?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Австрийские наброски
Карандаш
tekstus
20151206_13-20

Оригинал взят у cheremnykh_ivan в Лицо Десталинизаторов

17 ноября, накануне открытия Ельцин-Центра в интервью Znak.com дочь Ельцина Татьяна Юмашева высказалась по поводу десталинизации России. По её мнению «государство обязано планомерно, обстоятельно, шаг за шагом, еще со школьной парты рассказывать о том, что сталинизм — это преступление против человечности. И президентский центр будет продолжать заниматься важнейшей просветительской работой, рассказывать людям правду о сталинских преступлениях». Сталинские преступления, по её мнению – это «миллионы безвинно погибших в сталинских лагерях, во время голода и коллективизации» <…> «Никакими стройками, никакой индустриализацией, ничем эти бессмысленные жертвы, это планомерное уничтожение всех слоев населения оправдать нельзя».

Татьяна Борисовна Юмашева (дочь Бориса Ельцина)

 
Отметим, что Ельцин-Центр построен в первую очередь на государственные деньги. А такое «просвещение» в духе «сталинизм — преступление против человечности» явно идет в разрез с мнением большинства народа, который совсем иначе относиться к фигуре Сталина.
 
И Татьяна Борисовна это понимает. В интервью ТАСС она заявила, что Ельцин-Центр не сможет сломить сложившиеся в обществе стереотипы о том, что 1990-е годы – это эпоха разрушения, также как «не может только что открытый в Москве музей ГУЛАГа поменять восторженное отношение большого количества наших соотечественников к Сталину».
 
Такого рода подход, как мы понимаем, антидемократичен. Большинству народа говорят, что его позиция изначально не правильна, а ведь среди этих людей есть и ученые и академики. Лукавите вы Татьяна Борисовна на счет «просвещения». Не им вы хотите заниматься, а карательной психиатрией.
 
Но она это называет по-другому – «правдой». Татьяна Борисовна очень сожалеет, что в 90-ые «не была рассказана вся правда о сталинизме. Чтобы не было сейчас теорий об эффективном менеджере Сталине, и чтобы эта страница истории была изучена, осмыслена, перевернута и закрыта».

Ой ли? Так уж нам мало рассказали «правды» о Сталине. По-моему, все средства массовой информации, культура, и т.д были только на это и направлены. Сейчас почти и не вспоминают многие фильмы эпохи «карательной психиатрии», например, такие «шедевры» кинематографа, как «Пиры Валтасара, или ночь со Сталиным». В этом фильме режиссер показывает, как якобы куражилась сталинская элита. Достаточно упомянуть об эпизоде, когда один из подвыпивших соратников Сталина (некто Нестор) демонстрируя свою меткость, стреляет в яйцо, находящееся на голове повара. После попадания все, в том числе и Сталин аплодируют меткому стрелку. Нужно ли говорить, о том каков накал идиотизма в данном фильме.



Арсений Борисович Рогинский, председатель Правления Международного общества «Мемориал».

 
Однако хотелось бы привести наиболее яркие примеры того, как десталинизаторы рассказывали нам правду. Председатель Правления Международного общества «Мемориал» Арсений Рогинский в 2012 году на круглом столе «Историк – между реальностью и памятью», который состоялся в Днепропетровске говорил:
 
«В начале 90-х я довольно много занимался статистикой советского террора. Изучил огромное количество отчетных «простыней» о терроре за все годы, из разных регионов Советского Союза. Статистика у нас всерьез начинается с 1921 г., до 1921 г. сохранились только разрозненные обрывки. А, начиная с 1921 года – огромные папки. Году в 1994-м я все изучил, все расписал и сложил. Дальше – нужно было публиковать. Я посмотрел на свои цифры...
 
Вокруг меня во внешнем мире существуют люди, мнение которых важно для меня: существует традиционное интеллигентское общественное мнение, и, что самое главное, мнение бывших заключенных, которых в 1994 г. в живых еще оставалось очень много. И они мерили наши жертвы за всю историю террора какими-то совершенно немыслимыми цифрами, десятками миллионов.
 
А по моим подсчетам за всю историю советской власти, от 1918 до 1987 года (последние аресты были в начале 1987-го), по сохранившимся документам получилось, что арестованных органами безопасности по всей стране было 7 миллионов 100 тысяч человек. При этом, среди них были арестованные не только по политическим статьям. И довольно много. Да, их арестовали органы безопасности, но органы безопасности арестовывали в разные годы и за бандитизм, контрабанду, фальшивомонетничество. И по многим другим «общеуголовным» статьям.
 
Под все эти цифры есть папки с документами. В ежегодных отчетах органов безопасности значится: привлеченных – столько-то, в том числе с арестом, в том числе без ареста. Дальше начинается таблица движения арестованных. Прошло по законченным следственным делам – столько-то, в том числе, передано на особое совещание – столько-то, передано в суды и трибуналы – столько-то. В несудебные органы – столько-то. Бежало, умерло – вся статистика. Побегов, кстати, было очень мало.
 
И вот цифра итоговая – 7 миллионов. Это за всю историю советской власти. Что с этим делать? А общественное мнение говорит, что у нас чуть ли не 12 миллионов арестованных только за 1937-1939-й. И я принадлежу этому обществу, живу среди этих людей, я их часть. Не советской власти часть, не российской демократии, а этих людей. Просто точно знал, что, во-первых, не поверят. А, во-вторых, для круга, к которому я считаю себя принадлежащим, это значило бы, что все, что нам говорили о цифрах до этих пор вполне уважаемые нами люди, неправда.
 
И отложил я все свои вычисления в сторону. Надолго. А потом уж (через годы) вроде уже можно было публиковать, а времени не нашлось. Пока».
 
Вот вам портрет десталинизатора, он вам расскажет, что значит «жить не по лжи». Поняли он побоялся выпасть из того круга, которому принадлежал из-за правды. По тому что этому кругу нужна была не правда, а приговор сталинизму.


blog_entry_301699.jpg
Лебедев Валерий Петрович                                                      Рыбаков Анатолий Наумович

 
Перейдем к следующему примеру. Предлагаю вашему вниманию отрывок из статьи Лебедева Валерия Петровича, кандидата философских наук (1970), в 1992 г. эмигрировавшего в США ныне живущего в Бостоне. Статья называеться «Если бы Горбачев был решительней». В данном отрывке речь пойдет о диалоге Валерия Петровича с известным писателем, ещё одним авторитетом для того сообщества, о котором говорилось выше, Рыбакове Анатолии Наумовиче, авторе романа «Дети Арбата», вызвавшего широкий общественный резонанс. Итак, цитирую:
 

«Впервые Сталин как антигерой в перестроечное время был назван не политиками и даже не публицистами (в советской печати), а писателем Рыбаковым в романе «Дети Арбата», опубликованном летом 1987 года.
Когда-то за несколько лет до своей смерти Анатолий Наумович Рыбаков позвонил мне и пригласил навестить его в своей квартире в Манхеттене (по дарственным надписям на его книгах я вижу, что это было 16 июля 1995 г.). Я провел там целый день и мы переговорили массу тем (остались записи, которые я так пока и не удосужился распечатать).
В одной из своих статей, которая ему особенно понравилась я воспроизвел известный афоризм Сталина: «Есть человек — есть проблема. Нет человека — нет проблемы!». Анатолий Наумович впился: где говорил это Сталин? В каком своем произведении? Или в записке? Или в какой речи?..
…Я задумался. Ответил так: Зная немного психологию Сталина, предполагаю и даже уверен, что таких вот в точности слов он никогда публично не говорил. И не писал. Он же был великий актер в политике и не позволил бы себе раскрыть свою сущность. Такую откровенность он мог бы позволить себе только в очень узком кругу своих «соратников», а, вернее, холуев. Где я это читал? Да как-то расплывчато. Висит в воздухе. Много где. В мемуарах… В публицистике. Эта фраза стала своего рода штампом для обозначения той эпохи.
— Значит, не помните точно, где?
— Точно — нет.
— Так вот именно, — вскричал Анатолий Наумович с юношеской живостью, — я ее сам придумал ! Впервые в «Детях Арбата» эту фразу Сталин как раз и произносит. Я сочинил — и вложил в уста Сталину! Я же написал этот роман за 20 лет до его публикации в 1987 году. И оттуда она пошла гулять, и никто уже не помнит, откуда она взялась. Я, я автор этого афоризма. И вот — никто не помнит и не знает…
В последних словах прозвучала нескрываемая горечь. Я встал и пожал его руку…
— Анатолий Наумович! — сказал я с неподдельным волнением и даже пафосом. -Если так, то разрешите мне вас поздравить и выразить восхищение. Ибо вам в нескольких словах удалось удивительно точно передать всю суть сталинского подхода к людям. Его психологию. Знаете, это лучше, чем у Фрейда с его оговорками. А то, что никто не помнит — еще лучше. Стало быть, фраза стала народным присловьем. Вы создали истинно народное произведение. Знаете, как народная песня. Или былина.
— Вы так действительно считаете?
— Абсолютно. Высшее признание для творца — это когда его имя забывают, а произведение помнят, оно становится безымянным, зато — народным.
— Ну, вы меня успокоили. А я то…переживал, знаете ли. Везде эта фраза — и никогда нет никакой отсылки. Вот и у вас тоже…
— Я же говорю — это высшее признание. Ну, кто изобрел колесо? Да что там… Кто написал «Очи черные»? А? А ведь недавно появился этот романс — в середине XIX века. Везде пишут — музыка народная. Или вот уж совсем свежий пример: «Полюшко-поле». Написана песня в начале 30-х годов. Кто автор — почти никто не знает. Cкажем, оркестр Поля Мориа исполняет : «Полюшко-поле», на пластинке написано : «Музыка народная».
— Значит мой афоризм — народный?
— Народный, Анатолий Наумович.
— Ну, тогда пойдем выпьем за это дело и закусим.
Обед (приготовленный женой Рыбакова) был потрясающим».
 
