tekstus (tekstus) wrote,
tekstus
tekstus

Categories:

"Батальон Гайдар" (2)

Часть-1 Часть-2
 

20150801_23-35
01.08.2016 12:16

"Батальон Гайдар"

Наши коллеги запустили независимый публицистический сайт "Батальон Гайдар" - просветительский проект, рассказывающий вам правду о новейшей истории России с либеральной точки зрения. Сайт будет регулярно пополняться новыми яркими публикациями, среди первых материалов - текст Владимира Милова о шансах России в глобальном ядерном конфликте, статья Кирилла Родионова о том, кто на самом деле выиграл президентские выборы 1996 года, текст Петра Милованова о правах избирателей и необходимости ежедневно защищать их, и вводную передовицу Дмитрия Кириллова с говорящим названием "Либералы должны быть с зубами".

Источник: Политическая партия «Демократический выбор»




20150801_20-25
1. Если завтра война
Владимир Милов. 29 июля 2015

20150801_21-11

«Русская весна», вместе с тысячами убитых на войне русских с украинцами и худшим за 20 лет экономическим кризисом, вернула давно забытые ощущения угрозы глобальной ядерной войны. (Лучше бы она чего-нибудь хорошее и полезное принесла, эта «русская весна», но пока список принесенного хорошего пустует.)
Молодежь не помнит и не в курсе, а я хорошо помню, как при Андропове и Черненко на «уроках мира», с которых ежегодно 1 сентября начинался учебный год, нам рассказывали о том, как найти ближайшее бомбоубежище в случае ядерной атаки, а по телевизору показывали художественные фильмы типа «На следующий день», где красочно изображались ужасы ядерной зимы после третьей мировой войны. Про то, что все мы скоро умрем в пламени ядерного пожара, не уставало напоминать творчество любимых рок-музыкантов (из прямо относящегося к теме — хотя бы «Nuclear Attack» Грега Лейка и Гари Мура). Эпизоды типа сбития корейского Боинга в 1983-м придавали всем этим тревожным ожиданиям мрачной реалистичности.

"Со времен холодной войны ситуация с балансом ядерных сил кардинально изменилась, и теперь Россия по своему ядерному потенциалу вовсе не равна главной мировой ядерной державе, США."
20150801_21-14
Благодаря Горбачеву и Ельцину все это, казалось, навсегда ушло в прошлое, можно было заняться своими делами и не думать о том, что какие-то тупые дядьки со своими территориальными амбициями могут снова подвести нас всех под риск гибели в ядерной катастрофе. Но, как говорится, «отродясь такого не было — и вот опять». По ТВ рассказывают, как мы готовы превратить США в «радиоактивный пепел», авиация НАТО перехватывает наши стратегические бомбардировщики с ядерными боеголовками, президент страны официально заявляет о готовности применить ядерное оружие для захвата чужих территорий. Спустя 30 лет реальные риски ядерного конфликта вернулись в нашу жизнь. Доморощенные имперцы явно рады и строем, прямо с дивана, выражают готовность погибнуть в ядерной войне ради некоей «русской идеи» (сформулировали бы ее хоть для начала, что ли, прежде чем погибать — идея «спрыгнуть с крыши чтобы всем что-то доказать» не очень-то привлекательна).

Однако тут есть проблема: со времен холодной войны ситуация с балансом ядерных сил кардинально изменилась, и теперь Россия по своему ядерному потенциалу вовсе не равна главной мировой ядерной державе, США. Более того, есть все основания полагать, что в случае реального глобального ядерного конфликта Россия просто будет уничтожена как государство, при этом США, в целом, выдержат. Если мы полезем воевать ядерным оружием, многолетняя пугалка наших имперцев о том, что государство Россия исчезнет с лица Земли и будет разобрано на части желающими поживиться тем что осталось, вполне может материализоваться — нашими же собственными руками.

Во времена холодной войны амбиции ядерных держав сдерживались принципом «гарантированного взаимного уничтожения» - грубо говоря, эта концепция предполагает, что все участники ядерного конфликта смогут нанести друг другу такой непоправимый ущерб, что не стоит и начинать. Это и привело к парадоксу, в результате которого появление в мире самого мощного и разрушительного оружия к истории не привело к уничтожению человечества, а напротив, положило конец мировым войнам и привело к долгосрочному миру. Даже советские вожди были крайне осторожны в вопросе использования ядерного оружия — СССР всегда в своей пропаганде подчеркивал, что выступает за мир во всем мире, и публично обещал не применять ядерное оружие первым. Даже СССР. Сейчас, как нетрудно заметить, дело обстоит несколько иначе.
Я так понимаю, что многим нынешним имперцам эта концепция «гарантированного взаимного уничтожения» так психологически въелась в подсознание, что они и о сегодняшнем российском ядерном потенциале рассуждают в аналогичном ключе — типа ха-ха, сотрем вашу Америку в пыль.
Вся драма в том, что ситуация сегодня принципиально иная, и, если что, в пыль, скорее всего, сотрут не Америку, а кого-то совсем другого.

