?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Юрий Чайка: каждому воздастся!
Карандаш
tekstus
Юрий Чайка- каждому воздастся!

Юрий Чайка: каждому воздастся!
ТАСС | 31 января 2017
 
Генеральный прокурор России — в спецпроекте ТАСС "Первые лица"

─ Хочу сделать чистосердечное признание, гражданин начальник. Я сам пришел. Без повестки. Добровольно.

─ Честно говоря, отвык от подобного обращения. Давненько меня не называли гражданином начальником. Очень давно! Наверное, в последний раз, когда был прокурором Иркутской области. Или даже раньше, во время расследования знаменитого тулунского дела. Случился бунт на режиме спецтюрьмы №2, и я каждый день ездил на допросы, где ко мне обращались именно так: гражданин начальник.

─ А что за дело?

─ История громко тогда прогремела. В 1978 году осужденные Тулунского централа, так называемой крытки, в которой в свое время сидел Япончик и многие другие воры в законе, взбунтовались против условий содержания и коррумпированности местной администрации. В заложники взяли заместителя начальника тюрьмы по режиму майора Ведерникова. Видите, до сих пор фамилию помню. В ходе последующих событий погибли пять человек. Наша бригада полгода расследовала дело. Я работал заместителем Тулунского межрайонного прокурора. Со мной в группе были два старших следователя из областной прокуратуры. Пришлось разбираться во всех обстоятельствах ─ и в злоупотреблениях тюремного начальства, и в том, кто непосредственно имел отношение к убийствам. На трупах было более сотни колото-резаных и рубленых ран. Тела тащили по коридору, каждый желающий вносил лепту: бил, резал пиками и заточенными пластинами, ломал кости… Так жестко наказывали тех, кто был против возрождения воровских законов.

Сложное выдалось дело. По ходатайству адвокатов обвиняемых меня потом два с половиной часа допрашивали в областном суде.

─ На тему?

─ Все искренне удивлялись, что мы сумели доказать причинно-следственную связь между ранениями и наступившей смертью, добились у обвиняемых признательных показаний. В Тулуне ведь сидели матерые преступники, "расколоть" их было трудно. Когда подсудимые поняли, что проигрывают нам в одну калитку, то начали по подсказке адвокатов пороть всякую чушь. Якобы мы предлагали им наркотики в обмен на признание. На нас даже написали донос в комитет партийного контроля в Москву. Требовали принять меры по линии КПСС. Полный бред! Тем не менее всю нашу следственную группу допрашивали в суде. Но девятерых подсудимых это не спасло, они получили длительные сроки лишения свободы…

─ А в качестве обвинителя вам часто приходилось выступать в судах, Юрий Яковлевич?

─ Конечно. На этапе работы в межрайонной прокуратуре. Я ведь и следователем был. И вроде неплохо справлялся. Уже в 70-е годы мне удавалось добиваться закрытия уголовных дел по необходимой обороне. Беспрецедентный случай для того времени! Дела даже изучались в Генеральной прокуратуре СССР. Острые дискуссии по этой теме продолжаются до сих пор, а я почти полвека назад успешно применял все на практике в нашей тмутаракани, Усть-Удинском районе.

Братское водохранилище, дремучие места, глухая тайга, триста километров до Иркутска. Народ там жил непростой ─ "химики", заготовители леса, вздымщики, зато они умели держать слово, никогда не нарушали договоренностей.

─ И когда же вы в последний раз брали в руки шашку?
Юрий Чайка
─ Сравнительно недавно. Мне подарили подлинную шашку Первого Полтавского полка, в котором в 1912 году начинал служить мой дед, кубанский казак. Полк стоял тогда в Персии, куда прибыл с Северного Кавказа по приказу Николая II, откликнувшегося на просьбу шаха о помощи…

─ Вы восприняли вопрос буквально, а я под шашкой подразумевал личное участие в судах. Давно ли пробовали себя в этом качестве?

─ Вот как перестали называть гражданином начальником, так и не выступаю в качестве обвинителя.

─ Почему? Иные ваши предшественники не отказывали себе в удовольствии. Взять хотя бы Андрея Вышинского.

Были совершенно другие времена. Нельзя даже сравнивать. Многие процессы носили скоротечный характер, приговор выносился в считаные часы, признание вины провозглашалось царицей доказательств, а мы помним, как порой добивались этих раскаяний, чего они в действительности стоили…

Сегодня нет острой необходимости, чтобы генпрокурор лично участвовал в судебных заседаниях. Дела зачастую многоэпизодные, длятся месяцами, если садиться в процесс, придется надолго выпасть из повседневной работы, переложить текущие вопросы на плечи заместителей. Не думаю, что это правильно.

