?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Хруст французской булки, 110 дБ
Карандаш
tekstus
04.01.2016 16:30
Оригинал взят у pyhalov в Хруст французской булки, 110 дБ

Прочёл в блоге zina_korzina рекламу нового опуса Елены Чудиновой:
Многих любителей «альтернативок» тревожит вопрос: «Как мог бы выглядеть мир без СССР?» Есть, к примеру, дураки, утверждающие буквально такое: «Если бы не СССР, весь мир захватила бы нацистская Германия!» Есть версия, что победа нацизма-33 была во многом реакцией (страха!) на большевизм, и если бы не СССР, то и Третьего Рейха никто бы не выдумал. Ибо — зачем? Война с Германией — с иной, кайзеровской, а быть может — ...с красной вполне была бы возможна. А вот Гитлера занесло бы вряд ли. Но дураки на то и дураки, что соображают исключительно в одной плоскости. Иной раз такой «мыслитель» выскажет, что если бы не Революция, то лично он ходил бы в лаптях и «крутил бы хвосты коровам», принадлежащим такому-то барину. В том смысле, что в начале XXI столетия — и лапти, и коровы, и, что самое умилительное — барин. Их уже в 1910-х годах было мало — поместных господ... Но дурак всегда мыслит блоками — в его сознании есть блок «лапотная Россия», которая была угнетена (снова блок) «жирующими аристократами».

В 1990-х годах мы дружно зачитывались аксёновским «Островом Крым». Фантастический сюжет подразумевал существование иной России под боком у Совдепа - по образцу ФРГ и ГДР. На острове Крым всё фешенебельно и рекламно. Гладкие автострады, фирменная упакованность, эротика бытия, коктейли-пряные, джинсовая моложавость, свобода телодвижений. И, разумеется, та — правильная — история — с белогвардейской этикой и дворянской честью, как понимал сие не дворянин и по сути — даже не интеллигент Аксёнов. С умением щёлкнуть каблучками и выпить шампанского из туфельки прекрасной дамы. И, как водится - с рысаками да поместьями. Мечта проголодавшегося гедониста. Мне тот мир категорически не понравился — он оказывался куда как хуже, чем Совдеп. Это была какая-то недо-Америка и грёзофарс пожухлого стиляги. Мне захотелось прочесть нечто о мире победивших белогвардейцев, но — пожалуйста! - без купания лядей и лошадей в «Мадам Клико».

И вот Елена Чудинова создала такой мир, назвав своё повествование «Побѣдители». Коротко и ёмко. Я не буду пересказывать сюжет, о, разумеется. Только покажу «дивный старый мир», анти-Хаксли, анти-Оруэлл, анти-Аксёнов. Где же произошла развилка? Из диалога мы узнаём: «...Не очень люблю современную оперу, но эта – сильная вещь. Сюжет построен на освобождении Петрограда Юденичем...» Царская семья уничтожена, однако, монархия восстановлена. Причём, по всей Европе, включая Францию — в 1980-х ею правит Людовик XX. В России — Николай Павлович под номером три. Но как развивались события после победы? Интересная деталь: «Писатель Максим Горький откликнулся на казнь Ленина из-за границы статьей «Убийцы!», где проклинал новые власти за «хладнокровную жестокость». Когда корреспондент «International Herald Tribune» (первое иностранное издание, взявшее интервью у Правителя) сослался на Горького, Колчак пожал плечами: «Если жестокость необходима, лучше ее хладнокровная разновидность, чем яростная. Нет ничего страшнее палача с чувством».


Фантастика (на уровне бреда) здесь даже не в возможности победы Юденича, а в её последствиях. Впрочем, дадим слово самому Юденичу. Точнее, отделу агитации и пропаганды созданного при нём «Северо-Западного правительства» (или «Правительства Русской Северо-Западной области»):



Многие дураки (и дуры) искренне полагают, будто вожди Белого движения — сплошь монархисты, верные данной Государю присяге. «Но дураки на то и дураки, что соображают исключительно в одной плоскости» ©

«ПЕТРОГРАД, 9 марта. 7 марта Временное Правительство в дневном заседании постановило подвергнуть отрёкшегося от престола Николая Второго и его супругу лишению свободы. Выполнение этого постановления по отношению Александры Фёдоровны было поручено командующему войсками Петроградского военного округа генералу Корнилову, а по отношению Николая, по соглашению Временного Правительства с Исполнительным Комитетом Государственной Думы, было решено возложить на членов Государственной Думы Бубликова, Грибушина, Вершинина и Калинина...

