?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Один из них, крупногабаритный. 1-я часть, продолжение
Машинка
tekstus
Оригинал взят у pyhalov в Один из них, крупногабаритный. 1-я часть, продолжение

В.С. Бушин

ОДИН ИЗ НИХ, КРУПНОГАБАРИТНЫЙ

Начало здесь

Но всего нагляднее вытекало, что Гусев не только глух, но и слеп: не видит, что ныне под солнцем ельцинско-путинской демократии развелось много уважающих себя газет, издательств, которые постоянно публикуют откровенное враньё. Ну, например, в «Известиях» появляется статья В.Войновича, который уверяет, что когда-то его не приняли в Литературный институт только потому, что он еврей. Враньё. В этом институте даже в сталинское, будто бы «самое антисемитское» время процентов 30–40 студентов и больше половины преподавателей были евреи. Это я пять лет созерцал своими глазами. Издательство «Варгиус» выпустило сочинение Э. Радзинского «Сталин», в котором просто живого места без вранья не найдёшь. В издательстве «Аграф» вышла книга Бенедикта Сарнова «Перестаньте удивляться!», читая которую невозможно перестать удивляться нагромождению в ней заурядного вранья, выдающегося невежества и редкостного бедноумия. Пишет, например: «В Советском Союзе гроссмейстер в матче на звание чемпиона мира играл не только со своим соперником, но и с Государством». Это с каким же, точнее, против какого государства играл, например, М.Ботвинник в матче со В.Смысловым, Д.Бронштейном, М.Талем и Т.Петросяном?.. Старый человек, а врал, как гимназист и дальше: «Все гроссмейстеры, не желавшие считаться с этими правилами, в конце концов терпели поражение». Какими правилами? А вот: для шахматиста-еврея «главное правило» состояло в том, чтобы изменить свою еврейскую фамилию. И Гарри Каспаров это «главное правило принял во внимание: от фамилии родителя (Вайнштейн) вынужден был отказаться: взял фамилию матери. Оставаться Вайнштейном в тех условиях — это было всё равно, что играть без ладьи, может быть, даже — без ферзя», то есть еврей с еврейской фамилией был всегда обречён на поражение. Название шахматных фигур автор всё-таки знал. Но назвал бы ещё хоть одного советского шахматиста, который из страха играть без ферзя, сменил бы свою отцовскую фамилию. Если по алфавиту: Авербах? Болеславский? Бронштейн? Бондаревский? Геллер? Корчной? Левенфиш? Полугаевский? Фурман? Штейн?.. Каспаров, любящий и послушный сыночек своей экстремальной матушки, — единственный. Все евреи, кроме него, прожили всю жизнь и играли на звание чемпиона мира под своими именами. И гроссмейстеры-евреи, приехавшие к нам на жительство из-за рубежа, выступали тоже под своими именами: Эммануил Ласкер, Сало (Самуил) Флор, Андре Лилиенталь. До чего ж это характерно для сарновых: выискать один-единственный идиотский случай и раздуть его до вселенского трагедии!

Вот и Гусев рассмотрел в лупу у Карпова одну орфографическую ошибочку в латинском афоризме и закатил такую сцену! Карпов где-то назвал какого-то начальника руководителем (или наоборот), — ну какая разница! В другой раз употребил выражение «военный комиссариат». Ах, как опять взвился: «Безграмотность!.. Никакого “военного комиссариата никогда не существовало». Как же так — комиссар по военным делам Троцкий был, а комиссариата не существовало? Оказывается, видите ли, «был Народный(!) комиссариат по военным и морским делам».

Итак, Гусев устами Дейча предложил Карпову обратиться в суд. Вообще-то говоря, оклеветать человека, а потом обманным образом выманить рукопись его ответа газете в свою защиту, и опубликовать из него полтора десятка ловко и бесстыдно вырванных цитат, которые тебя устраивают, но скрыть то, что опровергает твою клевету, — это дело подсудное. Например, В.Карпов по поводу оскорбительного ярлыка «литературная беспомощность» напомнил, что его роман «Полководец» отмечен Государственной премией и привёл восторженные читательские письма, некоторые из которых весьма авторитетны. Таковы, например, письма Василя Быкова и Михаила Матусовского. Об этих письмах, как и о премии, Гусев даже не заикнулся, соображая всё-таки жульническим калганом хоть то, как он в своём убожестве и со своей клеветой будет выглядеть рядом с этими прославленными мастерами и их оценкой книги.

