?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Российский стратегический климатический лохотрон Reshetnikov & his Co
Карандаш
tekstus
Владимир Павленко, 17 Июня 2016, 13:09 — REGNUM
Кто заинтересован во включении «профессиональных патриотов» в лоббирование Парижского соглашения?
20160617_13-07-Российский стратегический климатический лохотрон Reshetnikov & his Co
Знатоки

4 мая в Российском институте стратегических исследований (РИСИ),который возглавляет отставной генерал Леонид Решетников, состоялось весьма неоднозначное, если не сказать двусмысленное, мероприятие — конференция «Зеленая экономика: вызовы и стратегии низкоуглеродного развития».

Почему автор этих строк сходу характеризует его именно так?

Во-первых, потому, что так называемый «климатический лохотрон», который много лет вертели и прокручивали правительственные и околовластные либералы, забуксовал. Подписание Россией Парижского соглашения по климату, состоявшееся 22 апреля т.г. в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке было упрятано «в подвалы» информационных лент, а главным подписантом оказался до этого не участвовавший в его подготовке вице-премьер Александр Хлопонин. Одно то, что «крайним» был назначен именно он, и более «весомых» желающих просиять в свете ооновских софитов не отыскалось, о многом говорит. И либералы потянулись за помощью к записным «патриотам» с «белогвардейской начинкой», которых г-н Решетников олицетворяет на сановном уровне. Поклонская- кто надругался над нашей Няшей Следует особо подчеркнуть, что компрадорский либерально-псевдопатриотический альянс, с одной стороны, сложился вопреки мнению широкой, в том числе и православной, общественности, для которой либералы — натуральное исчадие ада, поклоняющееся «золотому тельцу»; с другой, — этот альянс, к сожалению, проявляет себя не только в климатической проблематике. Известные игрища «профессионального патриота» Игоря Гиркина (Стрелкова) с врагом России Уильямом Браудером гораздо больше говорят о высокопоставленных «пастухах» Гиркина в погонах, чем о нем самом. И факт снюхивания этих «пастухов» с либералами, как и использование для этого площадки РИСИ, невозможные без разрешения и поддержки г-на Решетникова, налицо. Как и крайне болезненная реакция ряда функционеров института на вполне заслуженную критику Наталии Поклонской на акции Бессмертного полка в Симферополе, где она, наплевав на устав этой акции, общественное мнение и чувства ветеранов, продефилировала с портретом Николая II.
Когда установят памятник фашисту Розенбергу
Сомневаетесь в том, что они снюхиваются? Напрасно! Посмотрите на персональный состав сановников, участвовавших в открытии мемориальной доски в честь финского маршала Маннергейма, на основании того, что он-де «русский генерал».

Во-вторых, анализ материалов конференции, к которому мы далее приступим, наглядно демонстрирует, что ведущими в этом альянсе остаются либералы, а «патриоты» тащатся у них в поводу, демонстрируя полную неспособность к продуктивным выводам из сложившейся ситуации, несмотря на то, что провозглашают себя «стратегами» по части исследований. Никакой иной стратегии, кроме сдачи национальных интересов, в рамках проведенной конференции и обозначенного ею тренда, и не пахнет. «Климатическая граница» между будущим «городом» и будущей «деревней» Как иначе объяснить, что стратегический институт выделил свою площадку «зеленым» под «низкоуглеродную» тему, которую сравнительно недавно пропагандировал записной либерал, вице-премьер и полпред Президента России в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев? Получается, что в РИСИ ликвидационные «идеи» Трутнева относительно отечественных сырьедобывающих отраслей и, в целом, энергетики инициативно поддерживают?

И становится принципиально не важным, по умыслу этим занимаются подчиненные генерала Решетникова или по недомыслию. Либо, скажем, по «настоятельной» просьбе из экономического блока правительства. Результат и в том, и в другом, и в третьем случае один и тот же, и он хорошо известен. Это официально закрепленное международными соглашениями превращение России в экологическую «дойную корову» Запада и, одновременно, в «помойку» для сброса к нам грязных, отсталых технологий так называемых «развитых» стран. Как это происходит, увидим далее.

