?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Двое моих знакомых
Галстук
tekstus
Оригинал взят у viktor_shilin в Двое моих знакомых


  Вчера на работе один коллега рассказывал мне о своих жизненных перипетиях. Это молодой парень, как и я, всего год назад окончивший университет, и пришедший на завод простым рабочим. Веселый, позитивный человек, к тому же интересующийся многим кроме быта и работы – политикой, историей, литературой. Хороший, в общем, человек.

  Но в этот раз разговор почему-то зашел о его проблемах. Получаем мы немного, а он успел еще потратиться летом, съездив на море, и теперь вот, затеяв ремонт, понял, что денег ему катастрофически не хватает. Долго размышлял о том, как же ему купить необходимые шуруповерт, электрический лобзик и что-то там еще. Как он сообразил сэкономить несколько тысяч на стильной люстре из дерева, которую решил собрать сам. Нарисовал даже чертежик этой люстры. Действительно, довольно стильной...

  Я не прерывал его, как-то неприлично. Сидел и слушал. А перед глазами маячило лицо другого моего знакомого. Это тоже очень хороший человек, но немного другого склада.
У него есть семья: жена и маленький ребенок. И их общий недостроенный дом, в котором они живут. Он работает на очень тяжелой работе на базе металлоконструкций: разгружает вагоны с железным профилем, режет его по метражу, потом опять загружает, и так целый день. Полмесяца он не ночует дома – подрабатывает сторожем на складе, ведь нужно достраивать дом. У этого мужчины очень добрые, и в тоже время очень усталые глаза.

  Ранней весной этого года он взял отпуск, влез в долги, и, починив свой ПАЗик, поехал в Луганскую народную республику – развозить гуманитарную помощь по полуразрушенным поселкам. Подробности того, как он попал в ЛНР, и с кем там работал, я опущу. Месяц он колесил по разбитым от разрывов дорогам тогда еще серой, голой донбасской степи. Приехав, почти сразу вышел на работу – нужно было расплачиваться с долгами. Сейчас лето, и он копит деньги – чтобы снова поехать на Донбасс. Осенью, когда начнутся перебои с продовольствием, там очень нужны будут водители со своим транспортом.

  Когда я виделся с ним, он не рассказывал о своей тяжелой жизни, хотя она сквозила постоянной усталостью в глазах. Все это я сам вытянул с него. Он рассказывал о другом: о своей поездке, о том, что увидел, узнал и почувствовал там.
Так вот, эти два моих знакомых. Положительный парень с работы, озабоченный ремонтом, и другой, вернувшийся с Донбасса. Я не хочу сказать, что кто-то из них хороший, а кто-то – плохой. Но они живут, будто совсем в разных мирах. Мир одного – это такая взрослая песочница, в которой нужно думать о том, как ему получше слепить свою песочную жизнь. Война, большой мир – это интересно, но какое отношение все это имеет к тому, как строить свой песочный дом? Мир другого – это сгоревшие хаты разбросанных по Донбассу поселков. Это плач детей в подвалах Луганска и слезы в глазах голодающих стариков.
Эти миры не хорошие и не плохие. Просто первый – это песочница, а второй – реальность. Стильные люстры из древесины – это игрушки, а, разбитый на дырявой от воронок дороге, ПАЗик – это настоящая жизнь.

  Быть может, ковыряться в песке (а это ведь тоже можно превратить в очень увлекательное и непростое занятие!) и комфортнее и безопаснее… Все дело в том, что сейчас, когда идет настоящая, грубая война, - нельзя уже заниматься только этим, и при этом оставаться взрослым человеком. Этим можно продолжать заниматься, только если ты инфантил, живущий в иллюзиях. Если ты живешь в реальности, то ты должен как-то взаимодействовать с ней, но игнорировать ты ее не можешь. Если же будешь – то рано или поздно твой аккуратный песочный домик раздавит реальный солдатский сапог иностранного оккупанта.

  PS. Я прошу Вас посмотреть одно видео о мужчинах, что воюют сегодня на Донбассе. Как понимают все, кто не жмурится от очевидных вещей, воюют за нас с вами. Эти люди в бою потеряли ноги, но не потеряли волю к жизни и боевой дух. Это понимаешь, стоит только взглянуть в их глаза. Я прошу вас помочь им. Потому что я верю в то, что это наш долг. Долг всех тех, кого нет сейчас там, на передовой.