В.Карпов не стал подавать в суд, ограничится ответом Дейчу в «Советской России» 22 августа. Там, как его однофамилец в матче против Корчного в Мерано, он превзошёл моськомольца на четыре очка.

Гусев же продолжал фиглярствовать: «А уж перед ветеранами войны я и вовсе снимаю шляпу, которую, впрочем, не ношу...» Это — высшая степень доступного ему остроумия. Я готов был отмусолить ему в виде премии за такое достижение тысячу евро, которых у меня нет.

Но как бы то ни было, дальше Гусев всё-таки пишет, что «ветераны заслуживают самых высоких и добрых слов». Мерси! Но мы уже слышали его «высокие и добрые слова» о старике-ветеране и его книгах. И во второй статье — то же самое: «враньё»... «сдвинулся человек»... «фальшь и враньё»... «лжец или невежда»... «бредни»... «дремучее невежество»... «лжец или фальсификатор»... «бред воспалённого воображения»... «бредятина»... Ведь не будете же отрицать, Гусев, что вы, а не кто другой, всё это подписали в набор...

Как же так? Говорит, что уважает ветеранов, а перед ним не просто ветеран, а Герой Советского Союза, имеющий ранения. В чём тут загадка? Да никакой загадки: на самом-то деле всё уважение Гусева к ветеранами помещается в его собственной шляпе, которой у него нет. И это понятно. Ветераны сражались и погибали за родину и советскую власть. Карпов пишет: «Стоял и буду стоять за Россию». А для антисоветчика Гусева всё это — предмет для копеечных хохм и глумления: «Карпов пишет всякие красивые слова о патриотизме и прочем таком... И о пожеланиях единомышленников “стоять насмерть”. Стоять не надо. Настоялись уже. Присесть бы тов. Карпову... Советская власть давно уже приказала долго жить, а Карпов всё ёще там. В ней».

Да, Карпов «настоялся» за всю жизнь, когда прятался в окопе или за деревом, выслеживая «языка». А где настоялся Гусев — в Брестской крепости или в Одессе? в Севастополе или в Сталинграде? в Доме Советов 4 октября или в Чечне с Шестой ротой?.. Нет, он настоялся разве что в очередях за гонораром или в гости к Дашеньке, постоянно фигурирующей в «МК» на странице объявлений.

Гусев ликовал, что разрушен Красный Союз и верещал: первыми секретарями творческих союзов и вообще руководителями в Союзе ССР избирали «именно бездарных». Конечно, 35 лет работая в «МК», где печатаются статьи Гав. Попова и объявления проституток, карикатуры Алексея Меринова и стихи Самуила Кобылина, он не мог составить себе представление о том, что есть талант, художественный дар, но понять, что такое враньё, мог бы даже он.

Но самая любимая тема Гусева — коварство Сталина. Тут Гусь Железный устали не ведает. Перелетев, как на помеле в другое время, уверяет: «О том, как Сталин сумел обмануть Фейхтвангера, давно известно». Кому известно? Всем, говорит, кроме Карпова. От кого известно? Когда стало известно? Очнись, милейший! Фейхтвангер это вам не Беня Сарнов, которого можно с закрытыми глазами обвести вокруг пальца. Однажды в Малеевке у нас с ним зашёл разговор о власовцах. Когда я сказал, что вся так называемая «Русская освободительная армия» Власова это две дивизии, одной из коих командовал полковник Буняченко, другой — полковник Зверев, и Гиммлер дал разрешение на её формирование лишь в 1944 году, Беня чуть не упал в обморок: «Как! А мне говорили, что это миллионы!! И с самого начала войны!!» Кто-то кинул ему наживу, он и заглотнул без раздумий. Ведь вы все в своём добровольном духовном гетто обильно снабжаете друг друга тухлым вздором, и убеждены, что ведаете истину, парите в высших мыслительных сферах.

Да как же Сталин обманул бедного Фейхтвангера? Ведь тот, например, пришёл в зал суда на процесс «Троцкистского центра» своими ногами, смотрел на всё своими глазами, слушал своими ушами. Или ему завязали глаза, привезли на дачу Сталина и там для него устроили спектакль и он, автор «Лисы в винограднике», ничего не заметил? И потом, что ж получается? Ваши собратья говорили, что Ленин в 1920 году втёр очки Герберту Уэллсу, сказав, что лет через пятнадцать Россия преобразится, а она действительно преобразилась. Сталин в 1934-м надул того же Уэллса, в 1937-м объегорил Фейхтвангера, ещё и облапошил Рабиндраната Тагора, Бернарда Шоу, Ромена Роллана, Людвига Эмиля... Почти все — Нобелевские лауреаты. Из писателей, кажется, только один Андре Жид не поддался обману, хотя тоже нобелиат. Потом Сталин обштопал Черчилля, Рузвельта, заставив их помогать нам бить фашистов. Как это ему удавалось? А вы, Гусев с Дейчем, даже меня с Карповым охмурить не смогли в самом мелком пустяке. Представляю, как вам обидно!