В-третьих, отдельно следует подчеркнуть, что уж на чем, но на экологической «ниве» РИСИ до этого никоим образом не отмечался. Более того, несколько лет назад после обсуждения на одной высокой государственной площадке, г-н Решетников, помнится, поддержал, правда не публично, а в кулуарах, выступление участника заседания с критикой участия России в «климатическом лохотроне». И это тогда особенно ярко проявилось на фоне демонстративной обструкции, устроенной тому докладчику сановными либералами. Что-то поменялось с тех пор, если руководство РИСИ вдруг так круто развернулось и перешло на прямо противоположные позиции, напоминающие компрадорские?

И почему, планируя такую конференцию, в институте полностью проигнорировали вполне заявившую о себе альтернативную, кстати, вполне аргументированную, точку зрения на Парижское соглашение как на предательство национальных интересов?

Гадать на кофейной гуще мы не станем; причины могут быть самые разные. Но наиболее, на наш взгляд, вероятная — руководство института просто «не в теме» вопросов, касающихся международной возни вокруг так называемых «глобальных изменений климата», которые раньше на птичьем новоязе либеральных лоббистов этого «лохотрона» именовались «глобальным потеплением». И потому, к сожалению, не нашло в себе мужества уклониться от настойчивых «рекомендаций» тех, кому в условиях развернувшейся полемики такая, явно «заказная», конференция нужна была как глоток воздуха.

И еще. Помимо РИСИ, много вопросов, к сожалению, возникает к движению «Зеленая Россия» Константина Курченкова, который выступил одним из организаторов конференции. Движение это ранее в сомнительных акциях не участвовало. Более того, патриотическая акция «Лес победы» явила собой один из примеров подлинной заботы об окружающей среде. Тем более непонятно, что общего у этой организации может быть с фондом «Русский углерод»? Имея обширные связи в крупнейших западных транснациональных и информационных корпорациях — от алюминиевого гиганта ALCOA и агентства Bloomberg до такой международной НКО, как Лесной попечительский совет (FSC),это объединение:

— входит в так называемое «Российское партнерство за сохранение климата», в котором российские олигархи, прежде всего Дерипаска, Греф, Авен, Чубайс и др. навязывают России деиндустриализационный сценарий с введением углеродного налога (на что и «повелся» РИСИ, «освятив» и продвинув собственным участием эту тему в олигархических интересах);

— в рамках этого «партнерства» со структурами РусАла, Роснано, Сбербанка, РусГидро, Ингосстраха, Альфа-банка и др., фонд «Русский углерод» с его обширными связями на Западе тесно взаимодействует сразу с двумя глобальными сетями бизнес-структур — Российской сетью так называемого «Глобального договора» и Международной торговой палатой. Интересно, «стратеги-аналитики» из РИСИ об этом не осведомлены или просто слишком своеобразно понимают собственную ответственность за защиту национальных интересов страны перед лицом столь откровенной экспансии внешней «soft power»?;

— неужели в РИСИ и в «Зеленой России» не могут в этой связи аналитически просчитать, что с помощью «партнерства», в которое встроены их новые «контрагенты» из «Русского углерода», российские олигархи осуществляют коммуникации с глобальным олигархатом, проводниками влияния и интересов которого они сами таким образом оказываются? Или они рады этим связям и согласны с содержащимся на сайте фонда тезисом «корпоративной политики устойчивого развития» и поддерживают ее цель, провозглашенную как «монетизация преимуществ« такой политики? Не задумываются над тем, что монетизация в частных интересах российского природного ресурса, в том числе поглотительного (о чем речь пойдет ниже) — это не что иное, как пресловутое перепутывание «личной шерсти с государственной»? И что оно наносит государственной казне громадный ущерб?
Углеродный рынок как предчувствие
Вот только не надо сказок о том, что «мы, дескать, зарабатываем» в то время, как «некоторые» занимаются «голым критиканством». Потому, что ничего вы не «зарабатываете», а торгуете национальным, принадлежащим всему народу, природным ресурсом в корпоративных интересах. Как так получается, что государственный институт РИСИ, находящийся на бюджетном финансировании, вдруг ударился в «монетизацию» или хотя бы обсуждает эту щекотливую тему? Будем считать это вопросом к «компетентным» органам, в которых существует система внутренней безопасности.

А теперь обо всем по порядку.