"Ситуация с системой обнаружения пусков ракет в РФ настолько плоха, что опережающий внезапный удар по ядерным объектам нашей страны может полностью лишить Россию и возможности ответить, и ядерного потенциала как такового"
20150801_21-44
Еще в 2006 году много шума наделала статья Кира Либера и Дэрила Пресса «Рост американского ядерного превосходства», опубликованная в журнале Foreign Affairs, где было прямо сказано, что модель «гарантированного взаимного уничтожения» уходит в прошлое, и США теперь уже на голову превосходят Россию по своему ядерному потенциалу. А ситуация с системой обнаружения пусков ракет в РФ настолько плоха, что опережающий внезапный удар по ядерным объектам нашей страны может полностью лишить Россию и возможности ответить, и ядерного потенциала как такового. Причем Америке даже не обязательно будет самой ядерное оружие применять: достаточно будет ударов высокоточным оружием по объектам стратегических ядерных сил, радарам, вывода из строя объектов стратегического командования.

Пересказывать аргументацию не буду, почитайте. Тогда эта статья наделала много шума, и у нас хотя и сквозь зубы, но признавали проблемы. Статьей возмутился даже Егор Тимурович Гайдар, призвавший «не провоцировать Россию на наращивание военных расходов» (справедливости ради отметим, что это наращивание началось за долгое время до выхода статьи в Foreign Affairs, и не статья стала его причиной).

Однако спустя несколько лет проблемы на официальном уровне признал уже Рогозин — его заявление двухлетней давности о том, что «США за несколько часов могут уничтожить 90% российского ядерного потенциала», красноречиво само по себе.

Я не буду мучить вас детальным анализом, что у кого есть с точки зрения ядерного потенциала — подробнее вы можете почитать здесь. Но общие выводы таковы:

- Российский ядерный потенциал сильно сократился и уязвим за счет чрезмерного доминирования сил сухопутного базирования и относительно слабой развитости более маневренных сил морского базирования и стратегических ядерных бомбардировщиков;
- Наша система предупреждения о пусках ракет противника это просто ужас-ужас-ужас, в какой-то степени справедливо утверждение, что в нормальном виде ее просто нет. Недавно последний спутник Минобороны по контролю запусков ракет, и сейчас со спутников мы пуски ракет не имеем возможности отслеживать. Это не говоря уже о том, что наши спутники традиционно не могли надежно отслеживать пуски, скажем, с подлодок противника, о чем писали еще Либер и Пресс (а у США основные стратегические ядерные силы сосредоточены на подлодках). С радарами у нас все плохо, особенно на Востоке — и вывести имеющиеся из строя является вполне выполнимой задачей в случае первого удара;
- Морские ядерные силы мы оснащаем ракетой «Булава», которая непонятно, то ли будет летать, то ли нет;
- На суше мы начали переходить на мобильные комплексы «Тополь-М» - это такой шкаф длиной 23 метра, который не засечь может только идиот;
- Уровень подготовки команд наших субмарин и стратегических бомбардировщиков оставляет большие вопросы и не идет ни в какое сравнение с американскими, по большей части наши суда дислоцированы в портах, где представляют собой легкую мишень.

Ну и так далее.

В таких условиях нормальный глава государства не спешил бы с заявлениями о том, что его страна готова применить ядерное оружие. Нужно понимать, что сама эта перспектива выводит отношение к России на совершенно иной уровень — страна автоматически попадает в список потенциально опасных непредсказуемых государств, с которым будут стремиться в перспективе «решать вопрос».

Как видим, в случае с Россией «решить вопрос» можно достаточно быстро.

Безусловно, в случае массированного удара Россия сможет ответить. Однако ответ, в силу изложенных выше причин, будет ограниченным — скажем так, до Америки что-то долетит. Что-то. Все это будет очень трагично, будет много жертв и разрушений. Однако никакого непоправимого ущерба США нанести не удастся, страна продолжит функционировать. В отличие от России, стратегическая военная инфраструктура которой может оказаться быстро и полностью уничтожена.

Самая главная опасность в этом, знаете, даже не сам этот факт. Самая главная опасность в том, что если это произойдет, то значительные части нашей страны могут быстренько занять расторопные соседи — прежде всего, с Юго-Востока — «для предотвращения хаоса и поддержания порядка». Собственно говоря, мы сами так сделали — в 1945 году, через 2 дня после атомной бомбардировки Хиросимы американцами, СССР быстренько объявил войну ошеломленной бомбардировками Японии и буквально за недели отнял у нее целый ряд территорий, в том числе пресловутые Курильские острова. Очень вероятно, что в случае, если в подобном положении окажемся мы, наши китайские геополитические братья не преминут этим воспользоваться — опять же, все ради «предотвращения хаоса».

Конечно, Россия может болезненно ответить иным способом — у нас море тактического ядерного оружия, которое можно в отместку применить против Европы. Но США от этого не пострадают, а в Европе больше любить нас после такой истории, мягко говоря, не станут, и стремиться в «русский мир» - тоже.

