?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
"Длинная телеграмма" Кеннана
Машинка
tekstus
20151018_21-33
Джордж Фрост Кеннан (16 февраля 1904 — 17 марта 2005) — американский дипломат, политолог и историк, основатель Института Кеннана подразделения Woodrow Wilson International Center for Scholars. Наиболее известен, как идейный отец «политики сдерживания» времен Холодной войны[3]. Автор трудов по истории взаимоотношений России и стран Запада. Внучатый племянник Джорджа Кеннана, известного связями с российскими революционерами в 1890-х годах.
20151018_21-33
В июле 1947 года, в журнале «Форин афферс» появилась статья «Истоки советского поведения» за подписью некоего «Х», в котором излагалась стратегия сдерживания, вскоре воплощенная в жизнь. Автором публикации был Кеннан. В определенной степени эта статья стала продолжением и расширением проблематики, обозначенной Кеннаном в «длинной телеграмме» 1946 года. Значение предложенной автором стратегии трудно переоценить: она оказала влияние на выработку американской доктрины на последующие 40 лет, обусловила политику других государств в отношении Америки и, наконец, легла в основу многих важных дипломатических и политических начинаний, таких, как доктрина Трумэна, план Маршалла, НАТО и Берлинский воздушный мост.
Википедия





Секретно

Телеграмма посольства США в Москве №511

(«Длинная телеграмма»)

22 февраля 1946 г.

(Источник: Foreign Relations of the United States. 1946. №6. Р. 696–709)


Ответ на послание Департаменту за № 284 от 13 февраля содержит настолько запутанные, деликатные и непривычные для нашего образа мысли формулировки, которые одновременно являются крайне важными для анализа международного окружения, что я не в состоянии уместить ответы на них в одном кратком сообщении без риска представить их в слишком упрощенном виде. Я надеюсь, Департамент не будет возражать, если я изложу ответ на вопросы в 5 частях, каждая из которых будет заключать в себе следующее:

      1. Особенности советского мировоззрения после Второй мировой войны.
      2. Основы этого мировоззрения.
      3. Его проецирование на реальную политику на официальном уровне.
      4. Его проецирование на неофициальном уровне.
      5. Практические выводы с точки зрения политики США.

Заранее приношу свои извинения по поводу загрузки телеграфного канала; но вопросы, содержащиеся в данной телеграмме, представляются мне столь важными в свете недавних событий, что наши ответы на них, если они вообще заслуживают какого-либо внимания, должны быть немедленно сформулированы. Итак,

<...>

Читать полностью

Источники: www.ilinskiy.ru, www.doc20vek.ru



Кеннан Д.Ф.

Кеннан Джордж Фрост (George F.Kennan) - родился в феврале 1904 года в Милуоки, штат Висконсин, унаследовал от своего дяди не только имя - Джордж, но и интерес к России. Д.Кеннан-старший основал "Общество друзей русской свободы" с целью поддержки либерального движения в России. В Принстонском и Берлинском университетах К.Д.Ф. изучал русский язык и историю России. После непродолжительного пребывания консулом в Гамбурге Кеннан пять лет (1928-1933) работал в американских миссиях в Риге, Каунасе, Талине. Здесь Кеннан вращался в кругах белой эмиграции, черпая из первоисточника сведения о нашей стране, с которой тогда у США еще не было дипломатических отношений. Он приехал в Москву в 1933 году вместе с первым американским послом в СССР В.Буллитом, в 1935-1937 гг. был вторым секретарем посольства, в 1937-1938 гг. - экспертом по делам СССР в госдепартаменте. В последующие годы Д.Кеннан служил в американских посольствах и миссиях.. В 1945 г. - министр-советник посольства США в Москве. В 1950-1952 гг. стал сотрудником института высших исследований (Institute for Advanced Studies) в Принстонском университете и, наконец в 1952 году - послом в Москве. С 1956 года он профессор истории Принстонского университета, член Американского философского общества и Американской академии социальных и политических наук. Знаменитостью Кеннан стал после появления в июле 1947 года статьи "Источники советского поведения". Статья стала важным историографическим фактом в истории холодной войны.