Перейдя к делам и фигурам советской истории, мыслитель просвещал нас: «Комкор Фельдман не мог отправить в лагерь Рокоссовского, потому что будущего маршала арестовали в 38-м году, а Фельдмана расстреляли в 37-м». Правильно, начальника Управления по начсоставу РККА Б.М.Фельдмана, как участника антисоветского заговора, возглавлявшегося Тухачевским, расстреляли в 1937 году, 12 июня. Между прочим, на суде он обличал подельников: «Как институтки, боитесь называть вещи своими именами. Занимались шпионажем самым обыкновенным, а здесь хотите превратить это в легальное общение с иностранными офицерами». Впрочем, не исключено, что это была уловка в расчёте на смягчение наказания... Так вот, Фельдмана действительно расстреляли в 37-м, но Рокоссовского арестовали не в 38-м, как неоднократно уверяет Гусев, а тоже в 37-м. Где же ваши документы, которыми он так хвастался? Их нет. А у меня автобиография самого Рокоссовского, написанная в апреле 1940 года: «С августа 1937 года по март 1940-го находился под следствием в органах НКВД. Освобождён в связи с прекращением дела» (ВИЖ №12’90, с.86).

А он продолжает: «Рокоссовскому повезло: в марте 1940 года он был освобождён по личному ходатайству наркома обороны Тимошенко, но лишь в ноябре (потребовалось длительное лечение) смог вернуться в армию». Во-первых, освобождён действительно в марте, но не в порядке исключения «по личному ходатайству наркома», — тогда были освобождены в порядке пересмотра дел тысячи жертв Ежова. Это подтверждается и тем, во-вторых, что Тимошенко стал наркомом обороны лишь в мае 1940 года, когда Рокоссовский был уже на свободе. В-третьих, «в армию вернулся» не в ноябре, а на полгода с лишним раньше: уже 4 июня ему было присвоено звание генерал-майора. Следовательно, не в строю он был всего месяца два, а может, и меньше. В-четвёртых, не лечился, а поехал с семьёй на курорт в Сочи, где, впрочем, конечно, не исключаются какие-то лечебные мероприятия. (К.К. Рокоссовский. Солдатский долг. М., 1968. С.3) . Отдохнуть, разумеется, надо было. Но уже в июле, вернув Рокоссовскому все награды и возведя в генеральский чин, его назначили командиров 5-го кавалерийского корпуса, а месяца через три — 9-го механизированного.

Если вы, Гусев, не знаете с Дейчем всего этого и даже — кто когда был наркомом обороны, то какой же полудурок или читатель «МК» поверит, будто вам точно известно, сколько зубов потерял Рокоссовский в заключении, — ведь вы и об этом лепечете! У вас у самого-то, Гусев, молочные зубы уже выпали?

Но что там даты арестов, имена наркомов, зубы маршалов, — миляга Гусев имеет весьма смутное представление даже о крупнейших событиях Великой Отечественной войны! Читаем: «Об одной из крупнейших операций — контрнаступлении под Москвой в ноябре 41-го тов. Карпов очень подробно пишет в “Генералиссимусе”». Лютое враньё. У Карпова об этом нет ни слова по той причине, что в ноябре 41-го никакого нашего контрнаступления просто не было. 15 ноября начали своё последнее наступление на Москву немцы, и 30 ноября они заняли посёлки Крюково и Красная Поляна, что в 38-ми и 27-ми километрах от Москвы. А то, что при этом делала Красная Армия, называется обороной. Вы, Гусев, понимаете, разницу между наступлением и обороной? Не сечёт, бедолага... Наше контрнаступление началось 5 и 6 декабря.

«О том, во что вылилось это(!) контрнаступление, — продолжает любимец проституток, — Карпов умалчивает. Восполним пробел». И приводит длинную выписку из сочинения «коллектива авторов Института военной истории РАН». Но что за сочинение? Когда и где издано? Кто эти авторы? Молчок... Так это не тот ли труд, что был составлен под руководством известного политического прохиндея и невежды Волкогонова, дважды доктора наук, любимца Ельцина? В своё время состоялось серьёзное обсуждение этого труда, и он был решительно забракован и отвергнут.