Вот так, не выдержала душа поэта. А мы в очередной раз убедились в лживости, лицемерии десталинизаторов, их готовности идти на любые махинации с фактами ради достижения своих целей. Но самое главное то, что свою подлую сущность раскрывают они сами.
 
После «Перестройки» часто утверждалось, что вот мол сняли в СССР цензуру и полилась из рога изобилия эта самая «правда» о Сталине. Какова это «правда» и каковы её носители, мы кратко рассмотрели. Но полилась ли она спонтанно, как нас в этом заверяли, или была организована? Сегодня по этому поводу уже нет смысла спорить, поскольку в организованном характере десоветизации (то есть промывания мозгов) признался один из её главных организаторов, член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС, курирующий вопросы идеологии, информации и культуры Александр Николаевич Яковлев.



Яковлев Александр Николаевич


Во вступительной статье к русскому изданию «Чёрной книги коммунизма» в 1999 г. Яковлев писал:
 
«…я много и въедливо изучал работы Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, Мао и других «классиков» марксизма, основателей новой религии — религии ненависти, мести и атеизма. <…> Давным-давно, более 40 лет назад, я понял, что марксизм-ленинизм — это не наука, а публицистика — людоедская и самоедская. Поскольку я жил и работал в высших «орбитах» режима, в том числе и на самой высшей — в Политбюро ЦК КПСС при Горбачёве, — я хорошо представлял, что все эти теории и планы — бред, а главное, на чём держался режим, — это номенклатурный аппарат, кадры, люди, деятели. Деятели были разные: толковые, глупые, просто дураки. Но все были циники. Все до одного, и я — в том числе. Прилюдно молились лжекумирам, ритуал был святостью, истинные убеждения — держали при себе.
 
После XX съезда в сверхузком кругу своих ближайших друзей и единомышленников мы часто обсуждали проблемы демократизации страны и общества. Избрали простой, как кувалда, метод пропаганды «идей» позднего Ленина. <…> Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработали (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и «нравственным социализмом» — по революционаризму вообще. <…>
 
Советский тоталитарный режим можно было разрушить только через гласность и тоталитарную дисциплину партии, прикрываясь при этом интересами совершенствования социализма. <…> Оглядываясь назад, могу с гордостью сказать, что хитроумная, но весьма простая тактика — механизмы тоталитаризма против системы тоталитаризма — сработала».
 
Вот так, подключение диссидентской клики, напитанной ядом ненависти ко всему советскому, к инструментам пропаганды было способом сокрушения советской системы. Именно о повторении подобной десталинизации и мечтает дочь Бориса Ельцина. И не открытия архивов, основанных на них объективных исследованиях, она требует. Ей это ничего не нужно, ей нужен приговор. Приговор сталинизму, а на деле России вообще. В этой связи возникают следующие вопросы:

1)     Что такое ельцинская «Семья» от лица которой говорит Татьяна Юмашева?
2)    Зачем ей именно сейчас понадобилась десталинизация?
3)    Как её вообще можно осуществлять при массовой поддержке Сталина и потере кредита доверия десталинизаторами?

Все вопросы явно не праздные.