С профессиональной точки зрения я не располагаю возможностями, чтобы полноценно подготовиться к суду в качестве обвинителя. Я ведь не свадебный генерал, не могу выходить на трибуну и зачитывать по бумажке то, что написали подчиненные, которые реально в теме. Чтобы так делать, себя надо не уважать.

Я должен вникнуть в детали, сам во всем разобраться, тогда имею право высказывать мнение.

Буквально сегодня мне докладывали очередное дело, которым занимаются два моих зама. Я люблю следствие, в 70-е, повторяю, начинал следователем, возглавлял следственный отдел Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры, был начальником следственного управления прокуратуры области, знаю эту работу не понаслышке, а изнутри, из самых ее глубин, но, еще раз скажу, нынешняя должность не позволяет концентрироваться на чем-то одном. Это было бы расточительно и стратегически ошибочно с моей стороны, я же привык распоряжаться рабочим временем с максимальной пользой.

─ А что вы думаете о досудебных соглашениях о сотрудничестве со следствием?

─ Почему спрашиваете об этом?

─ Принято считать, что рассмотрение дел в особом порядке ускоряет процесс, экономит время.

─ Все так, тем не менее лично я ─ категорический противник таких соглашений. Это создает неравные условия. Пошедший на сделку с правосудием может умышленно оговорить других обвиняемых, отделаться относительно мягким приговором, а остальных потом осудят по полной программе на основании полученных показаний.

─ В вашей прокурорской практике оправдательные приговоры случались?


─ По расследованным лично мною делам ─ нет. На мелкие доследования дела пару раз направляли, но такого, чтобы подсудимых освобождали в зале суда, не было.

─ Что изменилось в системе за те сорок лет, что служите в ней?

─ Справедливости ради надо сказать, какое-то время я работал в партийных органах, руководил Минюстом, но, безусловно, основная часть моей трудовой биографии связана с прокуратурой. В 70-е годы прошлого века попасть туда было сложно. Очень! Отбирали лучших из лучших. Специалистов готовили в основном лишь в трех юридических институтах ─ в Свердловске, Харькове и Саратове. Я учился на Урале.

За четыре десятилетия перемены произошли колоссальные. Незыблемы основополагающие принципы, приверженность закону, а многое стало совершенно иным. К примеру, раньше не было предпринимателей в современном понимании, в лучшем случае спекулянты и "теневики", которым грозила статья. А сегодня мы работаем в плотном контакте с бизнес-сообществом, стараемся защищать его от незаконных "наездов". Появилось мощное гражданское, арбитражное законодательство, за последние десять лет возрождена специализированная сеть транспортных прокуратур, созданы подразделения по борьбе с коррупцией, экстремизмом, терроризмом, обеспечению законности в межнациональных отношениях…

Отдельно скажу о борьбе с коррупцией. В январе 2013 года прокуроры получили новые полномочия в этой сфере, которыми воспользовались в полной мере. За это время мы инициировали свыше 600 процедур контроля за расходами чиновников, в суды направлено более тридцати исковых заявлений об обращении в казну имущества, приобретенного на сокрытые доходы. Общая его стоимость превысила триста миллионов рублей. Судами уже удовлетворено девятнадцать исков прокуроров на сумму свыше ста миллионов рублей.

─ Полагаете, это много? Если сравнивать с девятью с хвостиком миллиардами, найденными у полковника МВД Захарченко…

─ Вы дослушайте! Я не параллели провожу, а рассказываю о конкретных результатах нашей работы. За последние два года органами следствия изъято имущества, денег и ценностей на 11,8 миллиарда рублей, для обеспечения взыскания арестовано имущество на общую сумму 62,3 миллиарда рублей.

Далее. За три года по постановлениям прокуроров к административной ответственности по статье 19.28 КоАП РФ ("Незаконное вознаграждение от имени юридического лица") за совершение коррупционных правонарушений привлечено более тысячи юрлиц. Общая сумма судебных штрафов превысила полтора миллиарда рублей. В 2016-м по итогам прокурорских проверок в связи с утратой доверия уволено свыше 380 служащих (в основном муниципального звена), уличенных в совершении коррупционных правонарушений. В прошлом году также выявлено свыше трехсот тысяч нарушений антикоррупционного законодательства. По требованию прокуроров более семидесяти тысяч должностных лиц наказаны в дисциплинарном порядке, свыше девяти тысяч человек привлечены к административной ответственности, а следственные органы возбудили более 3700 уголовных дел.

Всего за совершение коррупционных преступлений за истекший год осуждены 13 183 человека.
С главой Следственного комитета при прокуратуре РФ Александром Бастрыкиным
─ Не секрет, что с главой СКР Александром Бастрыкиным любовь у вас сразу не заладилась, Юрий Яковлевич. Не хотите вернуть Следственный комитет под свое крыло?