Впрочем, это не так важно. Дело в том, что в этой цитате речь идёт о каком-то будто бы неудачном, неизвестно где и когда именно предпринятом наступлении 16 армии, которой командовал Рокоссовский. Допустим, такая неудача была. Война без неудач невозможна... Но малограмотный, однако сноровистый начальничек выдаёт этот частный эпизод как итог всего контрнаступления пяти наших фронтов за четыре с половиной месяца с 5 декабря 1941 года. В эту цитату запихана ещё одна цитата — выписка из какого-то безымянного документа 4-й танковой группы немцев: вот, мол, как бездарно однажды атаковали нас советские кавалеристы. Уж если заинтересовала их кавалерия, то рассказал бы о гораздо более масштабном и характерном факте — как окружённые под Сталинградом немцы, итальянцы, румыны и венгры сожрали тысячи своих лошадей, а потом принялись за собак (А.И.Уткин. Вторая мировая война. М., Алгоритм. 2002. Стр. 566).

А подлинные итоги контрнаступления под Москвой были таковы. Уже 7 декабря, на третий день нашего контрнаступления, начштаба сухопутных сил вермахта генерал Гальдер записал в дневнике: «Ужасный день! Правое крыло 3-й танковой группы начало ночью отступать... На правом фланге 9-й армии противник так же значительно расширил свой прорыв... В ошеломляюще короткий срок русские поставили на ноги разгромленные дивизии... В противоположность этому сила немецких дивизий уменьшилась более чем наполовину». Мы отбросили немцев на 150–300–400 километров. И это же не в какой-нибудь калмыцкой степи, а от стен столицы, сердца родины. Немцы потеряли более 500 тысяч солдат и офицеров. А ведь ещё до нашего контрнаступления, 23 ноября, тот же скрупулёзный Гальдер отметил, что «в армии полками стали командовать обер-лейтенанты, а батальонами — унтер-офицеры». Велики были потери противника и в технике: 1300 танков, 2500 орудий, 15 тысяч автомашин... Тогда взбешённый Гитлер уволил 35 корпусных и дивизионных командиров, т.е. генералов. В том числе несколько фельдмаршалов: главнокомандующего сухопутными войсками Баухича, командующих группами армий — Рундштедта, Лееба, Бока, а также прославленных танковых командиров Гудериана и Геппнера. А 16 декабря назначил себя на место Браухича. Право, главный редактор «МК» сделал бы доброе дело для газеты, если после этих двух постыдных статей избрал судьбу Браухича...

Разгром под Москвой потряс немецкую армию и всю Германию: ведь это было их первое крупное поражение за всю Вторую мировую войну. По мнению многих специалистов и историков, оно могло обернуться их общим паническим бегством, и только жестокая воля Гитлера, приказавшего не отступать ни при каких обстоятельствах, остановило вермахт. В эти дни Геббельс записал в дневнике: «Фюрер питает к советскому военному руководству определённое уважение. Жестокое вмешательство Сталина спасло русский фронт». В дальнейшем Гитлер проникнется ещё большим уважением к нашему военному руководству, а в 44-м году даже провозгласит лозунг «Учится у русских!», но, увы, было поздно: Красная Армия вскоре вступила на землю Германии. А мы могли бы посоветовать: Гусев, хоть вам и семьдесят, учитесь у Гитлера! Учиться у Геббельса вам уже нечему.

«В завершение сих дебатов — пишет в конце газетный ас, — ещё об одной фальшивке из книги Карпова». И приводит слова якобы Алена Даллеса о том, как будет проводиться в жизнь план разгрома и закабаления России: «Окончится война, всё как-то утрясётся, устроится. И мы бросим всё, что имеем, — всё золото, всю материальную мощь на оболванивание советских людей. Сознание способно к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдём своих единомышленников, союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разворачиваться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания...»