В 3 часа пополудни поезд с Комиссарами прибыл в Могилёв, Бубликов предъявил Алексееву предписание Временного Правительства о лишении свободы бывшего императора.

Комиссары в личной беседе с Алексеевым вынесли впечатление, что он осведомлён о цели их приезда заранее. Алексеев сообщил Комиссарам, что Царский поезд готов к отправлению и ожидает распоряжения... По приказу Алексеева Комиссарам был дан наряд солдат из 10 человек железнодорожного батальона под командой унтер-офицера»
(Арестован бывший царь Николай II // Челябинский листок. 1917, 11 марта. №1733. С.1).

А.М. Смотр Кавказской туземной дивизии
...
Ровно в 4 часа генерал Корнилов въехал в четырёхугольник и стал объезжать выстроенные части, здороваясь с ними. Затем, остановившись посередине, генерал произнёс приблизительно следующую речь:

«Товарищи! Командуя дивизией, я много слышал лестных отзывов о Дикой дивизии, и я гордился, что на нашей родине есть горные орлы, не признающие нашего рабства, но отдающие жизни за защиту свободы. Будучи в плену, я и от врагов наших много наслушался о вас и смело скажу, что они вас изрядно побаиваются. Томясь в плену, я очень страдал за нашу родину, за порабощённый царизмом народ, населяющий её, и задумал бежать, что мне и удалось. Когда я вступил на родную землю, я от радости не мог, на первых порах, говорить. Вскоре ещё большая радость наполнила моё сердце — это завоёванная свобода. Затем последняя назначила меня командующим армией, и вот я вижу вас и обращаюсь к вам с моим горячим приветом и благодарностью за боевую службу. Я вижу у вас красные знамёна и на них надписи, а потому я не буду объяснять вам, за что мы воюем; вы сами на них написали это. Скоро вы получите приказ особого содержания, так что вы тогда сделаете?»
(Дикая дивизия. Сборник материалов. М., 2006. С.72–73)

Ну, и до кучи, про Колчака:

Культ героев «освободительного движения» получил особое распространение на Черноморском флоте. После Февраля начался поиск могил «борцов за свободу». Свои инициативы предпринимали различные организации, наряду с ними раскопки производили энтузиасты, движение приобрело стихийный характер.

Исполком Севастопольского Совета снарядил особую экспедицию на остров Березань, где были расстреляны и захоронены руководители восстания на крейсере «Очаков». 16 апреля удалось обнаружить могилы. Останки «борцов за свободу» 8 мая были перевезены в Севастополь.

Когда корабль входил в бухту, все суда флота приветствовали его салютом и приспустили кормовые флаги, оркестры играли «Коль славен...». На флагманском корабле подняли сигнал: «Вечная память борцам за свободу, павшим в 1905 году». Похороны представляли собой оборонческую демонстрацию: рядом с хоругвями, красными знаменами и портретами лейтенанта Шмидта несли лозунги: «Победа над Германией — путь к братству народов».

В организации похорон активную роль играло командование Черноморского флота во главе с адмиралом А.В. Колчаком, который использовал церемонию для укрепления своего влияния и распространения идей оборончества. Именно адмирал первым шел за гробом лейтенанта Шмидта. Более того, приказом адмирала, имя Шмидта было присвоено клубу офицеров флота. Создали и особый Фонд имени Шмидта.

В некоторых оборонческих резолюциях командующий флотом изображался как продолжатель дела революционеров: «Гордимся и верим, что славные потомки Шмидта и Матюшенко приложат все силы и разум довести войну до победоносного конца и удержат вырванную из рук тиранов свободу. Да здравствует славный Черноморский флот! Да здравствует адмирал Колчак! Да здравствует свободная Россия! Ура Черноморскому флоту и ее вождю адмиралу Колчаку!»

Газеты, сочувственно относившиеся к адмиралу, печатали подобные воззвания; они полагали, что именно так следует прославлять флотоводца. Колчак воспринимался как славный продолжатель дела лейтенанта Шмидта. Вряд ли адмирал был в восторге от такой роли, однако он от нее не отказывался.
(Колоницкий Б. Адмирал Колчак как сын лейтенанта Шмидта. Политика памяти в 1917 году // Дело. Аналитический еженедельник. СПб., 21 мая 2007. №17(464). С.13)