободить польский народ от угнетения со стороны непольской, по сути своей, элиты, - отметил Сергей Черняховский, отметив также что на четверть имеет польские корни.

В начале встречи участники дискуссии обратили внимание на то, что широкое и объективное изучение данной проблемы с каждым годом становится все сложнее ввиду наростающего языкового барьера. Это обстоятельство в дальнейшем может только увеличивать дистанцию между историками двух стран, оставляя эту тему на откуп узкому кругу специалистов историков.

Говоря о непримиримости позиций в вопросах изложения отношений между Россией и Польшей, Юрий Борисенок отметил, что сегодня для широкой аудитории ключевым источником получения информации по этой теме стал интернет, и именно плюрализм изложенных в нем точек зрения, со временем, может поспособствовать формированию объективной позиции. Однако, сегодня в условиях "информационной войны" между нашими государствами сделать это будет сложно.

- Отечественные историки пытаются разобраться в проблеме и объективно оценить все причины и последствия противоречий между Россией и Польшей. Польские же историки придерживаются только выгодной для них точки зрения и эта позиция практически не меняется на протяжении многих лет, - сказал профессор Александр Зданович.

Участники дискуссии также отметили тот факт, что простых трактовок исторических событий для изучения данного вопроса широким кругом читателей не предвидится, так как вместить их все в один учебник невозможно, а в едином массиве их просто не станут читать студенты.

- Сегодня история российско-польских отношений превращена в инструмент политической борьбы в руках амбициозных польских политиков. Они монолитны в своем отношении России. Изменить эту позицию будет сложно силами одних историков, так как тут нужны психологи, социологи и, возможно, психиатры. Но точно не средства массовой информации, - отметил директор Фонда «Российско-польский центр диалога и согласия» Юрий Бондаренко.

В свою очередь, главный научный сотрудник Института славяноведения РАН Альбина Носкова отметила, что "в советские годы польские историки были историками, а мы в советские годы были пропагандистами". Это было связано с тем, что они в те годы получали все материалы архивов, а многие отечественные источники были засекречены. Сегодня, по ее словам, ситуация поменялась в обратную сторону.

- Нам не нужно соединять свои точки зрения. Мы работаем над историей другого государства и другого народа. Кроме того, у нас слишком легко пытаются излагать исторические и политические проблемы по данной теме. Специалистов не так много, - добавила Альбина Носкова.

Несмотря на широкий спектр мнений участников обсуждения, мероприятие прошло в жанре широкой дискуссии. По итогам заседания, участники дискуссионного клуба сошлись во мнении, что профессиональные историки не должны руководствоваться эмоциями при рассмотрении исторических вопросов.

- Сегодня были достаточно жаркие споры. Но мы можем и должны сближать позиции по данной теме российских и польских историков. Нужно расширять примеры положительного взаимодействия на конкретных исторических примерах, и у нас сегодня есть для этого больше возможностей, чем в прошлые годы, - сказал в завершение дискуссии Научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков, добавив, что Российское военно-историческое общество в ближайшее время планирует открыть новый музей в Катыни, который будет содержать максимально достоверные материалы из российских и польских источников.

Записи онлайн-трансляции заседания дискуссионного клуба «Гучков дом» вы можете посмотреть на нашем официальном youtube-канале портала «История.рф» и на портале издательства «Дрофа-Вентана» (см. ссылку).

Источник: rvio.histrf.ru screen



Российская и польская история XX века: как выйти на путь примирения?
Российское военно-историческое общество | 01.06.2017
 
Фрагменты дискуссии

pic2


Юрий Бондаренко: История в Польше превращена в инструмент политической борьбы против России, т.е. русофобия стала мейнстримом, основным направлением всей польской политики. Роль истории сведена к роли служанки, обслуживающей политические амбиции правящих элит. При этом вся правящая элита, весь политический класс, он монолитен относительно России, т.е. там различия минимальные... Польская пресса превратилась вслед за исторической наукой, т.е. когда советская пропаганда писала, что вот, служанка империализма, такие вот эпитеты, то других сложно подобрать. Просвет слабо виден, когда кажется, что достигнуто дно, всё время снизу стучат, стучат, стучат и конца этому не видно…

pic3


Александр Зданович: Знаете, я бы добавил. Показателем этого является что? Ну, и у на в стране это иногда, к сожалению, присутствует. Мы очень любим юбилеи разные. Вот подходит какая-то дата, мы мобилизуемся, ученых мобилизуют, конференции проводят и т.д., то есть нет планомерного процесса. А они используют со своей стороны тоже, и с их стороны, я считаю, они правильно действуют. Тридцать седьмой год сейчас годовщина какая-то, сейчас начнется, девятнадцатый год подойдет, начнется это. Подойдет сорок пятый год и августовские все эти события, они начнут по этому… То есть набор дат этих ключевых и болезненных точек мы можем здесь назвать и не ошибемся, и все будем одинаковы в этом. И вот они эти точки как раз и используют, а планомерного изучения абсолютно нет…

Александр Зданович: Вот я сейчас смотрю проблематику в связи со столетием так называемой Великой русской революции, многие конференции смотрю и нигде не нахожу этот вопрос о том, как решался польский вопрос, в том числе в период революции… К сожалению, я не нахожу такой проблематики, а надо бы ее поднять, потому что это не простой вопрос. Вот я, работая над книгой, ознакомился с уголовными делами на ксёндзов братьев Лютославских. Посмотрел, они же в том числе и вбросили не только в советско-польские тогда отношения, они вбросили вообще вещи, которые сейчас гуляют до сих пор, например, что большевики агенты немецкого Генерального штаба. А они приложили к этому прямую руку. У него даже нашли, у одного из братьев Лютославских, привезенные из Питера в Москву найденные во время обыска документы, исполненные... И они являлись распространителями здесь всего этого.

pic4


Сергей Черняховский: В отношении достижения согласия между историками. Есть такая фраза: “сказал мне как-то седовласый горец, чья армия сильней - тот миротворец”. Пока в Польше будет эта элита, никакого согласия между российскими и польскими историками не будет. У Казакевича в одной из книг, посвященной весне 1945 года, есть такой эпизод. Советский офицер, став комендантом города, говорит с жителями, немцами, и один солидный человек, респектабельный ему рассказывает, что Гитлер преступник, что Гитлер втянул Германию в бесчеловечную войну , привел к национальной катастрофе, что нацизм – это ужасно, что Россия, Советский Союз освободили Германию от нацизма. И удивленный наш майор спрашивает: “А вы давно пришли к этому выводу?” Он говорит: “9 мая 45-го года”. Будет зачищена элита, польские историки будут вести себя иначе…

Сергей Черняховский: Сразу оговариваюсь, что на четверть я поляк. На что хотел бы обратить внимание. Всем достаточно хорошо известно, что и брат Ленина, и брат Пилсудского участвовали в попытке казни Александра III. Но при этом всем известно, что никто не задумывается о том, что брат Ленина был казнен, а брат Пилсудского лишь сослан...

pic5


Сергей Черняховский: Я считаю необходимым принять как реальность и признать следующий факт. Польша между 1920 годом, несмотря на Рижский договор, и 1939 годом, та Польша, пока она существовала, постоянно вела войну против Советского Союза, необъявленную войну, постоянную, приграничную. И с этой точки зрения у Советского Союза не было никаких оснований в 1939 году относиться к ней лучше, чем к Германии. С Германией отношения были лучше, Германия с нами войн не вела в этот период.

Следующий момент. Польский режим этого периода был таким же фашистским режимом, как гитлеровский режим. По сути, ничем не отличался, кроме как большим провинциализмом и меньшей социальной защитой трудящихся…

Следующий момент. Так называемая Армия Крайова, присягнувшая на верность польскому правительству в изгнании, так называемому правительству, она была очень разнородной, но значительная часть ее, впрямую следовавшую курсу этого правительства, там были и социалисты, разные люди были, но основная ее часть была организацией польских нацистов, такой же как бандеровцы. И в этом отношении всё то, что было потом, и относиться к ним можно было только как к нацистам иной национальной окраски…

Польша настоящей национальной независимостью в XX веке только в период с 1945 по 1992 год. Она не была независима национально, как между первой и второй мировыми войнами и была вассальной по отношению к тем или иным хозяевам, так она является несуверенной с 1992 года и по настоящий момент. Нынешнее правительство провозглашает себя преемником того режима Пилсудского, хотя они тоже неоднозначно к нему относятся, а значит это по сути своей, не по всем инструментам, но по сути своей неонацистский режим, к которому и надо относиться примерно так, как и к режиму на Украине…

Последний момент. Мы должны четко и ясно сказать, что всё катынское дело сфальсифицировано, а не бегать и кричать, что мы что-то признаём, потому что пятьдесят свидетельств с фальсификацией в этих документах, вывешенных Главархивом, до самых очевидных, а мы всё еще пытаемся делать вид, что мы тут с каким-то мифическим сталинизмом боремся.

pic6


Юрий Бондаренко: Есть два подхода: cказать, что молчание есть знак согласия, и что молчание ─ знак протеста. В данном случае все мы вынуждены были молчать – это был, я так полагаю, знак протеста. Формулировки “неонацистский режим” в Польше - это очень сильно. Просто по определению не могу с этим согласиться, это коллега сильно увлекся.

По поводу того, что Катынь - это сфальсифицировано или не сфальсифицировано, это значит опять начинать эту историю, раскручивать по новой. Ну, что, это значит сказать, что российская государственная власть на протяжении 25 лет жестоко и подло обманывала народ…

Александр Зданович: Не только в этом…

Юрий Бондаренко: Вот, не только в этом, запятую ставлю, что значит, в том числе Владимир Владимирович Путин, и т.д. и т.д. Ну, не знаю, я с эти абсолютно не согласен. Не знаю. Как коллеги, но, по-моему, все точки над i в катынском деле, в катынском мемориале давным-давно все проставлены.

pic7


Александр Зданович: …Я честно вам скажу, сколько я знаю материалов, нельзя говорить, что катынских событий не было. Я не хочу к ним сейчас возвращаться. Более того, я довел вот книгу свою до 1939 года и всё, второй том хочу делать и долго раздумываю, делать ли мне? Потому что там как раз это вопрос опять встанет. Я считаю, наша позиция представлена достойно. Другой вопрос, коллеги, может быть, меня поправят, как же так: тогда президент Медведев передает сто с лишним томов полякам по этому, а вот, тут историки сидят, нам-то передали сто с лишним томов или нет? Или только полякам передали? Вот вопрос у меня к нашей власти возникает. Как же так, наши документы нашей прокуратуры, которые рассекретили, мы польской стороне отдаем от доброй воли якобы, а наши историки сидят и ждут, когда нам оттуда может быть переведут?

Сергей Черняховский: А может быть вам не дают именно потому, что боятся, что вы покажете, что это фальсификат, и поэтому сознательно не дают…

Александр Зданович: …Я их не видел, потому не могу сказать, но я очень сомневаюсь, такой объем всех действий можно было сфальсифицировать, очень сомневаюсь. Другой вопрос, я, например, уверен в этом, что немцы там тоже постарались, они там тоже настреляли людей, чтобы потом выдать за нас. Это же понятно, это тоже психологическая операция была. 1943 год, надо было, чтобы мы с поляками еще раз столкнулись. Столкнулись, практически разорвали дипломатические отношения после этих вещей…

pic8


Альбина Носкова: Я вот пришла сюда прямо из Государственного архива и несколько часов смотрела материалы бывшего спецхрановского ТАСС. Огромные материалы, они позволяют составить очень отчетливое впечатление: где линия Советского Союза, где линия поляков, где линия союзников, и в сопоставлении выделить это всё.

pic9


Александр Зданович: Мне совершенно недавно, несколько лет назад, передали из Лондона вот такой толстенный том, который выпустили совместно английские и польские историки. Называется “Сотрудничество английской и польской разведки” в период Второй мировой войны. Знаете, что англичане написали (Алина Федоровна здесь упомянула по архивам): “Извиняйте, товарищи поляки, всё, что касалось нашего сотрудничества, мы сожгли давно, ни одного документа нет”. Вот вам, пожалуйста, подход к истории.

