?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
«Аналитика» от Левада-центра
Галстук
tekstus
По теме: Лев Гудков: "12% не поддается телепропаганде"

20160212_22-38-Королевство кривых зеркал

Оригинал взят у kir_bor в «Аналитика» от Левада-центра

В прошлый четверг Ведомости опубликовали описание последней научной конференции Левада-центра, с выдержками из выступлений Льва Гудкова, его руководителя. Хочу поделиться своими впечатлениями от прочитанного.

Вот, например, первая цитата из Гудкова: «социологи фиксируют исчезновение настроений перехода от советского тоталитаризма к чему-то демократическому. К этому привела политика режима, который подавил политическую конкуренцию и. гражданское общество, установил контроль над СМИ, а рост пропаганды поднял пласт советских представлений.»





Это ведь не набор слов, это очень грамотный заход против того, что автору, видимо, ненавистно и что признавать автору совсем не хочется. Давайте начнем с тоталитаризма. Здесь я введу довольно длинное но очень важное «лирическое отступление».

Итак. Еще сто пятьдесят лет назад по Европе «бродил призрак коммунизма», и уже тогда, а тем более после победы большевиков в России очень многие на Западе возлагали на коммунизм большие надежды.

Модерн исчерпал себя, развитие человека практически прекратилось, развивалась только техника, возникли антропологические ножницы, т.е. разрыв между развитием техники и развитием человека, приводящий к ситуации «обезьяна гранатой» и к ненужности человека. И коммунизм показывал новый путь развития человека.

А другой путь движения предложили нацисты. И от него содрогнулась вся гуманистично мыслящая Европа.

Именно в этот период термин «тоталитаризм» ввели в оборот либералы, выходцы из лондонского «Фабианского общества»: философ-экономист Хайек и философ-социолог Поппер. Ввели для того, чтобы уравнять нацизм и коммунизм. Некоторые скажут, что они не уравнивали, а «всего лишь» находили общие черты.

Вопрос: «Для чего находить общие черты» — тогда просто игнорируется. Кстати сказать, общие черты действительно есть. Например дисциплина и планирование. А есть ли дисциплина и планирование в любой успешной и коммерческой, и научной организации? И что теперь, все успешные успешные руководители — фашисты?

Сам же Поппер, в предисловии к русскому изданию в 90-ые годы, пишет о своей задаче следующее: «После того, как несколько издательств отвергли мою книгу [в 1944 году!], она была отпечатана в Лондоне под обстрелом гитлеровского «секретного оружия» Фау-1 (управляемых беспилотных бомбардировщиков) и Фау-2 (чрезвычайно мощных для того времени ракет). Опубликована она была в 1945 году, когда война в Европе уже окончилась, но работу над ней я считал своим вкладом в победу. Она была направлена против нацизма и коммунизма, против Гитлера и Сталина, которых пакт 1939 года сделал на время союзниками.»

Т.е. идет война, как тогда казалось прогрессивному человечеству, между фашизмом и остальным миром. Даже открывался второй фронт в Европе против Гитлера в помощь СССР.

А Поппер несколько по-другому проводит линию фронта. И конечно, в 44-ом такая линия казалась издателям несколько странной, мягко говоря. Это после Фултонской речи Черчиля стало «понятно» что за «монстр» по недоразумению пролез в антигитлеровскую коалицию, а затем и в ООН.

И тут же, в том же самом абзаце, еще маленький штрих: про союзников по Мюнхенскому сговору Поппер, упоминая о пакте Молотова-Риббентропа, решил умолчать, как это и принято во всей антисталинской пропаганде «преступного пакта».

Заканчивая «лирическое отступление», отмечу, что усилия Поппера с Хайеком не пропали втуне. В Европе все чаще и громче раздаются голоса о втором Нюрнбергском процессе, а российские маститые социологи используют этот ярлык для опускания и/или оболванивания читателей.