Использован материал с сайта "Русское зарубежье" - http://russians.rin.ru

Источник: www.doc20vek.ru



20151021_18-11
ИСТОКИ СОВЕТСКОГО ПОВЕДЕНИЯ
Июль 1947 г.
20151021_17-44

Политическая сущность советской власти в ее нынешней ипостаси есть производное от идеологии и сложившихся условий: идеологии, унаследованной нынешними советскими лидерами от того политического движения, в недрах которого и произошло их политическое рождение, и условий, в которых они правят в России почти 30 лет. Проследить за взаимодействием этих двух факторов и проанализировать роль каждого из них в формировании официальной линии поведения Советского Союза для психологического анализа задача не из легких. И тем не менее стоит попытаться ее решить, если мы хотим уяснить для себя советское поведение и успешно ему противодействовать.

Обобщить набор идеологических положений, с которыми советские лидеры пришли к власти, нелегко. Марксистская идеология в том ее варианте, который получил распространение среди российских коммунистов, все время неуловимо видоизменяется. В ее основе обширный и сложный материал. Однако главные положения коммунистического учения в том виде, в каком оно сложилось к 1916 году, можно суммировать следующим образом:

а) основной фактор в жизни человека, определяющий характер общественной жизни и «лицо общества», это система производства и распределения материальных благ;
б) капиталистическая система производства отвратительна, потому что неизбежно ведет к эксплуатации рабочего класса классом капиталистов и не может в полной мере обеспечить развитие экономического потенциала общества или справедливое распределение материальных благ, созданных человеческим трудом;
в) капитализм несет в себе зародыш собственной гибели, и вследствие неспособности класса, владеющего капиталом, приспособиться к экономическим изменениям власть рано или поздно неизбежно перейдет в руки рабочего класса с помощью революции;
г) империализм как последняя стадия капитализма неизбежно ведет к войне и революции.

Остальное можно изложить словами Ленина: Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой стране. Победивший пролетариат этой страны, экспроприировав капиталистов и организовав у себя социалистическое производство, встал бы против остального капиталистического мира, привлекая к себе угнетенные классы других стран ... Нужно заметить, что не предполагалось, чтобы капитализм погиб без пролетарской революции. Чтобы опрокинуть прогнивший строй, необходим последний толчок со стороны революционного пролетарского движения. Но считалось, что рано или поздно такой толчок неизбежен.

В течение пятидесяти лет до начала революции такой образ мыслей был чрезвычайно притягателен для участников российского революционного движения. Разочарованные, неудовлетворенные, потерявшие надежду найти самовыражение в тесных рамках политической системы царской России (а может быть, чересчур нетерпеливые), не имевшие широкой народной поддержки своей теории о необходимости кровавой революции для улучшения социальных условий, эти революционеры в марксистской теории увидели в высшей степени удобное обоснование своих инстинктивных устремлений. Она давала псевдонаучное объяснение их нетерпению, категоричному отрицанию чеголибо ценного в царском строе, их жажде власти и отмщения и стремлению добиться своих целей во что бы то ни стало. Поэтому неудивительно, что они без колебаний уверовали в истинность и глубину марксистсколенинского учения, столь созвучного их собственным чувствам и устремлениям. Не стоит ставить под сомнение их искренность. Это явление старо как мир. Лучше всего об этом сказал Эдуард Гибсон в книге «История упадка и разрушения Римской империи»: «От энтузиазма до самозванства один шаг, опасный и неприметный; демон Сократа являет собой яркий пример того, как мудрый человек иногда обманывает себя, добрый человек обманывает других, а сознание погружается в смутный сон, не отличая собственных заблуждений от умышленного обмана». Именно с таким набором теоретических положений большевистская партия пришла к власти.

Здесь необходимо отметить, что на протяжении многолетней подготовки к революции эти люди, да и сам Маркс, уделяли внимание не столько той форме, которую примет социализм в будущем, сколько неизбежности свержения враждебной власти, что, по их мнению, должно было обязательно предшествовать построению социализма. Их представления о позитивной программе действий, которую надо будет осуществлять после прихода к власти, были большей частью расплывчаты, умозрительны и далеки от реальности. Не существовало никакой согласованной программы действий, помимо национализации промышленности и экспроприации крупных частных состояний. В отношении крестьянства, которое, согласно марксистской теории, не является пролетариатом, в коммунистических взглядах никогда не было полной ясности; и в течение первого десятилетия пребывания коммунистов у власти этот вопрос оставался предметом споров и сомнений.