Прервёмся. Гусев поведёт дальше речь об источнике этой цитаты. Но ведь есть тексты, источник которых не имеет существенного или даже никакого значения, ибо они правдивы и без этого. Он усмехался: «Страшный заокеанский план... Какая жуть»... Но разве всё описанное в нём не развернулось перед нашими глазами? Разве мы не видим воочию закабаление России? Разве США не бросили огромные силы и средства против нашей страны, в частности, на оболванивание советских людей посредством своей пропаганды, фильмов, поп-культуры? Разве они не подменяют наши истинные ценности целомудрия, трудолюбия, коллективизма на фальшивые ценности личного успеха, сексуальной разнузданности, богатства любой ценой? Разве под давлением всего этого не гаснет национальное самосознание? Разве они не нашли в самой России единомышленников, союзников и даже холуёв в лице Горбачёва, Ельцина, Путина и множества сошек помельче, вплоть до Гусева? Наконец, разве не разворачивается трагедия гибели нашего народа, уменьшающегося в год на миллион? Так какая разница, кто всё это сказал или написал — директор ЦРУ Даллес или президент Трумэн, узколобый сенатор Барри Голдуотер или широколобый теоретик антисоветизма Згибнев Бжезинский?

Дальше: «Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьём у них охоту заниматься исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс». Разве какой-нибудь Ерофеев или Сорокин работают не в этом духе, а их тиражируют, переводят, награждают, перед ними даже открывают двери Большого театра.

«Литература, театры, кино — всё будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и подымать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства, — словом всякой безнравственности». Разве не этим занимается хотя бы министр культуры Швыдкой, помешанный на сексе и матерщине, и всё наше телевидение?

«В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель...» Разве в стране не хаос, при котором невозможно понять, Медведев руководит Дворковичем или Дворкович — Медведевым. А кто виноват в страшной смерти «Курска» и 118 его молодых душ? Кто ответит за гибель русских людей на подбитом вертолёте МИ-26 в Грозном? Или 240 на Синаем? На чьей совести чуть не ежедневная гибель самолётов и вертолётов — президента Путина? министра обороны Шойгу? Начальника Генштаба? А где в мире известны самодуры такого крутого закваса, как был Ельцин или остаётся Чубайс? А разве уже давно Гайдар и Гав. Попов не подвели теоретическую базу под оправдание взяточничества? А если вы не знаете, что такое ныне бюрократизм и волокита — попробуйте обратиться в любую инстанцию — сразу поймёте. Вот только один пример личного порядка. Я, как фронтовик и инвалид, имею право на льготную установку телефона, но безуспешно добивался этого многие годы, и удалось, наконец, лет десять тому назад после неожиданно большого гонорара за 70 тысяч рублей.

«Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман...» Разве тот же Чубайс не объявил на всю страну, обращаясь к своим единомышленникам: «Больше наглости!» Разве Жириновский не являет нам это каждый день? Разве вы лично, Гусев, не сделали своей профессией ту же наглость да ещё ложь и обман, что мы видим хотя бы в истории с покойным Владимиром Карповым?

«Национализм и вражда народов, прежде всего — вражда и ненависть к русскому народу — всё это расцветёт махровым цветом». Разве вы, Гусев, вместе с Сарновым, Войновичем, Новодворской — не те самые махровые цветочки?

«И лишь немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдём способ их оболгать и объявить отбросами общества». Разве ваш американизированный «МК» и вы лично, Гусев, не попытались поставить в беспомощное положение Владимира Карпова, оболгать и превратить в посмешище героя Отечественной войны, напечатав две оскорбительных клеветнических статьи о нём тиражом больше двух миллионов и не дав возможности ответить там же?

Наконец: «Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы духовной нравственности. Главную ставку будем делать на молодёжь, станем разлагать, развращать, растлевать её. Мы сделаем из неё циников, пошляков, космополитов». Этим и занимаются телевидение, «МК», в частности и вы, Гусев, в этих двух статьях, как и во множестве других.

При чтении статей Дейча мне часто приходили на память строки талантливой русской поэтессы, еврейки по рождению:

Как мало в России евреев осталось.
Как много жидов развелось...

Действительно, нет уже Трижды Героя Социалистического труда Ю.Б. Харитона, нет Дважды Героя Советского Союза Д.А. Драгунского, нет Героя Социалистического труда, Трижды лауреата Сталинских премий, а также Ленинской и Нобелевской Л.Д. Ландау, нет семикратного чемпиона Советского Союза и многолетнего чемпиона мира по шахматам М.М. Ботвинника, нет Героя Социалистического труда, народного артиста СССР А.И. Райкина, нет народного артиста России и Дважды лауреата Сталинской премии И.О. Дунаевского, нет лауреата Ленинской премии М.А. Светлова, нет Бориса Леонидовича Пастернака... А кто есть, кого так много развелось, читатель и сам видит... За них Гусеву и каяться надо.

А телезрительский счёт был таков: 72% за Сталина, 28 — против.

(ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ)