?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Дуплет Президента: хорошая мина
Галстук
tekstus
Оригинал взят у kovalenin в Дуплет Президента: хорошая мина

Рискованные высказывания президента о “бомбе, заложенной Лениным под страну”, заставили вспомнить историю создания СССР. Потому что обсуждение этого события показало, что распространены донельзя упрощённые представления об этом.

21 января на заседании Госсовета по науке президент НИЦ «Курчатовский институт» М.В.Ковальчук высказался о том, что управление наукой должно строиться через опору на те организации, которые по факту являются ведущими. Для иллюстрации выступающий процитировал слова о Ленине из поэмы Пастернака о Ленине: «Он управлял течением мысли и только потому – страной». В поэме эти слова завершали размышление о роли первого лица в управлении страной.

В.В.Путина никто не упрекнёт, что он склонен терять нить разговора. Но после слов о Ленине течение его мысли направилось и в другую сторону. В ответном слове президент не смог удержаться от высказывания на тему, далёкую от управления наукой:

«…Управлять течением мысли – это правильно. Важно только, чтобы эта мысль привела к нужному результату, а не как у Владимира Ильича… В конечном итоге эта мысль привела к развалу Советского Союза, вот к чему. Там много было мыслей таких: автономизация и так далее – заложили атомную бомбу под здание, которое называется Россией, она и рванула потом. И мировая революция нам не нужна была. Вот такая мысль там – надо подумать ещё, какая мысль».

Высказывание вызвало резонанс. И естественные вопросы. Неужели Путин считает проект автономизации 1922 года проектом Ленина? Как можно упрекнуть создателя СССР из независимых стран в развале СССР? Не Ельцина, раздававшего суверенитеты. А Ленина, который СССР создал и прожил после этого чуть больше года.

Это выглядело как рефлекторное, под влиянием слова-раздражителя проявление вульгарного (то есть неисторичного) антисоветизма..

И 25 января В.В.Путин ещё раз вернулся к этой теме. На форуме ОНФ астраханский учитель истории заметил ему, что слова о Ленине прозвучали диссонансно с обычным бережным отношением к культурному, историческому наследию нашей Родины. И президент высказался ещё более развёрнуто.

Он сначала успокоил граждан по вопросу о перезахоронении Ленина «и других вопросах подобного рода»: нужно не предпринимать никаких шагов, которые разделяли бы наше общество. Зафиксировал своё почтение к коммунистическим и социалистическим идеям. Забавно, что он при этом сравнил СССР с «Городом Солнца»:

«Но практическое воплощение этих замечательных идей в нашей стране – они были далеки от того, что излагали социалисты-утописты Сен‑Симон, Оуэн. Наша страна не была похожа на Город Солнца».

Очевидно, Владимир Владимирович думает, что названные утописты и Кампанелла описывали какое-то привлекательное общество. Это понятно: к утопистам в советское время относились положительно, как к «источнику марксизма», но их утопии не читали.

Другая ошибка той же природы – преувеличение роли большевиков «в развале фронта Первой мировой войны». Приказ №1 был принят и распространён в 9 миллионах экземплярах сразу после Февраля Петросоветом, в котором большевики имели едва заметное меньшинство.

Главное же, что только подтвердило повторное обращение к теме – ошибки другой природы. То есть не просто ошибки, а специальный комплекс представлений, объединяющий антисоветские оценки исторических антагонистов – монархистов и республиканцев-белогвардейцев. «Становление советской власти началось с массовых репрессий», «расстрел царской семьи», «уничтожение священников». Настоящими минами под СССР были такого рода однобокие оценки и изложения фактов с сильно смещёнными акцентами, а не право республик СССР на отделение.

Наконец, Путин вернулся и к этому вопросу, о «мине».

«О чём я говорил? О том, что была заложена мина под здание нашей государственности. Что я имел в виду? …Я имел в виду дискуссию между Сталиным и Лениным по поводу того, как строить новое государство, Советский Союз… Сталин тогда сформулировал идею автономизации будущего Советского Союза… Ленин раскритиковал позицию Сталина и сказал, что это была несвоевременная, неправильная идея. И более того, он… выступил за то, чтобы государство, Советский Союз образовался на основе… полного равноправия, с правом выхода из Советского Союза. И вот это и есть мина замедленного действия под здание нашей государственности. Мало того, что к границе привязали этносы многонационального, по сути унитарного государства…»

Стоп! Какое унитарное государство в 1922 году?! Это же не 1990-й, когда фраза «берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить» прозвучала над «по сути унитарной» Российской федерацией. А в 1922-м-то РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР не были частями единого государства. Президент это забыл? И большевики не были не только единственной, но и главной действующей силой Истории, которая к этому распаду привела. Достаточно напомнить, что например, независимость Центральной Раде дали не большевики, а Временное правительство (это и было поводом к первому из его кризисов), большевики же при первой возможности объединялись с советской Украиной и вновь теряли во время её оккупации.

