?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Курская дуга. "Катюши" бьют прямой наводкой
Машинка
tekstus
20151025_17-12

К исходу 6 июля ситуация в полосе АК «Кемпф» для ее командования была не только сложной, но и во многом непонятной. К этому моменту из трех главных задач — форсирование реки, прикрытие правого крыла 4-й ТА и создание прочного фронта прикрытия по правому берегу р. Корень — была выполнена лишь первая. Причем войска генерала Рауса, несмотря на оказанную им 3-м тк помощь, целой дивизией практически топтались на месте, а кое-где даже отошли. Причем ни штабы корпусов, ни тем более Кемпф не имели данных о силах русских и их системах укрепления перед фронтом ак «Раус» и на правом фланге 3-го тк. Поэтому, не прояснив ситуацию и не решив вопрос с устойчивым прикрытием правого фланга 7-й тд, развернуть ее на восток было рискованно. Особенно если учесть, что советская сторона ежедневно проводит контратаки в полосе армейского корпуса, в том числе и с применением танков.

20151025Генерал Г. фон Функ вспоминал:

« ... Подойти к р. Корень, как планировало высшее командование, не удалось. Таким образом, не были созданы предпосылки для обеспечения флангового прикрытия, которое постепенно должно было двигаться в северном направлении.

Намечая план боевых действий на 7 июля, необходимо было принять во внимание это положение. Дивизия должна была сама выяснить совершенно запутанную обстановку на правом фланге и принять какие-то меры, чтобы повернуть свои силы в восточном направлении»
[326].

Кроме того, разведка еще не смогла зафиксировать подход и вступление в бой наших оперативных резервов (в том числе 31-й оиптабр, полк, который развернул от Ястребово бронегруплу фон Оппельна). Немецкое командование по-прежнему считало, что советская сторона удерживает фронт перед армейской группой войсками, выделенными для обороны непосредственно главной полосы. И это наводило на тревожные мысли. Если так стойко дерется первый эшелон, то что будет, когда пойдут оперативные, а тем более - стратегические резервы?
<...>

В ночь на 7 июля бои на правом крыле 7-й гвардейской почти не затихали. Все три боевые группы 19-й тд с ожесточением и невероятной настойчивостью прогрызали рубеж 81-й гв. сд. После того как танки Гота вышли на прохоровское направление и правый фланг 4-й ТА растянулся до 25 км, захват района Старый Город — Ближняя Игуменка — Беловская для дальнейшего продвижения ударной группировки ГА «Юг» имел ключевое значение. Хауссер был вынужден сосредоточить почти половину наличных сил для прикрытия правого фланга своего корпуса. К чему это ведет, Кемпф прекрасно осознавал, но кардинально решить проблему пока был не в состоянии. Поэтому штурм рубежа 81-й гв. сд войсками Брайта шел практически круглосуточно. Это давало определенные результаты: хотя и с огромным трудом, медленно, но враг продвигался вперед.

И.К. Морозов вспоминал:
«В ночь с 6 на 7 июля: 238-й гв. сп закрепился на второй траншее и запасной позиции фронтом на юго-восток;
233-й гв. сп закрепился на второй траншее и занял батальонный узел обороны Ближняя Игуменка, фронтом на восток и северо-восток;
235-й гв. сп левым флангом отошел во вторую траншею, фронтом на юго-запад, двумя батальонами удерживал Старый Город и дорогу, идущую на Шишино — Хохлово, фронтом на запад. Танки KB были выведены в Ближнюю Игуменку»
[346].
20151025_18-13
Напомню, что батальонный узел сопротивления Ближняя Игуменка строился по схеме укрепленного района с полевыми обводами, противотанковыми рвами и т.д. Его штурм был делом очень трудоемким, и сил лишь одной 19-й тд оказалось явно недостаточно. Это понимал Брайт, поэтому ставил задачу: обойти его двумя танковыми группами и взять в кольцо. Бронегруппа Беккера готовилась из Беловской ударить в направлении хут. МТС — хут. Андреевский, а фон Оппельна из района с. Ястребово — выс. 125.5 — выс. 212.4 — хут. Постников. Но сначала мотопехота Унрайна должна была при поддержке танков овладеть с. Ястребово, затем с. Севрюково, а после того, как бронетехника фон Оппельна переправится на западный берег р. Разумная, прикрыть правый фланг бронегруппы. В то же время подразделением Келера (73-й грп) надлежало продолжить наступление из района разъезда Крейда на Старый Город, в том числе и с целью прикрытия левого фланга группы Беккера. 168-я пд получила приказ: систематическими атаками с Михайловского плацдарма сковать силы гвардейцев Морозова в Старом Городе. Таким образом, генерала Г. Брайт предполагал к исходу 7 июля дивизиями Шмидта, Хюнесдорфа и Шале де Болье расколоть фронт 81-й гв. сд на всю глубину как минимум в двух местах и выйти на стык 7-й гв. и 6-й гв. А (на левый фланг 375-й сд) в районе хут. Постников, хут. Андреевский, Черная Поляна.

Выстроить ход боевых действий в полосе наступления 19-й тд ночью и утром 7 июля предельно сложно. Сводки дивизий 3-го тк, как и его донесения в штаб армейской группы, за этот день не сохранились. Осталась лишь ошибочно внесенная информация в дневную сводку на 8 июля, касающаяся 7 июля, которая несколько проясняет ситуацию, но, к сожалению, не до конца. Почти полностью отсутствуют оперативные документы 81-й гв. сд за этот период и в фондах ЦАМО РФ. Судя по собранным, но далеко не полным данным, особо напряженные бои вела группа Келера, пробивавшаяся к разъезду Крейда с юга вдоль железной дороги. После непродолжительного отдыха в 3.30 7 июля ее подразделения продолжили наступление и через пять часов ворвались в этот мощный опорный пункт.

Позиции 238-го гв. сп майора Кирюхина были прекрасно подготовлены к долговременной обороне. Особенность построения позиций и огневой системы у разъезда Крейда заключалась в том, что здесь для возведения укрытий и ДЗОТов использовались рельсы и шпалы, к тому же во всех кирпичных строениях ремонтных мастерских, в двух полуразрушенных элеваторах были оборудованы ДОТы. Здесь же находились сначала три, а потом две роты тяжелых КВ. Помимо этого, как уже упоминалось, вдоль ж.-д. насыпи были подготовлены капониры для установок М-13 с запасными позициями дивизионного оиптад. И что очень важно, вся система огневых средств была жестко увязана с инженерными заграждениями. Это обстоятельство, наряду со стойкостью воинов дивизии и сложной местностью для применения танков, явилось главной причиной прочности рубежа 81-й гв. сд.

20151025_18-20
На огневой позиции «бронебойщиков» 81-й гв. стрелковой дивизии. На втором плане немецкий тяжелый танк Т-6 «тигр»


Кроме того, еще 6 июля комдив усилил полк, перебросив из-под Ближней Игуменки и хутора МТС, в район раз. Крейда 1, 3/233-й гв. сп. Поэтому ударные группы 19-й тд продвигались медленно и с большим трудом. Хотя на второй день наступления примененная тактика, когда штурмовые группы блокировали ДЗОТы и подрывали их, а если не удавалось, то уничтожали специально выделенными орудиями, давала заметный эффект. Но все наши ОТ были прикрыты минными полями, минометным и артиллерийским огнем, в частности, подход к разъезду с юга и юго-запада контролировала минометная рота 238-го гв. сп и 2/290-й амп. Поэтому, пробиваясь в глубь обороны дивизии Морозова, части Шмидта оставляли за собой кровавый след: сотни убитых и раненых ежедневно, десятки единиц сгоревшей и поврежденной бронетехники. Как доносил штаб дивизии, особенно высокая убыль личного состава наблюдалась именно в 73-м грп. Точных данных потерь личного состава соединения установить по дням не удалось, но, согласно дневному донесению 19-й тд за 8 июля, после того, как разъезд Крейда и прилегающий к нему район будет полностью взят под контроль, только 1/73-й грп недосчитается половины своего состава. В немецких документах рубеж 81-й гв. сд часто именует не иначе как «невиданной системой укрепления». В книге мемуаров И.К. Морозов цитировал выдержку из документа дивизии Шмидта, в котором приводились некоторые проблемы, с которыми враг столкнулся в ходе этих боев:

«Вдобавок ко всему русские устроили завалы, заминировали и залили горючим все овраги и балки, и когда наши танки пытались проскочить, они подрывались, горели, тонули, и их расстреливала русская тяжелая артиллерия»[347].

Действительно, гитлеровцы впервые столкнулись с такой совершенной обороной и грамотным управлением войск. Опережая события, замечу, что стрелковое соединение генерал-майора И.К. Морозова, дравшееся с танковой (в полном составе) и половиной пехотной дивизии, удерживало позиции пять суток и нанесло противнику очень большой урон. Генерал И.К. Морозов так вспоминал одну из утренних атак:

«20 немецких танков, 10 самоходных артустановок и до полутора полков пехоты шли с юга на Михайловку, НТК, 60 танков и самоходок до двух пехотных полков немцев наступали через клх. «День Урожая» на Крейду. Огнеметные танки, а за ними и пехота уже прорвались к разъезду и продвигались к НП командира дивизии (полуразрушенный элеватор. — З.В.). Но возле железнодорожного полотна их давно и терпеливо поджидали два глубоко врытых в землю дивизиона «катюш» с термитными снарядами. Несколько восточнее них стоял на прямой наводке наш прославленный истребительно-противотанковый дивизион храбрейшего пушкаря капитана Георгия Сушицкого, которого гвардейцы прозвали «ястребом» за стремительность и энергичность.
...танки, выбрасывая черный дым и огонь, ползли к железнодорожной насыпи, их сопровождает самоходные орудия. На тех и других находился десант автоматчиков. Вот группа прошла низину перед железной дорогой, и танки стали выползать наверх. В этот момент раздался залп нашей истребительной артиллерии и гвардейских минометов. Все смешалось, рвалось, горело... Снаряды «катюш» разбивались о броню танков, разбрасывали огонь. В пламени гибли машины и гитлеровцы. Самоходные орудия наскакивали на танки, доставалось и своей пехоте. В контратаку поднялись батальоны капитанов Качановаш, Антонова [349], Акимова [350], Ярко и Завадского [351]. Пехота штыками довершила дело артиллеристов. На крейдовском направлении внезапно наступила тишина»
[352].

20151025_18-26
Подбитый немецкий средний танк PzKpfw IV, модификации H или G.
Курская дуга, июль 1943


Мемуары комдива, которые цитируются выше, увидели свет в начале 60-х годов, поэтому, как и большинство изданий той поры, перенасыщены героическим пафосом и скупы на детали. Они лишь обозначают контур событий, хотя в отношении фактов автор не погрешил (чувствуется, что он работал с документами), и практически все описываемые в книге события были в действительности. Этим и ценен этот источник. Реактивные системы не были предназначены для борьбы с танками, однако в ходе Курской битвы их вынуждены были не раз применять при отражении танковых ударов, причем достаточно эффективно, в том числе и в полосе 7-й гв. А. Обобщения этого опыта после битвы, вероятно, не проводилось, так как каких-либо документов пока обнаружить не удалось. Поэтому приводимые в книгах участников боев примеры использования «катюш» интересны тем, как в действительности вели борьбу гвардейцы с противником непосредственно на переднем крае, и ярко свидетельствуют о том, что мощь обороны фронта складывалась в том числе и из инициативы и творческого подхода к боевой работе наших бойцов и командиров. Чтобы читатель смог убедиться в этом, приведу воспоминания бывшего командира батареи БМ-13 79-го гв. мп PC М.П. Иванчихина:

«Мы знали, что фашисты будут применять большое количество танков, поэтому необходимо было научиться вести огонь с открытых огневых позиций прямой наводкой по атакующим танкам. Сразу хочу оговориться, что полностью прямой наводкой «катюша» стрелять не может, это не ствольная артиллерия. Наименьшая дальность у «катюш» стрельбы по цели из-за того, что направляющие смотрят высоко, 400 метров. Чтобы стрелять прямой наводкой, направить направляющих прямо в цель, нужно было подкопать землю под передними колесами так, чтобы колеса въехали в этот ровик и направляющие стали параллельно земле, смотрели прямо в цель. У ствольных орудий проще — можно навести орудие через прицел непосредственно в цель.

30 июня 1943 г. проводилась опытная стрельба, которая показала, что можно стрелять и прямой наводкой. Выехали в балку — глубокий овраг, кое-где поросший лесом, поставили мишень. Подготовили ровик, куда будут заезжать передние колеса боевой машины, очень тщательно навели орудие в мишень, дали выстрел одним реактивным снарядом. Но наши боевые машины и снаряды предназначены для стрельбы по площадным целям, разлет снарядов очень большой. Реактивный снаряд разорвался в 50 метрах правее цели. Больше стрелять не стали, было ясно, что в танк таким образом можно попасть, если давать залп всей установкой — 16 реактивных снарядов. Атакующие танки обязательно остановим, снаряд попадет в сам танк или гусеницу, перебьет или осколками достанет по двигателю. Этот опыт очень пригодился потом в ходе Курской битвы, когда часто приходилось стрелять с открытых огневых позиций»
[353].

Добавлю, что расчеты гвардейских минометов отрабатывали, а затем и применяли способы стрельбы из «катюш» с рикошетом снаряда. При определенном угле встречи ракеты с землей ее подбрасывает вверх на 8 — 12 метров, и, если на такой высоте срабатывает детонатор, площадь поражения осколками значительно увеличивается. Хотя все перечисленные выше приемы — это, можно сказать, чистой воды самодеятельность, тем не менее она часто выручала в трудную минуту...

Источник: Переломный момент Курской битвы. Забытое сражение Огненной дуги / Валерий Замулин. - М.: Яуза: Эксмо, 2013. С.298, 317-321.



20151025_18-36

Судьба Курской битвы решалась не только под Прохоровкой, но и южнее, на корочанском направлении, где наступление армейской группы "Кемпф" было остановлено прославившейся в Сталинграде 7-й Гвардейской армией генерала Шумилова. Хотя сам Вернер Кемпф впоследствии прямо заявил, что "Провал операции обернулся трагедией", эти ожесточенные бои остались в тени других эпизодов побоища на Огненной Дуге.
Основываясь на недавно рассекреченных документах и прежде недоступных материалах как советских, так и немецких архивов, детально восстановив ход боевых действий в переломный момент операции "Цитадель", эта книга освещает последнее "белое пятно" в истории Курской битвы и проясняет причины локальных неудач и решающих побед Красной армии в генеральном сражении Великой Отечественной войны.




Курская дуга.

Внимание, танки!

В преддверии Курской битвы советские войска, в том числе и реактивная артиллерия, усиленно готовились к предстоящим боям с немецкой бронетехникой. Катюши заезжали передними колесами в вырытые углубления для придания направляющим минимального угла возвышения, и снаряды, уходя параллельно земле, могли поражать танки. Были проведены опытные стрельбы по фанерным макетам танков. На тренировках реактивные снаряды разносили мишени в щепки. Однако у такого метода нашлось и немало противников: ведь боевая часть снарядов М-13 была осколочно-фугасной, а не бронебойной. Проверять эффективность катюш против танков пришлось уже в ходе боев. Несмотря на то что реактивные установки не были предназначены для борьбы против танков, в отдельных случаях катюши успешно справлялись с этой задачей.

Приведем один пример из секретного отчета, адресованного во время оборонительных боев на Курской дуге лично И.В. Сталину: «5 — 7 июля гвардейские минометные части, отражая атаки противника и поддерживая свою пехоту, провели: 9 полковых, 96 дивизионных, 109 батарейных и 16 взводных залпов по пехоте и танкам врага. В результате, по неполным данным, было уничтожено и рассеяно до 15 батальонов пехоты, сожжено и подбито 25 автомашин, подавлено 16 артиллерийских и минометных батарей, отражено 48 атак противника. За период 5−7 июля 1943 года было израсходовано 5547 снарядов М-8 и 12 000 снарядов М-13. Особенно следует отметить боевую работу на Воронежском фронте 415-го гвардейского минометного полка (командир полка подполковник Ганюшкин), который 6 июля разбил переправу через реку Сев. Донец в районе Михайловки и уничтожил до одной роты пехоты и 7 июля, участвуя в бою с танками противника, стреляя прямой наводкой, подбил и уничтожил 27 танков…»

В целом же применение катюш против танков, несмотря на отдельные эпизоды, оказалось малоэффективным из-за большого рассеивания снарядов. К тому же, как уже отмечалось ранее, боевая часть снарядов М-13 была осколочно-фугасной, а не бронебойной. Поэтому даже при прямом попадании реактивный снаряд оказывался не в состоянии пробить лобовую броню «Тигров» и «Пантер». Несмотря на эти обстоятельства, катюши все равно наносили танкам ощутимый урон. Дело в том, что при попадании реактивного снаряда в лобовую броню экипаж танка часто выходил из строя из-за сильнейшей контузии. Кроме того, в результате огня катюш у танков перебивались гусеницы, заклинивало башни, при попадании осколков в моторную часть или бензобаки мог возникнуть пожар.

Катюши успешно применялись до самого окончания Великой Отечественной войны, заслужив любовь и уважение советских солдат и офицеров и ненависть военнослужащих вермахта. За годы войны реактивные установки БМ-8 и БМ-13 монтировались на различных автомобилях, танках, тягачах, устанавливались на бронеплощадках бронепоездов, боевых катерах и т. д. Были также созданы и участвовали в боях «братья» катюши — пусковые станки тяжелых реактивных снарядов М-30 и М-31 калибра 300 мм, а также пусковые установки БМ-31−12 калибра 300 мм. Реактивная артиллерия прочно заняла свое место в составе Красной армии и по праву стала одним из символов победы.

Статья «Выходила на берег «Катюша»» опубликована в журнале «Популярная механика» (№115, май 2012).

Источник: «Катюша»: оружие победителей / Олег Ащеулов (2012 г.)



См. также:

- 29.04.2015 17:10 Из "Катюши" - по танкам! // rg.ru

- 09.05.2015 13:00 «Катюша»: оружие победителей // www.popmech.ru

- Георгий СУШАН. Такие разные «Катюши» // epizodsspace.airbase.ru
 
Размещение БМ-13 для стрельбы прямой наводкой по танкам
Размещение БМ-13 для стрельбы прямой наводкой по танкам:
а — цель, б — установка, в — углубление под передними колесами.