Следующее интересное слово — демократия. С максимальной эффективностью демократия существовала в греческих городах — полисах, где все друг друга знали. Наиболее близкая к этой — система многоуровневых выборов, например, как в Зеленой книге Каддафи.

Западная же демократия — власть олигархов, умело управляющих общественным мнением, а в случаях сбоя в управлении — нахально игнорирующих его (самый яркий пример — легализация однополых браков во Франции, несмотря на мнение большинства и миллионные(!) демонстрации протеста. «Тяжелая работа демократии» (ц) проявляется в виде хаоса в той же Ливии.

В Советском Союзе тоже была хоть и говорят, что формальная, но таких вещей, как во Франции не допускавшая) демократия на выборах в Советы, и, кроме того внутрипартийный «демократический централизм».

А треть Россиян, сказавших, что демократии в России нет, сказали, что ее нет вообще нигде. Представители Левада-центра, описывая результаты тоже соглашаются, что вопрос сложный. При этом, видимо, чтобы окончательно себя запутать, они один из вопросов сделали шедевральным: «что важнее: демократия или порядок».

А может, это значит, что демократия, по мнению составителя, противоречит порядку? Напротив, большая доля самих респондентов считает, что порядок — признак демократии. Но даже пусть так, пусть в понимании Левада-центра демократия и советскость антагонистичны, и плевать им на всё и всех. Но, согласно ими же самими опубликованному результату опроса, людей, считающих, что демократия в России не нужна, очень мало.

И их количество уменьшилось(!) за последние три года с 7 до 5 процентов. Так что же значит «демократическая» часть разбираемой фразы — ложь или некая манипуляция? Или провокация?

С учетом сказанного, получим такой перевод фразы «социологи фиксируют исчезновение настроений перехода от советского тоталитаризма к чему-то демократическому» на русский язык: «социологи отмечают рост просоветских настроений. Это меня очень печалит, и я буду с этим бороться как умею, в т.ч. называя черное белым».

Следующее предложение не менее интересно: «К этому привела политика режима, который подавил политическую конкуренцию и гражданское общество, установил контроль над СМИ, а рост пропаганды поднял пласт советских представлений».

До меня, может, телевизор очень искажённо доходит, но я вижу, что там пропаганда патриотизма, но рынка и либерализма (новости, аналитика), разврата и кидалова (ток-шоу, сериалы). При этом советские символы эксплуатируются ради рейтинга, и попутно по возможности искажаются. Я правильно передаю направление пропаганды?

Или не было беспрецедентной волны лжи про Войкова? Или не ставят памятники Колчакам и Солженицынам? Или глава государства не жалуется на Ленина, ссылаясь на фальшивки (не говоря уж об эпик фейле про бомбу) Или не снимаются при поддержке Минкульта всякие пакости про советский период?

Или у Гудкова какой-то свой канал получения пропаганды? Объединив со следующим абзацем (не буду приводить, он длинный, и в целом верный — про оболванивание населения), получим следующий перевод: в обществе разочаровались в способности капитализма решать проблемы общества, даже экономические, и уж тем более социальные.

К этому привела дебильно-либероидная (извините) политика правительства все последние двадцать пять лет во всех сферах: от финансов, до медицины, а так же более широкий поток информация о жизни на Западе. Усилия пропаганды по оболваниванию, упрощению населения только тормозят этот процесс, но остановить его не могут.

И вот такой — источающей ненависть к советскому и вообще патриотичному — лжи там еще вагон и маленькая тележка.

Убедитесь сами здесь.

Интересно, является ли публичная ложь директора социологического центра преступлением? Или это не ложь, а добросовестное заблуждение? Или я некорректно перевожу?

PS: Замечательный девиз был у этих людей на старом сайте: от мнения к пониманию, не зря убрали …

PPS: там не только Гудков выступал, но их в следующий раз.


Оригинал взят у achepkunov


  • 1

Концепция гражданина Карла Раймунда Поппера

опровергнута экспериментом Гоблина. Поппер - опровергнут.

  • 1