Прежде всего, об исполнительном директоре фонда «Русский углерод» Алексее Шадрине, точнее об его выступлении и презентации на конференции в РИСИ. «Глобальный риск №1», по его мнению, — «глобальные изменения климата» (хотя на самом деле, это видно хотя бы по масштабной мобилизационной тренировке, устроенной с 14 по 22 июня в России, — таким риском являются растущие военно-политические угрозы, но «лохотронщикам» от климата они явно «по барабану»). Но это еще ладно, г-н Шадрин здесь просто ретранслирует мнение отнюдь не российского, а давосского Всемирного экономического форума (ВЭФ),демонстрируя тем самым прозападный вектор своей «интеллектуальной ориентации». Куда печальнее другое. В пятом слайде презентации приводится «процентовка» того, «кто и зачем покупает «воздух»:

— 40%, по выкладкам г-на Шадрина (источник не показан),делают это ради «реализации целей снижения выбросов парниковых газов в рамках корпоративной ответственности»;
— 22% таким образом «демонстрируют лидерство» (интересно, в чем?);
— 18% видят это своей «климатической миссией» (высокий «штиль», куда ж без него!);
— по 9% приходится на «зеленый пиар и брендинг» и «вовлечение клиентов»;
‑ и лишь 1% (!) «покупают «воздух» ради собственно «снижения климатических рисков» (и еще 1% приходится на «другое»).

1% вклада «монетизации» климатической темы в реальное противодействие загрязнению окружающей среды — так это понимается самими участниками «лохотрона», а им, как говорится, виднее! Остальные усматривают в этом что угодно, но только не провозглашенную цель борьбы с «климатическими изменениями»: бизнес, пиар корпоративного имиджа и все такое. Что ни говори, показательные цифры. Тут уж ни убавить, ни прибавить!

Повторю: «за язык» г-на Шадрина никто не тянул: он сам эту свою статистику вытащил на свет Божий. Теперь понятно, почему самое главное у него — торговля этим самым «воздухом» с помощью «углеродных единиц».

Что это за «единицы»? В отсутствии федерального закона об обороте прав на выбросы парниковых газов, правительственным постановлением от 15 сентября 2011 г. №780 был изобретен их суррогат — «углеродная единица», устанавливался годовой лимит таких «единиц» в 300 млн (Ст. 2),а оператором их рынка назначался Сбербанк (Ст. 3),причем, вопреки Федеральному закону «О банках и банковской деятельности». Причина все та же: приторговывать «воздухом» очень хотелось, ибо другие, прежде всего развивающиеся страны, торговали, а закон принимать не хотелось, ибо тогда не получится делать это бесконтрольно.

Вы спросите: кому хотелось. В тексте правительственного постановления четко указано — Сбербанку. То есть Грефу и всей иже с ним либеральной «конторе», прежде всего Набиуллиной, тогда — главе МЭР.

Вы спросите: а почему торговали «углеродными единицами» развивающиеся страны, если они не входят ни в первое, ни во второе приложение к Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК) и, стало быть, не имеют права торговать?

За это скажите персональное спасибо советнику президента по климату Бедрицкому. Он еще в 2001 году, без перевода на русский язык, подписал соответствующие соглашения в обход регламента и без ограничений, которые устанавливались 6-й статьей Киотского протокола, на которую и ссылается упомянутое правительственное постановление (см. подробнее).
Углеродный рынок как предчувствие
Вы спросите, так в чем суть «торговли воздухом»? А в том, что когда объем поглощения промышленных выбросов природой страны существенно превышает объем ее выбросов, то эту разницу можно продавать тем, у кого этот баланс отрицательный. Если есть международные ограничения на выбросы, а ограничиваться не хочется или дорого, как в Европе, то можно прикупить право выбрасывать, тот самый «воздух», вот и все. А на всякий спрос появляется предложение. Ну, разве могли пройти мимо такой уникальной возможности российские либералы, тем более в отсутствие законного контроля? Вы же знаете, читатель, наших либералов, живущих в круглосуточном режиме специфического «калькулятора»…

Но делать это можно только при одном условии: если запудрить мозги общественности настолько, чтобы она не знала о положительном балансе и не потребовала отчета. Этим и занимается глава Минприроды Донской, который обманным путем занижает поглотительный ресурс России в 15 раз. Автору этих строк писать об этом приходилось неоднократно (например, здесь).

И вот именно поэтому г-н Шадрин, как и другие участники конференции в РИСИ из фонда «Русский углерод», предлагают в интересах олигархов создать «Реестр углеродных единиц». Позабыв, видимо о том, что такой реестр уже был создан, точнее, скопирован с французского, еще в рамках ратификации Киотского протокола в 2004 году. Но после выхода России в 2012 году из его количественных обязательств он оказался бесполезен, ибо его сразу же отключили от Европейской системы торговли правами на выбросы (квотами). Да и для того, чтобы торговать российским экологическим ресурсом с помощью реестра, нужен был соответствующий кадастр. Но установленные правительственными распоряжениями от 20 февраля 2006 г. №215-р и от 1 марта 2007 г. №278-р, и реестр, и кадастр оказались не только бесполезны, но и незаконны: федеральный закон об обороте прав на выбросы, как уже отмечалось, отсутствует. Пока имеется лишь поручение премьер-министра Дмитрия Медведева разработать его к 2018 году.

Так куда ж «русские углеродчики» так торопятся?

А вот куда. Из той же презентации г-на Шадрина в РИСИ следует:

— что вносить «углеродные единицы» в реестр собираются «для товарного оборота», то есть для прибыли;
— что их отражение в реестре делает эту прибыль «стабильной»;
— что «к учету принимаются только те сокращения выбросов, которые соответствуют самым строгим международным и российским стандартам»; понятно, что стандарты будут ужесточать под западные интересы;
— что российский реестр собираются «присоединить к иностранным реестрам углеродных единиц».

И тут российским соучастникам разбазаривания экологического ресурса суют под нос традиционную «морковку»: такое присоединение якобы «создаст доступ российским предприятиям к глобальному рынку», то есть еще сильнее втянет их в глобальный «лохотрон», выхода из которого может и не оказаться.
Углеродный рынок как предчувствие
Двух мнений быть не может. В фонде «Русский углерод» явно решили с вольной или невольной помощью РИСИ сыграть на опережение и приХватизировать российские национальные интересы. Возможно, повязав тех, кто отвечает за их соблюдение, определенным бизнес-планом, чтобы не чинили препятствий в будущем. Ну и каким после этого окажется содержание обсуждаемого закона об обороте прав на выбросы? И примут ли его вообще, если незаконная торговля, оборванная прекращением количественных обязательств по Киотскому протоколу, расцветет в рамках Парижского соглашения по «джентльменскому» умолчанию? А ведь именно к этому все и идет! Ведь цель «углеродного реестра» на конференции и не собирались скрывать. Это — «формирование основы системы учета проектов, достигнутых сокращений выбросов и углеродных единиц, а также механизма осуществления операций (включая куплю-продажу и погашение) с углеродными единицами как основного элемента углеродного рынка в Российской Федерации». Ключевое словосочетание здесь — «купля-продажа». А вот «система учета проектов» — лишь эвфемизм ее отсутствия. Точнее, подмены создания такой системы в рамках национальной методики некоей «международной», принятой Межправительственной группой экспертов по изменению климата (МГЭИК),от имени которой в РИСИ выступил ее член Игорь Башмаков.

Что стоит на кону, и о чем помалкивают подчиненные генерала Решетникова? Автору этих строк неоднократно приходилось обращать внимание на главную «фишку» климатического процесса; вскользь о ней уже упоминалось и в этой статье. Считают только выбросы и «не замечают» поглотительного ресурса территорий. А если и замечают, то разводят их в разные стороны, чтобы никто, не дай Бог, соединив выбросы и поглощение, не вывел бы их баланс. Сразу бы выяснилось, что Россия в гигантских плюсах, и ничего сокращать она не должна. Поэтому и не торопятся с законом об обороте выбросов, что в его отсутствие проталкивают незаконную торговлю «воздухом», механизм которой в виде «углеродных единиц» мы разобрали выше. Ведь по методике МГЭИК, которую в обход Рио-де-Жанейрской декларации по окружающей среде и развитию (1992 г.) навязывает нам Парижское соглашение, Россия выбрасывает 2,4 млрд тонн эквивалента CO2, а поглощает…, по министру Донскому, якобы всего от 600 до 800 миллионов тонн. Специалисты же дают кардинально другую оценку поглотительного ресурса — до 11,2 млрд тонн. Но если эту цифру признать, придется вводить реальный, а не «теневой» учет, и плакала тогда горючими слезами незаконная торговля. А ее объемы впечатляют. Как прозвучало в эфире программы «Точка зрения» на телеканале «Красная линия», наши западные «партнеры» ежегодно умыкают российского ресурса на сумму от 350 млрд до 1 трлн долларов. И поскольку это позволяет им «экономить», избегая собственных сокращений и засчитывая себе российские, они, разумеется, «отстегивают» кое-что подвизающимся у них на содержании «зеленым» НКО. Делятся ли те, в свою очередь, с теми «благодетелями», которые скрывают ресурс, помогая им и их западным хозяевам проворачивать эту грандиозную аферу? А вы как думаете, читатель? Не забыли, что «делиться» завещал еще покойный Лившиц?

Спекулируя на волнообразной динамике цен на углеводородные энергоносители, г-н Башмаков, понимая, видимо, что находится в стане «единомышленников», ясно очертил контуры некоей спецоперации, ради которой видимо все и затевалось. И подвел под упомянутую аферу некое «концептуальное» обоснование… «Углеводородная модель не позволяет России определять параметры своего экономического развития… Для того, чтобы создать современную конкурентоспособную экономику, нужно инвестировать в стратегические проекты. Первые шаги — актуализация политики энергосбережения и внедрение наилучших доступных технологий (НДТ)…». «Сырьевая модель роста себя исчерпала. При развитии с опорой на углеводороды Россия никак не может далеко продвинуться за пределы ВВП 1990 года:

— только при торможении динамики выбросов на фоне экономического роста включаются другие факторы;
— рост потребления первичной энергии в России в 2007 — 2015 годах остановился;
— Россия переходит к такой модели роста, когда медленный рост ВВП не сопровождается ростом энергопотребления;
— многие развитые страны развиваются по такой модели уже 10−20 лет»
, — безапелляционно вещает этот «эксперт», показательно сопровождая каждый тезис восклицательным знаком, а то и тремя такими знаками.

Давайте разбираться.

Первое, что очевидно: параметры экономического развития определяются бюджетом. У России разве нет бюджета? Есть! Но тогда становится ясно, что речь идет не о «параметрах», а о направлениях, но разве «мэтру» такие детали интересны? Он играет «по-крупному». И главный метод, применяемый в этой игре (внимание!) — подмена понятий. Необходимость слезть с «нефтяной иглы», под которой подразумевается наполнение бюджета за счет экспорта сырых энергоресурсов, нахально (по-другому не скажешь) подменяется снижением антропогенных выбросов, то есть ограничением экономического и прежде всего промышленного развития внутри страны, в ее экономике и энергетике. Разве не так? При этом никакой, ровным счетом никакой, логической связи с «инвестициями в стратегические проекты» не просматривается и в помине! В чем «стратегия» проекта? В ликвидации отечественной промышленности? Интересно, на чьи гранты?

Как говорится, ловкость рук — и никакого мошенничества! Высоколобые «стратегические исследователи» из РИСИ докладчику бодро хлопают, как будто не видят, что им средь бела навешивают на уши откровенную лапшу…

Второй «фокус» в этом же стиле г-н Башмаков проделывает, предлагая упомянутые НДТ. Здесь он не сам подменяет понятия, а ретранслирует подмену, совершенную уже другими — нынешней Государственной думой. Не так давно, 21 июля 2014 года, депутатским корпусом без долгих раздумий и вникания в детали, «в которых и спрятался дьявол», был принят Федеральный закон №219-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации». В первоначальной редакции этого документа в нем, помимо НДТ фигурировали и НСТ — НАИЛУЧШИЕ СУЩЕСТВУЮЩИЕ технологии. Как говорится, почувствуйте разницу. НСТ — лучшее, что есть в мире; а НДТ, согласно витиеватому определению из окончательной редакции, подписанной Президентом России, которому об этом казусе видимо не сообщили (Ст. 1),это — «технологии производства продукции (товаров),выполнения работ, оказания услуг, определяемые на основе современных достижений науки и техники и наилучшего сочетания критериев достижения целей охраны окружающей среды при условии наличия технической возможности ее применения».

НАИЛУЧШЕЕ-то оно наилучшее, но, вот беда, недоступное. А если доступное, даже если оно ХУДШЕЕ, что ж, «по одежке протягивай ножки!». Эта подмена и превращает нашу страну, причем законодательно, из потенциального технологического лидера в аутсайдера и «лузера», которому сбрасывают глобальный «отстой». Но ведь если «лучшего» не дают (и не дадут),то по логике и не надо. Свое имеется — во многих сферах. Но в то-то и беда, что и свое с такой «законной» формулировкой может оказаться НЕДОСТУПНЫМ, ведь речь ведется о «сочетании критериев», а это прежде всего пресловутые «цена — качество». Импортный продукт, пусть и подобный «пластмассовому творогу», заведомо дешевле качественной отечественной продукции, он и окажется «наиболее доступным». Тем более, что за признание его таковым, как водится, и «откаты» наверное предусмотрены.

Далее: какие такие «дополнительные факторы» развития включатся при остановке энергопотребления? Никаких, это ясно! Кроме расширения масштабов импорта продукции европейского экопрома, которую тем некуда девать. Г-н Башмаков, не стесняясь собственной фантазии, наводит тень на плетень. Поэтому и «медленный рост ВВП на фоне снижения выбросов», особенно в рамках доминирующего в нашей экономике индустриального уклада, — не что иное, как манипуляции с цифрами. И «остановка роста потребления первичной энергии» — фактор обуявшего нас кризиса, а отнюдь не технологического прорыва.
РИСИ
Чистой воды афера! Думаете, кто-нибудь возмутился? У г-на Решетникова в институте, говорят, процветает такой махровый ordnung, что только пикни! Какая там «наука»! Ну, а насчет «многих стран», о которых вещает г-н Башмаков, то это в своем большинстве технологические реципиенты. Россия же еще отнюдь не утратила собственной технологической базы. Зачем нам чужие хлам и грязь под ширмой Парижского соглашения? Для повышения личного благосостояния поборников НДТ, что ли?

В материалах конференции интересного множество, всего и не перечислишь: целая монография получится. Например, по итогам конференции было принято решение создать некую «координационную рабочую группу на базе экспертного совета «Зеленой России». Много говорилось о «зеленой экономике», в рамках которой, подобно г-ну Шадрину, «проговорился» уже Анатолий Копылов из компании «Акта-Консалт». Из представленного им графика динамики роста удельного веса так называемых «возобновляемых источников энергии» (ВИЭ),показанного на 5-м слайде его презентации, следует, что этот «тренд» отнюдь не универсален. Например, из пяти стран БРИКС он растет, и то крайне медленно, в Китае, что принципиального значения не имеет: 70% энергобаланса страны составляет ненавидимый «зелеными» экстремистами уголь. Что касается России, Индии, Южной Африки, то в этих странах удельный вес ВИЭ стоит на месте, а в Бразилии он вообще падает.

И поскольку раздувать статью до размеров монографии в планы автора не входит, отмечу еще только один важный момент. Среди покупателей «углеродных единиц» были названы «многие крупнейшие компании», но персонального упоминания в статье, помещенной на сайте РИСИ, удостоились Google, Microsoft, Allianz, Danone, Barclays, Marks & Spencer, Delta Airlines. Так вот ровно половина этого списка принадлежат к «корпоративным» членам крупнейшей «теневой» управленческой структуры, объединяющей, наряду с бизнесом, еще и парламентариев и «мозговые центры» США и Европы, — Трансатлантической политической сети (TPN). Это организационная «ось» формирующегося Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP).

И как знать, не стоит ли в планах лоббистов Парижского соглашения в России проект присоединения к нему нашей страны, что неминуемо поставило бы крест даже на формальной стороне отечественного суверенитета, не говоря уж о его полноценности.

Еще раз: не могу скрыть удивления вовлечением в эти сомнительные проекты РИСИ. И поэтому предполагаю, что в неожиданно экстравагантном заигрывании этого института с силами, откровенно ориентированными на центры внешнего управления, проявляется вроде бы противоестественный, но, как выясняется, вполне органичный альянс либеральных и «белогвардейских» антисоветчиков. И вряд ли случайно, что псевдоаналитические «посиделки» в РИСИ состоялись накануне той «генеральной репетиции» либерального реванша, которую Алексей Кудрин и Борис Титов совместными усилиями исполнили на президиуме Экономического совета в присутствии Президента России Владимира Путина.