pic10


pic11


Олег Назаров (обозреватель журнала “Историк”, д.и.н.): Юрий Константинович, вы счастливый человек, я честно вам скажу, я объясню почему. Вы сказали, что вам известны все ответы по катынскому вопросу, по катынскому делу, когда выступали. Вот у меня этих вопросов с десятка два или три, наверно, хотя я не первый день этим интересуюсь. Все эти вопросы нет возможности задавать, я задам один, причем, не тот, который меня больше всего интересует, про ту же самую девятую могилу в Катыни. А задам вопрос, который задают все без исключения, касаясь этой темы. Как так оно получилось, что польские офицеры были расстреляны выстрелом в затылок из немецкого оружия немецкими патронами, причем, это произошло, судя по польской версии, весной сорокового года. То есть этим способом наши поляков расстреляли якобы еще до того, как немцы сами начали так расстреливать.

pic12


Юрий Бондаренко: Пожалуйста, отвечаю на вопрос. Тех, кто расстреливал безоружных людей ─ военное преступление, нашими не считаю. Они для меня не наши. Понимаете? Они для меня не наши… Во-первых, я ничего не обязан. Я могу отвечать, могу не отвечать. Я считаю, что их убила советская власть, НКВД. Вы можете считать как угодно. Всё остальное от лукавого. Поскольку миллион сто тысяч раз изданы документы, напечатаны, архивы и т.д. и т.д. Вам всё равно этого будет мало. А почему? По простой причине. Потому что вам правда, истина вам не нужна. Вам нужна дубина будто Сталина или кого-то другого, которой вы могли бы гвоздить политических противников. Больше вам ничего не нужно. А мне нужна свободная Россия. Всё.

pic13


Александр Зданович: А я бы задал вопрос, а вот в тех ста с лишних томов, о которых я говорил, они у вас есть эти сто десять томов, которые отдали полякам? Они у вас есть в вашем распоряжении, если вы уж катынской проблематикой занимаетесь?

Юрий Бондаренко: Нет.

Александр Зданович: Ну, тогда вы так и говорите. Потому что вы так считаете, ваш взгляд такой, а у меня есть тоже масса сомнений. Я их здесь просто не высказываю, мы только на этом можем зациклиться…

Юрий Бондаренко: Я верю нашему президенту, который об этом сказал. Точка.

Сергей Черняховский: Путин об этом не говорил…

pic14


pic15


Геннадий Матвеев: Вы имеете в виду спор о Катыни? Вы знаете, ну, можно обо всем спорить. Я в таких случаях отвечаю следующее. Я профессионал, я этим вопросом никогда не занимался профессионально. У меня есть свои мнения, у меня есть сомнения, но они мои собственные. Я не могу их доказать или опровергнуть, потому что я не знаю материалов. Поэтому я всегда в таких случаях говорю: если это вас интересует, то читайте изданные документы по той же Катыни. На русский язык переводили документы. Вот что там есть, знаю и я. Я других документов не видел. Да, я знаю все сомнения, которые по этому поводу высказываются, и студентам об этом я своим студентам говорю, что вот есть такая точка зрения, а вот можете взять, стоит у меня эта книга Шведа, посмотреть, там будет другая точка зрения. И вот две точки зрения на одну и ту же проблему. Больше ничего я как профессионал вам не могу сказать…

pic16


Альбина Носкова: …Что касается Катыни, писала это раздел Валентина Сергеевна Парсаданова, это старейший наш полонист, очень грамотный очень знающий, работавший всегда на архивных материалах. Она излагала официально принятую точку зрения. Под строкой мы сделали большой комментарий, в котором изложили позицию тех людей, которые не только сомневаются, но еще ведут некоторую работу, проводят экспертизы, они пытаются опровергнуть эту официальную точку зрения. Мы сделали это потому, что в науке должна быть и та точка зрения, и другая точка зрения...

