?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Ошибка президента
Галстук
tekstus
Оригинал взят у rjadovoj_rus в Ошибка президента

Однако хорошо написано. Почти всё, что я хотел бы сказать по этому поводу - сказано. Путин находится на стратегической развилке. Если он не выберет один из стульев - он упадет между ними. И мы упадем вместе с ним.

Оригинал взят у alexander_gorn в Ошибка президента.



Я некоторое время назад решил минимизировать в своём блоге количество политики, а если уж и обсуждать её, то с точки зрения психологии. Сегодня повод поговорить о политике именно  этой точки зрения есть – это речь президента России Владимира Владимировича Путина на заключительном заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» в Сочи.

О собственно политических (причём главным образом внешнеполитических) её аспектах уже написано достаточно много, в основном в позитивном ключе, напишут, я уверен, ещё больше, и тут я не буду спорить или оригинальничать. Мне интереснее другое – чего в этой речи и последующих ответах на вопросы журналистов НЕ прозвучало, а главное - почему этого не прозвучало. Потому что именно эти вопросы позволяют отчасти ответить на вопрос «who is mister Putin?»

Начинает наш президент своё выступление с, так сказать, гимна миру: «Здесь, безусловно, вспоминали и нашего великого писателя Льва Николаевича Толстого. В своём великом романе „Война и мир“ он назвал войну противным человеческому разуму и всей человеческой природе событием, а мир считал благом для людей. Действительно, мир, мирная жизнь были и остаются идеалом человечества».

Это и неудивительно, поскольку тема всего клуба заявлена именно как «ВОЙНА И МИР: человек, государство и угроза большого конфликта в XXI веке». Позиция Путина, в общем, далеко не нова: тут же вспоминаются и приснопамятные «хотят ли русские войны», «должны смеяться дети и в мирном мире жить» и вообще вся атмосфера брежневской и послебрежневской эпохи с её несколько приторным миролюбием с нашей стороны. Отметим этот момент и вернёмся к нему чуть позже, а пока пойдём дальше.

А дальше Владимир Владимирович констатирует очевидное нарастание... того, что он предпочитает называть «конфликтом» или «войной, условно говоря». Причём нарастание в различных сферах – как собственно военной, так и экономической, политической, информационной и так далее. Почему всё это, при нынешней-то интенсивности, невиданной не то что в брежневскую, а даже и в хрущёвскую эпоху, всё же «условная война» или даже вовсе «конфликт», притом что присутствующие на клубе американцы прямо говорят о Холодной войне, лично мне не понятно. И выводов из данных фактов особо не делается – просто, дескать, нарастают такие тенденции, вот ведь беда-то какая...

Затем идёт обсуждение сирийского вопроса, которое я тут разбирать не буду – там всё достаточно очевидно и правильно сказано. Но заканчивается выступление очередным «ребята, давайте жить дружно»: «Уверен, что опыт, который мы накопили, и сама сегодняшняя ситуация позволят нам наконец сделать правильный выбор – выбор в пользу сотрудничества, взаимного уважения и доверия, выбор в пользу мира».

После следующих за ним выступлений: вполне адекватной речи спикера иранского парламента, полного крайне одиозных пассажей по поводу коммунизма и советского прошлого выступления чешского президента, и речи американского посла, содержание которой можно свести к «СССР сам распался, мы тут не при чём, поэтому давайте новую Холодную войну закончим так же, как прошлую» (то есть этакий дипломатический эквивалент «рус, сдавайся!»), слово снова взял Путин.

И что же он сказал? Цитирую: «Несостоятельность политической и экономической систем бывшего Советского Союза лежали в основе развала государства». Несостоятельность экономической системы СССР? Политической – ладно, там действительно были дефекты, но экономической? Когда об этом говорят американцы – это понятно, они иначе в рамках своей идеологии и не могут говорить. Когда им подпевают наши либералы, это тоже понятно. Когда об этом говорит на весь мир наш президент, да ещё и на фоне очередной затеваемой правительством Медведева десоветизации... это как минимум весьма печально.

И вот ещё один весьма показательный момент в ответах на вопросы журналистов. Путина спрашивают – каким он видит место России в будущем мире. Его ответ:

«...в современном мире и на ближайшую перспективу, да я думаю, что и на более отдаленную, роль и значение любого государства в мире будут зависеть от уровня развития экономики той или иной страны. От того, насколько эта экономика современная, устремленная в будущее, насколько она основана на новейших технологиях, насколько быстро она перейдет к новому технологическому укладу.

В этом смысле – я сейчас не говорю ни про территорию, ни про население, ни про военную составляющую – это все очень важно, и без этого та или иная страна не может претендовать на то, чтобы занимать одно из лидирующих мест в мире. Но в основе всего лежит, конечно, экономика и ее развитие, темпы роста экономики на новой технологической базе. Считаю, что Россия имеет все шансы быть одним из лидеров, имея в виду высокий уровень образования населения и высокий уровень развития фундаментальной науки
».

С одной стороны, всё правильно, практически по-марксистски: действительно, на то он и базис, что от него если не всё, то очень многое зависит. Да вот только базис-то состоит из двух компонентов: производительных сил и производственных отношений. И ответ Путина – мы, дескать, будем развивать экономику, говорит только о производительных силах, но ни слова о производственных отношениях. А с чего бы тогда ей развиваться-то, экономике, если эти компоненты уже сейчас находятся в глубоком противоречии, и таковое продолжает нарастать? Сама собой она будет расти, что ли? Ответа не предложено. Собственно, даже сам вопрос не поставлен.

Дальше – самое интересное: Владимиру Владимировичу задают вопрос о ценностях и и их конфликте. В его ответе есть очень ценный фрагмент: «В основе российского мировоззрения лежит представление о добре и зле, о высших силах, божественное начало. В основе западного мышления – я не хочу, чтобы это прозвучало как‑то неловко, но все‑таки в основе лежит интерес, прагматичность, прагматика».  Верно, но... отчего же тогда им же ранее было сказано следующее: «...развитие мировой истории всегда сопровождала конкуренция держав и их союзов. И, на мой взгляд, это абсолютно естественно. Главное, чтобы такая конкуренция строилась в рамках определённых политических, правовых, моральных норм и правил. Иначе соперничество, столкновение интересов чревато острыми кризисами и драматическими срывами».

Это же, в общем-то, теория Гоббса в переложении на международную политику – всеобщая конкуренция и некий суперрегулятор, не дающий ей сорваться во всеобщее истребление. Где же здесь «представление о добре и зле, о высших силах, божественное начало»? И кого, кстати, Путин видит в роли такого суперрегулятора - ООН? Не смешно...

А теперь давайте делать из сказанного и из того, о чём не было сказано, выводы. С одной стороны – вроде бы, речь мощная, США в ней досталось изрядно. А с другой –  и очередные поплёвывания в адрес СССР, и ритуальные заклинания о росте экономики без адекватного обсуждения источников этого роста, и пассаж о «естественности» конкуренции...

Всё это говорит об одном и том же – перед нами человек с глубоко, скажем так, либерально индоктринированным мышлением. Да, он не настроен безропотно ложиться под «исключительных», но и дать сокрушительный ответ их хамскому тону в отношении нашего прошлого нужным не считает, поскольку в глубине души с ними согласен. Согласен-согласен, иначе не сидели бы всякие Федотовы в президентских советах, и не подписывал бы Медведев программы «памяти жертв политических репрессий».

И именно эта непреодолённая либеральная индоктринация вкупе с пониманием, что оставаясь в рамках либеральной идеологии, новую Холодную войну не выиграть, порождает невозможность дать по-настоящему стратегический ответ на вызовы. Китайский журналист ведь на самом-то деле именно об этом спросил: «Какой выход  может Россия предложить миру из того тупика, в котором этот мир находится?» Ну и, соответственно, какое место она в этом мире займёт, потому что именно идеологический лидер и есть в мире «держава номер один». А в качестве ответа он получает очередную порцию ритуальных заклинаний об экономике...

Самое смешное, что, похоже, Путин и сам это осознаёт, но ничего с собой поделать не может. Оттого и штормит его, бросает то туда, то сюда – то он задаёт вопросы, откуда такие огромные деньги и боевая мощь у ИГИЛ, то предлагает сотрудничество тем, кто это самое ИГИЛ создал и поддерживает. Он не может быть либералом, потому что это для него и для страны равносильно поражению, а значит, смертельно, и не может им не быть, потому что за годы существования в сущностно антисоветской, пораженческой (и оттого сверх меры миролюбивой) позднесоветской и постсоветской элите он этим самым антисоветизмом, в нашем случае эквивалентным либерализму (а точнее, либерастии) пропитался по самые гланды.

Такой вот внутренний психологический конфликт, лишающий возможности в сложившейся критической ситуации действовать адекватно. И всё бы ничего, если бы человек, поражённый этим конфликтом, не был президентом России. И если бы это конфликт не был явлением типичным для определённой и, кстати сказать, лучшей части нашей элиты. Потому что у худшей части никакого конфликта нет – они-то спокойно и даже с радостью готовы последовать призыву Мэтлока «рус, сдавайся», их вполне устроит роль полицаев или, чем чёрт не шутит, возможно, даже гауляйтеров. И голову того же Путина они с радостью притащат в американское посольство, как сербы – Милошевича.

А если копнуть ещё глубже, то этот психологический конфликт – как раз ценностный и даже сущностный. Потому что, действительно, в основе русского – то бишь сначала православного, а потом коммунистического (при всех исторических конфликтах между их носителями) мировоззрения лежат одни ценности: справедливость, братство (оно же коллективизм), общее дело, развитие и духовное восхождение человека... А в основе западного – другие: конкуренция, неравенство, социал-дарвинизм, потребительство, воля к власти. И требуется от нашего президента и относительно здоровой части элиты только одно: определиться уже наконец, кто они по сути своей такие.

Либо – русские люди, принимающие наши, русские ценности и готовые за них сражаться. Сражаться, а не «сотрудничать» с теми, чьей стратегической целью является наше уничтожение ради собственной неограниченной власти над планетой!

Либо – либералы, поборники западных ценностей и западных же интересов, «чужие в стране своих». Но если так, так пусть заявят об этом вслух! И тогда уже мы будем решать, что нам делать с такой «элитой»... И пусть они определяются побыстрее, потому что время уходит, и может оказаться так, что их запоздавшее, пусть даже и верное, решение уже ни на что не сможет повлиять.