К 1922-му это были независимые страны, в которых победила Советская власть и которые нуждались в объединении «для борьбы с всемирной буржуазией и для защиты от ее интриг». То есть их взаимные отношения были такие же как сейчас – на основе отдельных договоров. И для президента было бы и уместнее, и практически важнее рассуждать о конструкции объединения в союз не в сравнении с унитарной Российской империей, а в сравнении с сегодняшними политическими реалиями.

Что касается права выхода из Союза, речь об этом шла не только в ленинском проекте, но в обоих проектах – и в ленинском, и в проекте комиссии Сталина! Противопоставлять два проекта СССР по этому признаку невозможно! Никому тогда не приходило в голову, что можно приглашать независимые страны объединиться в единый Союз, не обещая возможности выйти из него!

Слова Ленина о том, что идея единого хозяйственного управления (слияния наркоматов) была «неправильной и несвоевременной» были откликом на реальность – республики не хотели унитарности. (Как Белоруссия в XXI веке не хочет в РФ, но вошла в Союзное государство и в Таможенный союз). Пытаясь добиться унитарности на переговорах, члены комиссии Сталина горячились. Сталин называл это нежелание «социал-национализмом», Орджоникидзе в полемике с грузинским руководством даже дошёл до рукоприкладства. Ленин, осудив эту недопустимую для большевика раздражаемость, назвал эту недооценку реальности «грубостью великорусского держиморды» (за которую досталось обоим грузинам и Дзержинскому -- «обрусевшие инородцы пересаливают по части русского национализма»).

То есть спор в 1922-м года не касался вопроса о выходе из Союза, спор был о степени объединения в СССР независимых стран. Ленин предлагал объединение внешнеполитическое (военное и дипломатическое), а хозяйственное единство обеспечивать пока только взвешенной партийной линией. Его конструкция была всё же гораздо теснее, чем, например, сегодняшняя конструкция Союзного государства России и Белоруссии, и других блоков, которые выстраивает современная российская дипломатия.

Ленин искал конструкцию, которая бы была примером для других «пробуждающихся народов». В этом несомненный отзвук чаяния этого скорого пробуждения «сотен миллионов народов Азии». Можно сегодня к этому относиться с иронией («мировая революция нам была не нужна»), но трудно сомневаться, что это дало свои плоды в том, что принятая ленинская конструкция Союза действительно позволила в дальнейшем Союз расширить, и что при другой конструкции это могло быть сложнее. Чем же это на деле оказалось – миной или источником расширения?

Причину развала страны вообще странно искать в юридической конструкции, так же как причина развала семьи состоит вовсе не в наличии права на развод.

* * *

Подведу итог. Путин старался показать взвешенное отношение к советскому периоду, но на деле обнаружил известный комплекс оценок, смешанный из нарочитых упрощений противоположных антисоветских лагерей – монархического и белогвардейского. Концепция единого учебника истории, в котором Февраль и Октябрь слиты в одну Великую революцию, ура-патриотическая оценка Первой мировой, Указ «О праздновании 100-летия со дня рождения А.И.Солженицына» – плоды этого же комплекса.

Это про него не ново. Никто и не думал, что президент не из антисоветского гнезда. Можно было бы и не обращать внимания на это, учитывая, что сам Путин выстраивает блоки с другими странами осторожно и прагматично, на грани возможного и отнюдь не фетишизируя формальный статус иных государств и государственных образований. То есть вполне в ленинском духе.

Но именно поэтому, заговаривая о принципах государственного строительства в критическом к Ленину ключе, он рискует заложить хорошую мину под собственную политику - то есть ровно под то, за что ему доверяют. Потому что естественно возникают вопросы:

1. Как можно критиковать принцип самоопределения (вплоть до отделения) окраин, если не хочешь возвращать Крым?

2. Как можно называть отказ от плана автономизации (то есть от полной унитарности) бомбой под страну, и одновременно добиваться выполнения условий Минска-2?

Получается, раздражение плохой советчик. Рефлекторно, «на звук» выстрелив в советскую историю, а потом ещё оправдываясь, можно нечаянно попасть в Россию.