Условия, сложившиеся в России сразу после революции, гражданская война и иностранная интервенция, а также тот очевидный факт, что коммунисты представляли лишь незначительное меньшинство русского народа, привели к необходимости установления диктатуры. Эксперимент с «военным коммунизмом» и попытка немедленно уничтожить частное производство и торговлю повлекли за собой тяжелейшие экономические последствия и дальнейшее разочарование в новой революционной власти. Хотя временное ослабление усилий по насаждению коммунизма в виде новой экономической политики несколько облегчило бедственное положение в экономике и, таким образом, оправдало свое назначение, оно наглядно показало, что «капиталистический сектор общества» все еще готов немедленно воспользоваться малейшим ослаблением давления со стороны правительства и, если дать ему право на существование, будет всегда представлять собой мощную оппозицию советскому режиму и серьезного конкурента в борьбе за влияние в стране. Примерно такое же отношение сложилось и к крестьянинуединоличнику, который, по существу, тоже был частным, хотя и мелким производителем.

Ленин, если бы он был жив, возможно, смог бы доказать свое величие и примирить эти противоборствующие силы на благо всего российского общества, хотя это и сомнительно. Но как бы то ни было, Сталин и те, кого он возглавил в борьбе за наследование ленинской руководящей роли, не желали мириться с конкурирующими политическими силами в сфере власти, которой они домогались. Слишком остро они ощущали непрочность своего положения. В особом их фанатизме, которому чужды англосаксонские традиции политического компромисса, было столько рвения и непримиримости, что они и не предполагали постоянно делить с кемто власть. От русскоазиатских предков к ним перешло неверие в возможность мирного сосуществования на постоянной основе с политическими соперниками. Легко уверовав в свою собственную доктринерскую непогрешимость, они настаивали на подчинении либо уничтожении всех политических противников. Вне рамок коммунистической партии никакой стройной организации в российском обществе не допускалось. Разрешались только те формы коллективной человеческой деятельности и общения, в которых партия играла главенствующую роль. Никакая другая сила российского общества не имела права существовать как жизнеспособный целостный организм. Только партии разрешалось быть структурно организованной. Остальным была уготована роль аморфной массы.

Этот же принцип господствовал и внутри самой партии. Рядовые члены партии, конечно же, участвовали в выборах, обсуждениях, принятии и осуществлении решений, но занимались этим не по собственному побуждению, а по указанию вселявшего трепет партийного руководства и непременно в соответствии с вездесущим «учением».

<...>

Читать полнотью

Источник: www.grinchevskiy.ru



20151021_17-59
Обновлено: пятница, 18 марта 2005 г., 19:12 GMT 22:12 MCK

Умер архитектор Холодной войны
Владимир Козловский. Би-би-си, Нью-Йорк
20151021_18-02
Американский дипломат Джордж Кеннан, интеллектуальный архитектор Холодной войны, в последние десятилетия перековавшийся во внешнеполитического "голубя", скончался в Принстоне, где он провел последние полвека, дожив до 101 года.
Кеннан был последним из плеяды американских дипломатических аристократов, которая определяла внешнюю политику США в первые годы Холодной войны и включала Дина Ачесона, Чарльза Болена, Аверелла Гарримана и Пола Нице.

Его дипломатическая карьера охватывала четверть века, начавшись до Второй мировой войны в американских посольствах в Гамбурге, Женеве, Таллине и Риге и завершившись в Белграде, где он был послом США при президенте Кеннеди.

Кеннан, обладавший изящным слогом, написал сотни статей и 17 книг, за две из которых он получил престижную Пулицеровскую премию, но самый заметный след в истории оставила его статья, подписанная буквой "Х" и напечатанная в 1947 году в журнале "Форин эффейрс".

"Длинная телеграмма"

Статья была основана на секретной депеше, которую Кеннан отправил в госдепартамент 22 февраля 1946 года из Москвы, где он был тогда вторым человеком в посольстве США.

Депеша вошла в историю под именем "Длинной телеграммы" и содержала обоснование политики сдерживания коммунизма, которую вскоре после этого взял на вооружение Вашингтон, проводивший ее вплоть до развала Советского Союза.

В госдепартаменте в тот момент, на взгляд Кеннан, царили наивные представления о Сталине и иллюзорные надежды на дружбу с его режимом.
20151021_18-07
"Длинная телеграмма" была составлена в ответ на запрос минфина США, который наслушался восторгов госдепа по советскому поводу и просил объяснить ему, почему же тогда Москва возражает против создания Международного валютного фонда и Всемирного банка.