Александр Зданович: Я бы упомянул еще один сборник. Подполье в Западной Украине и Западной Белоруссии польское. Вот такие два тома издали…

pic17


Михаил Мягков: …И такая идея возникла, она сейчас реализуется. Это установление непосредственно в новом музее и музейном комплексе, которое будет на месте мемориального комплекса Катынь, новой экспозиции, посвященной российско-польским отношениям в XX веке со своими достижениями, со своими противоречиями. Да, понятно, это Катынь. Но, чтобы понять, что произошло там, мы не можем говорить только о каких-то деталях, мы должны в общем комплексе российско-польских отношений посмотреть, что случилось тогда, и что происходило после этого, как интерпретировалось это событие после. И поняв вот эти моменты российско-польских отношений, мы, наверное, сможем лучше отвечать на вопрос, а что это было, почему это происходило, как мы должны сегодня к этому относиться…

pic18


Источник: www.youtube.com: Федеральный портал ИСТОРИЯ.РФ.



Бондаренко: Катынь - трагическое место польского и русского народов Бондаренко: Музей коммунистических репрессий в мемориале Катынь




См. также:
Катынь
- Российская и польская история XX века: как выйти на путь примирения? // histrf.ru. screen
     Состоялось очередное заседание дискуссионного клуба «Гучков Дом» по теме «Российская и польская история XX века: как выйти на путь примирения?». Участники обсудили историю взаимоотношений между Россией и Польшей, в том числе такие «острые аспекты», как советско-польская война 1919-1921 годов, начало Второй мировой войны и проблемы послевоенного устройства.
Партнерами проекта выступают ГИВЦ Министерства культуры РФ и информационное агентство «Национальная служба новостей».
Ведущий - Армен Гаспарян (журналист, историк, публицист)


- 15.06.2017 Российская и польская история XX века: как выйти на путь примирения? // www.youtube.com: Федеральный портал ИСТОРИЯ.РФ. screen
 


Катынь
- 08.06.2017 Владислав Швед: Катынь напоминает о себе // www.stoletie.ru
     В начале июня с.г. на сайте Российского военно-исторического общества появилась информация о состоявшемся заседании дискуссионного клуба «Гучков Дом», посвященного теме «Российская и польская история XX века: как выйти на путь примирения?». В дискуссии приняли участие известные российские историки и общественно-политические деятели. Разговор был непростым, так как в нем была затронута тема спорной Катынской трагедии.

- 14.12.2015 12:27 Катынь. Фальшивая "записка Шелепина". Сканы // arctus

- 06.07.2017 21:00 Пора РФ объявить о начале следствия по Катынскому расстрелу // arctus

- 10.07.2017 21:00 Катынь. Факты Гровера Ферра против версии Йозефа Гёббельса // arctus

- 11.08.2017 21:00 Министру культуры рассказали, кто расстрелял поляков в Катыни // www.rabochy-put.ru



Польское подполье на территории Западной Украины и Западной Белоруссии, 1939-1941 гг.
- Польское подполье на территории Западной Украины и Западной Белоруссии, 1939-1941 гг. В 2-х т. Варшава, Москва. 2001. 1436 с. // observer.materik.ru
     РЕЦЕНЗИЯ. А.Олейник, кандидат юридических наук
     Под таким названием недавно вышла книга, подготовленная сотрудниками Федеральной службы безопасности Российской Федерации, а также и Министерства внутренних дел и администрации Республики Польша. В двухтомнике собраны уникальные материалы и документы, которые до недавнего времени относились к разряду совершенно секретных. В них повествуется о сложных аспектах польско-советских отношений. <...>
     Такого рода деятельность против советских властей вызвала энергичное противодействие органов НКВД-НКГБ. Используя оперативные средства, органы НКВД проникли в еще слабые конспиративные структуры. Весной 1940 г. польское подполье в западных областях БССР и УССР практически прекратило свою деятельность.
     Согласно данным НКГБ СССР, с сентября 1939 г. по начало второго квартала 1941 г. на территориях западных областей Украины и Белоруссии, а также в Литве были ликвидированы 568 конспиративных организаций и групп, арестовано 6758 членов польского подполья. Пользуясь захваченными польскими архивами, органы НКВД-НКГБ объявили во всесоюзный розыск 3168 кадровых работников польских спецслужб и их агентов, из которых 2101 - были арестованы.
     Накануне немецкого нападения на СССР деятельность польского военного подполья в западных областях Белоруссии, Украины и в Литве была фактически парализована.