─ Я хоть и Чайка, но подобных амбиций у меня никогда не было. Всегда выступал за создание единого следственного комитета как самостоятельного органа, но подчеркивал, что крайне важно сохранить баланс полномочий. В любой цивилизованной стране прокурор сам расследует уголовное дело либо руководит расследованием. И это абсолютно логично: именно прокурор от имени государства осуществляет функцию уголовного преследования. Ненормально, когда расследованием занимается кто-то другой, прокурор не допущен к процессу и его ставят перед фактом: вот собранные доказательства, иди в суд и поддерживай обвинение. Так быть не должно. А у нас это есть.

─ Точнее, стало с 2007 года, когда Следственный комитет выделили из Генпрокуратуры.

─ А какая разница? Процессуальных полномочий у нас и прежде не было. Мы можем вступить в процесс лишь в самом начале, когда возбуждается дело, и у прокуратуры есть сутки, чтобы отменить постановление либо согласиться с ним. И в конце ─ при поступлении дела с обвинительным заключением. Из хода расследования мы, повторяю, выключены полностью. Необходимо заботиться о балансе полномочий и подумать над тем, чтобы в будущем сделать следствие единым.

─ Включая МВД и ФСБ?

─ Службу безопасности, может, и не стоит трогать. Там рассматриваются дела особой государственной важности, поэтому и требования отдельные. А следствие МВД, вероятно, нужно сливать с СКР в один орган.

Источник: ТАСС



См. также:

- 31.01.2017 11:54 Юрий Чайка: каждому воздастся! // genproc.gov.ru
     Предлагаем вашему вниманию интервью Генерального прокурора Российской Федерации Юрия Чайки информационному агентству «ТАСС»

- 19.04.2017 13:27 Чайка настаивает на возвращении в РФ полноценного прокурорского надзора // ТАСС
     По словам генерального прокурора, аппарата уполномоченного при президенте не достаточно для реализации поставленных задач
     Генпрокурор Юрий Чайка настаивает на возвращении в РФ полноценного прокурорского надзора, который был во времена СССР. Об этом он сообщил на совещании в Ярославле.
     "В любой цивилизованной стране прокурор либо руководит расследованием, либо расследует сам. По образу и подобию советской прокуратуры сейчас создается прокуратура Евросоюза. Весь мир сегодня идет по стопам советской прокурорской системы, которую мы "сломали". Мы заинтересованы в осуществлении полноценного надзора, и одного только аппарата уполномоченного при президенте не достаточно для реализации поставленных задач", - сказал Чайка. <...>
     "Самое основное - мы предлагаем вернуться к проверенной еще с советских времен схеме. На проведение доследственных действий, <...> возбуждение уголовных дел, на ряд других процессуальных действий и, конечно, на арест на стадии следствия и под судом следствием должна быть получена санкция прокурора", - сказал Титов на совещании.
     По его словам, расширение полномочий прокуратуры станет "очень важным решением, которое позволит реализовать эффективный надзор за исполнением законодательства" при расследовании экономических преступлений. Титов призвал обсудить этот вопрос на предстоящем Национальном антикоррупционном совете.


- 19.04.2017 14:56 «Мир создает прокурорскую систему по образцу СССР, сломанную у нас» // rossaprimavera.ru
     Прокуратура России должна получить возможность полноценного прокурорского надзора, такого, как во времена СССР, заявил в среду генпрокурор Юрий Чайка на совещании в Ярославле, 19 апреля сообщает ТАСС.
     «В любой цивилизованной стране прокурор либо руководит расследованием, либо расследует сам. По образу и подобию советской прокуратуры сейчас создается прокуратура Евросоюза. Весь мир сегодня идет по стопам советской прокурорской системы, которую мы сломали», — заявил Чайка в своем выступлении.
     Идею генпрокурора поддерживает и бизнес-омбудсмен Борис Титов. Он считает, что советская система прокурорского реагирования обеспечивала более надежный контроль за расследованием преступлений с участием предпринимателей.
     По мнению Титова, на возбуждение уголовных дел, ряд других процессуальных действий, в том числе и арест, следствием должна быть получена санкция прокурора. Расширение полномочий прокуратуры позволит реализовать более эффективный надзор за исполнением законодательства, считает бизнес-омбудсмен. Он призвал обсудить этот вопрос на предстоящем Национальном антикоррупционном совете.
     Напомним, что в среду в Ярославле состоялось совещание при Генеральном прокуроре РФ по вопросам соблюдения законодательства, регулирующего своевременную оплату заказчиками обязательств по исполненным государственным и муниципальным контрактам, в Северо-Западном, Северо- Кавказском, Центральном и Южном федеральных округах.