Кеннан писал, что Вашингтон идет на бездумные уступки Сталину, предостерегал об "экспансионистских тенденциях России", предупреждал, что Советы "фанатически настроены" ставить Америке палки в колеса, и заявлял, что советская власть "непробиваемо глуха к логике или разуму", но очень чутко реагирует на "логику силы".

Брежнев-миротворец

Автор рекомендовал политику "сдерживания" Москвы, то есть противодействия любым попыткам СССР "покуситься на интересы свободно и стабильного мира".

Так Кеннан заложил основы внешней политики Вашингтона в годы Холодной войны, хотя его ошибочно было бы характеризовать как внешнеполитического ястреба.

Кеннан нехотя поддержал Корейскую войну, но возражал против Вьетнамской, считая, что Индокитай не входит в сферу стратегических интересов Америки. Он был против создания водородной бомбы. Впоследствии Кеннан начал призывать к ядерному разоружению.
20151021_18-10
Он настолько проникся к Брежневу, что стал называть его "миротворцем" (man of peace). За это Кеннана резко критиковал в британском журнале "Энкаунтер" гарвардский историк России Ричард Пайпс. В последующие годы Кеннан возражал против расширения НАТО, доказывая, что оно излишне покоробит Москву.

В 1997 году "Нью-Йорк таймс" напечатала его статью, в которой Кеннан называл решение администрации Клинтона расширить Североатлантическое сообщество до границ бывшего Советского Союза "самой роковой ошибкой американской политики за весь период после конца Холодной войны".

"Можно ожидать, что такое решение усилит националистические, антизападные и милитаристские тенденции в российском общественном мнении, - писал он, - будет иметь негативные последствия для развития демократии в России, возродит атмосферу Холодной войны в отношениях между Востоком и Западом и толкнет российскую внешнюю политику в те направления, какие решительно нам не понравятся".

Критикуя машины

Вместе с этим в сознании Кеннана уживались ретроградные тенденции. Он, например, считал, что женщинам, неграм и иммигрантам нельзя давать право голоса, и что Америка слишком быстро развивается.

Он роптал на автомобили, которые, по его словам, погубили великолепную железнодорожную сеть Америки и ее великие города, "в которых в XIX веке славным ключом била экономическая и культурная жизнь".

"Я бы хотел, чтобы наше правительство постепенно спустило на тормозах свои публичные призывы к демократии и правам человека", - заявил он в 1999 году в интервью "Нью-Йорк ревью оф букс".

Источник: Русская служба Би-би-си



Главный противник:
Документы американской внешней политики и стратегии 1945-1950 гг. : пер с англ. / сост. и авт. вступит. ст. И.М. Ильинский. – М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2006. – 504 с.
20151021_18-14
В книге собраны секретные документы американских спецслужб, в которых содержатся детальные планы ведения холодной войны против СССР (России) и стратегические проекты его порабощения – от ядерных ударов до планомерной работы по размыванию патриотизма в молодом поколении и создания «пятой колонны» в кругах интеллигенции. В приложении представлены планы войны против СССР У. Черчилля. Сборник открывается вступительной статьей «История учит» профессора И. М. Ильинского.

Для политиков, государственных и общественных деятелей, студентов, аспирантов, преподавателей вузов, учителей школ, изучающих историю России и процессы в мировой политике послевоенного периода.

Источник: www.ilinskiy.ru
_____

Содержание

Ильинский И. М. История учит ... 3

Документы американской внешней политики и стратегии 1945–1950 гг. ... 65
Список аббревиатур ... 67