Катынский синдром в советско-польских и российско-польских отношениях
- Катынский синдром в советско-польских и российско-польских отношениях [Текст] / Яжборовская И. С., Яблоков А. Ю., Парсаданова В. С.; — РОССПЭН — М. : РОССПЭН, 2001. — 495 с. : 24 л ; — 1500 экз. — ISBN 5-8243-0197-2.
     В книге анализируются исторические реалии, приведшие к катынскому злодеянию, — ликвидация Польского государства и его армии как одно из следствий подписания советско-германских договоров 1939 г. В центре исследования — многотрудная история Катынского дела, борьбы против замалчивания и фальсификации обстоятельств, причин и мотивов преступления, усилий по установлению лживости заключения комиссии Бурденко и всей советской «официальной версии», представленной в Нюрнберге. Обстоятельно показаны значение и роль Катыни как в советско-польских, так и в российско-польских отношениях — в течение Второй мировой войны и послевоенный период, в годы «оттепели» и «застоя», в период «перестройки» и коренных трансформаций рубежа нового века. Особо выделяются и рассматриваются 1990-е гг., когда была прорвана завеса тайны и сделан важный шаг в направлении примирения россиян и поляков, развития добрососедства и партнерства.

Белые пятна – черные пятна: Сложные вопросы в российско-польских отношениях
- Белые пятна – черные пятна: Сложные вопросы в российско-польских отношениях / Под общ. ред. акад. А. В. Торкунова, проф. А. Д. Ротфельда. М.: Аспект Пресс, 2010. 823 с.
     Книга представляет собой совместный труд российских и польских историков, подводящий итоги работы российско-польской Группы по сложным вопросам. Раз­делы книги позволяют сопоставить взгляды российских и польских исследователей по наиболее важным проблемам двусторонних отношений, начиная с 1917 г. до сегодняшних дней. В числе этих проблем – советско-польская война 1920–1921 гг., отношения Советского Союза и Польши в период между двумя мировыми войнами, генезис и причины Второй мировой войны, польско-советские противоречия и сотрудничество в период вооруженной борьбы с германским фашизмом, характер отношений СССР и ПНР в рамках социалистического содружества и противостояния двух мировых систем. Особое место занимают вопросы, связанные с катынской трагедией.
Для специалистов-международников и широкого круга читателей, интересую­щихся российско-польскими отношениями.
     Книга издана под грифом Российско-польской группы по сложным вопросам


Польша в XX веке. Очерки политической истории
- Польша в XX веке. Очерки политической истории. М.: Индрик, 2012. – 952 с. Редакционная коллегия: Г. Ф. Матвеев, А. Ф. Носкова (отв. ред.), Л. С. Лыкошина. PDF
     Фундаментальная монография на актуальную научную тему написана историками ряда институтов РАН, МГУ им. М. В. Ломоносова и Пермского государственного университета на базе современной отечественной и зарубежной литературы и документов, в том числе новых, из архивов России и Польши. В книге исследуется политическое развитие страны с конца XIX и до начала XXI в. Показаны процесс рождения польских политических движений и партий в борьбе за независимое государство, оформление и эволюция партийно-политической системы от парламентской демократии к режиму «санации» в межвоенное время; представлены политически многоликое движение Сопротивления 1939–1945 гг., противостояние сил в определении границ и облика послевоенной Польши. Значительное внимание уделено роли СССР в решении польского вопроса, включению Польши в сферу его интересов; участию в подавлении подполья, содействию властной гегемонии коммунистов и созданию системы народной демократии. Рассмотрены монополизация власти коммунистами и особенности режима советского типа, попытки его демократизации, причины и итоги кризиса 1956 г., переход ПОРП к авторитарным методам управления, специфика курса партии в 60–70-е гг.; показаны рождение движения «Солидарность», его внутренняя эволюция, особенности продвижение Польши от государственного социализма к демократии западного образца в конце XX в.


?

Log in

No account? Create an account