- 20.04.2017 08:17 Мы у них ЛГБТ, а они у нас прокуратуру // badgun159

- Царица доказательств // www.bibliotekar.ru
     С латинского: Regina probationum [рэгина пробационум].
     В римском праве так называли признание вины самим подсудимым, которое делает излишними все иные доказательства, улики и дальнейшие следственные действия.
     Обычно употребляется иронически, как символ следственной и судебной практики, типичной для эпохи сталинских репрессий в СССР, и обычно ассоциируется с именем Генерального прокурора СССР Андрея Януарьевича Вышинского (1883-1954). Полагают, что поскольку он подвел теоретическую, псевдоюридическую базу под практику «выбивания» признательных показаний из обвиняемых, то он же и называл эти признания «царицей доказательств». Поэтому Вышинский часто упоминается именно в связи с этим выражением, как, например, в книге бывшего министра иностранных дел СССР Андрея Громыко (Памятное. ML, 1990. Кн. 2) или книге публициста Аркадия Ваксберга о Вышинском (1992), которая так и названа — «Царица доказательств».
     Но так рассуждал не Вышинский, а Прокурор РСФСР (с 1928) Николай Васильевич Крыленко (1885-1938). Так, будучи на процессе «Пром-партии» государственным обвинителем, он сказал (4 декабря 1930 г.): «Лучшей уликой при всех обстоятельствах является все же сознание подсудимых».
     Какова бы ни была практика самого Вышинского, но в теории (печатных трудах, своих речах) он ссылок на «царицу доказательств» не допускал. Более того, в своей «Теории судебных доказательств в советском праве» (1946) он назвал взгляд на личное признание обвиняемого как «царицу доказательств» «в корне ошибочным принципом средневекового процессуального права», когда «переоценка значения признаний подсудимого или обвиняемого доходила до такой степени, что признание обвиняемым себя виновным считалось за непреложную, не подлежащую сомнению истину, хотя-бы это признание было вырвано у него пыткой». И, разумеется, такое отношение к доказательной базе, по мнению Вышинского, не имело ничего общего с «передовым советским правом»,
     Нарком юстиции СССР (с 1936) Н. В. Крыленко в 1938 г. был репрессирован. Реабилитирован посмертно.


- «Признание - царица доказательств» // wiki.istmat.info
     Краткое содержание мифа
     Эта фраза иногда приписывается А.Я. Вышинскому (ген. прокурору СССР 1935–1939), иногда же ему приписывают то, что он якобы подвёл теоретическую базу под этот тезис. Как правило, используется в качестве «косвенного доказательства» того, что в сталинском СССР большая часть «политических» дел строилась на признаниях, выбиваемых из подсудимых, или для сравнения критикуемого режима со сталинским. <...>
     Примеры использования
     «Для тех, кому фамилия Вышинский ничего не говорит, стоит напомнить, что этот главный режиссер страшных политических процессов 30-х годов успешно внедрял в теорию и практику постулат: признание - царица доказательств».1) «'Признание – царица доказательств'. Это крылатое выражение Андрея Вышинского, самого кровавого прокурора сталинских времен, прекрасно выучили израильские судьи, и вовсю применяют сей нехитрый принцип».2)
     Действительность
     В действительности эта фраза бытовала ещё в Древнем Риме. Царица доказательств (лат. - Regina probationum) - так в римском праве называли признание вины самим подсудимым, которое делает излишними все иные доказательства, улики и дальнейшие следственные действия.3)
     Сам же Вышинский, как следует из его труда «Теория судебных доказательств в советском праве»4), придерживался противоположного мнения (дана выдержка из текста, приведённая в Википедии):
     «Было бы ошибочным придавать обвиняемому или подсудимому, вернее, их объяснениям, большее значение, чем они заслуживают этого… В достаточно уже отдалённые времена, в эпоху господства в процессе теории так называемых законных (формальных) доказательств, переоценка значения признаний подсудимого или обвиняемого доходила до такой степени, что признание обвиняемым себя виновным считалось за непреложную, не подлежащую сомнению истину, хотя бы это признание было вырвано у него пыткой, являвшейся в те времена чуть ли не единственным процессуальным доказательством, во всяком случае считавшейся наиболее серьёзным доказательством, «царицей доказательств» (regina probationum).
     …Этот принцип совершенно неприемлем для советского права и судебной практики. Действительно, если другие обстоятельства, установленные по делу, доказывают виновность привлечённого к ответственности лица, то сознание этого лица теряет значение доказательства и в этом отношении становится излишним. Его значение в таком случае может свестись лишь к тому, чтобы явиться основанием для оценки тех или других нравственных качеств подсудимого, для понижения или усиления наказания, определяемого судом.
     Такая организация следствия, при которой показания обвиняемого оказываются главными и — ещё хуже — единственными устоями всего следствия, способна поставить под удар всё дело в случае изменения обвиняемым своих показаний или отказа от них».