Борьба вокруг Парижского соглашения обостряется и вступает в очередную фазу, которую его лоббисты однозначно связывают с перспективами его ускоренной ратификации. Поэтому бойтесь «патриотов-данайцев» a la «Reshetnikov & his Co», приносящих «плоды» совместной с либералами продажи экологического ресурса России — оптом и в розницу.

Владимир Павленко


Источник: ИА REGNUM




02.06.2016 | Мы в СМИ

Углеродный рынок как предчувствие

24 мая в Российском институте стратегических исследований (РИСИ) прошла конференции «Зеленая экономика: вызовы и стратегии низкоуглеродного развития», участники которой обсудили концепцию инновационного пути России. На мероприятии Фонд «Русский углерод» представил Программу интеграции климатических инициатив и Углеродный реестр — он создаcт возможности для привлечения инвестиций в чистые технологии и расширит горизонт международного сотрудничества в области борьбы с изменением климата.

Принятие 195 странами Парижского соглашения по климату — большой шаг человечества на пути к противодействию глобальной угрозе №1. Активная переговорная позиция России и подписание cоглашения первым вице-премьером РФ Александром Хлопониным говорит о том, что президент и правительство видят в решении этой проблемы перспективы и возможности для роста.

Конференция, организованная общественным движением «Зеленая Россия», РИСИ, Фондом «Русский углерод» и компанией «Экоком», стала, возможно, первой дискуссией, на которой обсуждались конкретные инициативы по выполнению поручений руководства страны. «Уверен, что этот форум станет актуальной площадкой, объединяющей бизнес, общественные организации и власть. Отчет об итогах конференции будет передан мной вице-премьеру Александру Хлопонину», — такими словами открыл пленарное заседание председатель «Зеленой России» Константин Курченков.
<...>

Покупая «воздух», компании демонстрируют свое лидерство, используют возможности зеленого PR и брендинга и снижают климатические риски. К последним относятся ограничения на поставки товаров и услуг с большим углеродным следом — удельным выбросом парниковых газов на единицу продукцию. С ними уже столкнулись некоторые российские компании-экспортеры в сфере металлургии, транспорта и лесного сектора. Игнорирование климатических рисков ведет к проблемам с общественностью и акционерами, которые сразу отражаются на стоимости акций, как произошло в результате недавних скандалов у Shell и Volkswagen.

Между тем уже нашлись первые климатические проекты, пожелавшие подключиться к Углеродному реестру. Ими стали подмосковный полигон твердых бытовых отходов, на котором технология улавливания свалочного метана позволяет каждый год сокращать выбросы на 100 тысяч тонн CO2, и проект создания лесных насаждений на Алтае.

Благодаря участию таких знаковых компаний и проектов углеродный реестр станет вехой на пути к низкоуглеродному развитию.

«Мы приглашаем представителей бизнеса и разработчиков инновационных проектов присоединиться к нашей пилотной инициативе. Это будет способствовать продвижению и коммерциализации экопроектов как внутри страны, так и на международной арене, повышению конкурентоспособности и чистому будущему нашей страны», — резюмировал Алексей Шадрин.

Напоследок участники конференции в РИСИ приняли решение объединить усилия и создать координационную рабочую группу на базе экспертного совета «Зеленой России».

«Именно благодаря гражданским общественным институтам сегодня совершаются решительные шаги вперед в самых важных сферах экономики», — отметил Константин Курченков.


- Презентация Алексея Шадрина, исполнительного директора Фонда «Русский углерод»
- Презентация Антона Галеновича, председателя совета Фонда «Русский углерод»
- Презентация Сергея Ситникова, партнера юридической фирмы «Кауза Привата»
- Презентация Игоря Башмакова, исполнительного директора Центра по эффективному использованию энергии и члена МГЭИК
- Презентация Анатолия Копылова, генерального директора и управляющего партнера компании «Акта-Консалт»
- Презентация менеджера по устойчивому развитию KPMG Владимира Лукина


Источник: РИСИ screen
__________

См. также:
- 21.06.2016 Российский стратегический климатический лохотрон Reshetnikov & his Co // www.right4coal.ru.