1. Телеграмма посольства США в Москве №511: («Длинная телеграмма»).22 февраля 1946 г. ... 71
2. Отношения США с Советским Союзом: отчет президенту, подготовленный специальным советником президента. 24 сентября 1946 г. ... 89
3. Помощь Соединенных Штатов другим странам с точки зрения национальной безопасности. JCS 1769/1, 29 апреля 1947 г. ... 99
4. Истоки советского поведения. Июль 1947 г. ... 116
5. Обзор политической ситуации в мире. PPS 13, 6 ноября 1947 г. ... 124
6. Обзор современных тенденций: внешняя политика США. PPS 23, 24 февраля 1948 г. ... 133
7. Директива Совета национальной безопасности об Отделе специальных проектов. NSC 10/2, 18 июня 1948 г. ... 137
8. Позиция Соединенных Штатов в отношении оказания военной помощи государствам, не принадлежащим к советскому миру. NSC 14/1, 1 июля 1948 г. ... 140
9. Меморандум о политике Государственного департамента: Германия. 26 августа 1948 г. ... 144
10. Стратегические вопросы в отношении возможного соглашения по Германии. PPS 37, 12 августа 1948 г. ... 149
11. Предварительное обсуждение вопросов безопасности в Вашингтоне. 9 сентября 1948 г. ... 160
12. Позиция Соединенных Штатов относительно возглавляемого Советским Союзом мирового коммунистического движения. NSC 17, 30 марта 1948 г. ... 163
13. Отношение данного правительства к событиям в Югославии. NSC 35,30 июня 1948 г. ... 170
14. Цели США в отношении России. NSC 20/1, 18 августа 1948 г. ... 175
15. Задачи США по сдерживанию угроз безопасности США, исходящих от СССР. NSC 20/4, 23 ноября 1948 г. ... 211
16. Политика США в отношении советских сателлитов в Восточной Европе. NSC 58, 14 сентября 1949 г. ... 221
17. Комментарии Государственного департамента по NSC 49. NSC 49/1, 30 сентября 1949 г. ... 235
18. Политика Соединенных Штатов в отношении Китая. NSC 34, 13 октября 1948 г. ... 239
19. Позиция Соединенных Штатов в отношении Азии. NSC 48/1, 23 декабря 1949 г. ... 248
20. Позиция Соединенных Штатов в отношении Азии. NSC 48/2, 30 декабря 1949 г. ... 262
21. Генеральная политика Соединенных Штатов в отношении международного контроля над атомной энергией (во время и после представления Комиссией Организации Объединенных Наций по атомной энергии Совету Безопасности второго доклада). PPS 7, 21 августа 1947 г. ... 264
22. Прогноз возможности развития политической обстановки в мире до 1957 г. JSPC 814/3, 11 декабря 1947 г. ... 269
23. Факторы, влияющие на характер военных приготовлений США в свете советской политики. NSC 20/2, 25 августа 1948 г. ... 284
24. Стратегическое руководство по мобилизации промышленности. JCS 1725/1, 1 мая 1947 г. ... 290
25. Формула для определения запаса вооружений страны. JCS 626/3, 3 февраля, 1948 г. ... 303
26. Краткое изложение чрезвычайного плана боевых действий на случай войны в ближайшем будущем (HALFMOON). JCS 1844/13, 21 июля 1948 г. ... 308
27. Краткое изложение объединенного чрезвычайного плана боевых действий (OFFTACKLE). JCSP 877/59, 26 мая 1949 г. ... 319
28. Политика Соединенных Штатов в отношении ядерного оружия. NSC 30, 10 сентября 1948 г. ... 332
29. Краткое описание характера войны в ядерную эпоху. 16 декабря 1948 г. ... 337
30. Оценка действующих планов стратегических воздушных наступательных операций. JCS 1952/1, 21 декабря 1948 г. ... 355
31. Оценка результатов воздействия стратегического воздушного наступления на элементы советской боеспособности. 11 мая 1949 г. ... 360
32. Политические последствия испытаний атомного оружия Советским Союзом. PPS 58, 16 августа 1949 г. ... 365
33. Служебная записка министру Джонсону. 8 ноября 1949 г. ... 368
34. Запрос о предоставлении комментариев по военной точке зрения участников Генерального консультативного комитета (General Advisory Committee), 13 января 1950 г. ... 372
35. Задачи и программы национальной безопасности США. NSC 68, 14 апреля 1950 г. ... 378
Приложение. Уинстон Черчилль против СССР ... 453
Секретные военные планы У. Черчилля против СССР в мае 1945 г. ... 455
У. Черчилль — Объединенному штабу планирования военного кабинета о плане «Немыслимое» ... 494

Источник: www.ilinskiy.ru



См. также:
- 18.10.2015 Эксперт: США не хотят признавать лидерство Москвы в борьбе с «Исламским государством» // tekstus
- 11.08.2017 Абсолютный враг некоего благого начала // tekstus