Реален ли весь этот сценарий? Если вспомнить историю вооруженных конфликтов и противостояний последних десятилетий, то нужно понимать, что Америка редко останавливалась в случае наличия стратегических угроз. В ходе пресловутого Карибского кризиса 1962 года именно Кеннеди действовал довольно решительно, впервые в истории переведя уровень готовности стратегических сил на уровень DEFCON-2 — а Хрущев тогда, наоборот, сдал назад и написал американскому президенту покаянное примирительное письмо (правильно сделал). Поэтому наивно думать, что нас вот так все будут бояться, что и пикнуть не захотят перед нашим ядерным шантажом. Войны на Западе никто не хочет, но и подъема агрессивной восточной державы, занятой переделом территорий и угрожающей применять при этом ядерное оружие, тоже не хотят. И будут принимать меры. Для начала — пользуясь нашей слабостью по части развития радиоэлектронной индустрии, сделают все возможное с целью удушить наши системы оповещения о пусках ракет, наведения, коммуникаций.

Вывод. Имея такую относительно слабую позицию по части ядерного потенциала по сравнению с предполагаемым противником, не надо понапрасну выё... как бы это помягче сказать. Противник этот сильный, он все знает и все понимает, и, как уже отмечалось, решить свои задачи сможет быстро. Да, получит свою долю ущерба, но в радиоактивный пепел в это время превратятся другие. Угроза применения ядерного оружия не усиливает Россию, а приближает ее к неминуемому глобальному поражению и дезинтеграции. После отжатия Крыма и агрессии в Украине Россию решили частично изолировать, но если русская ядерная угроза превратится в постоянный фактор беспокойства, то будут приняты меры, чтобы нас обезоружить. Как было показано выше, сейчас не 1970-е и это вполне реальная перспектива. Так что вести себя надо ответственно и ни в коем случае не шантажировать мир ядерной угрозой.

Источник: Gaidar - Русский Либерализм



20150801_20-25
2. Либералы должны быть с зубами
Дмитрий Кириллов. 30 июля 2015

20150801_20-58

Ответ Дмитрия Кириллова на статью Владислава Мальцева «Батальон «Гайдар»

Недавно на сайте «Свободная пресса» вышла статья журналиста Владислава Мальцева под названием «Батальон «Гайдар»». Что можно узнать из текста? Оказывается, либералы, страшное дело, не боятся защищать свои идеи с оружием в руках, а Новороссию считают советским проектом и не спешат выступать в ее поддержку. Ничего, то есть, нового. Спасибо, разве что, автору за рекламу. Мне, как одному из популяризаторов бренда Gaidar, безусловно, приятно. Хотел бы пошутить, что с Мальцевым мы потом расплатимся запрещенным хамоном, но какие уж тут шутки. А ведь всего-то выпустили шевроны и футболки со светлым ликом Егора Тимуровича Гайдара. В общем, патриоты реагируют на батальон «Гайдар» примерно также, как и некоторые истеричные либералы на проект «Сталинобус».

Впрочем, вздрогнем. Что касается кровавых либеральных мальчиков с автоматами. В своем тексте Мальцев цитирует отрывок из книги Егора Гайдара «Дни поражений и побед»: «Прошу доложить, какое оружие в подведомственной ему системе гражданской обороны имеется в районе Москвы и, на случай крайней необходимости, срочно подготовить к выдаче 1000 автоматов с боезапасом». После чего уважаемый оппонент добавляет «Пустить в ход боевиков-демократов Гайдар не успел — Ельцин предпочел справиться сам, расстреляв Белый дом из танков». Боевики-демократы. Оно прозвучало.
20150801_20-33
А вот Мальцев приводит цитату из Facebook лидера партии «Демократический выбор» Владимира Милова: «То, что сейчас происходит в Восточной Украине, очевидно свидетельствует о реальной перспективе гражданской войны в России. Если таковая случится — я приму участие... Воевать мы будем с советскими, и победим». Там, в конце текста, еще про радикализацию либералов, а также прочие кошмары советского человека.

Вероятно, читатель текста Мальцева должен воспылать праведным гневом? Испугаться? Разозлиться на коварных либералов? Или что должен сделать читатель? Выскажусь понятнее. Политик, неспособный в час Х отстаивать свои убеждения с оружием в руках, должен быть немедленно выкинут из профессии на мороз. Да, Гайдар готов был пустить в ход боевиков-демократов. Да, Милов внутренне готов к непарламентскому сценарию, просто потому что такова его работа, политик он.

Далее Мальцев пишет: «...в Донбассе русские коммунисты и националисты были на одной стороне, созданная нацболами «Интербригада» воевала в ЛНР плечом к плечу с последователями «белого дела» в мундирах Корниловского полка, ибо всех их воодушевила и объединила «Русская весна». Против народных республик, за их антифашистский характер, выступали в России разве что только нацисты, ряд которых затем пополнил ряды батальона «Азов». Почему-то, такую же логику отрицания «Русской весны» как «советской», заняли и некоторые либералы».

Есть ли нацисты в батальоне «Азов»? Разумеется, есть. Однако и в ополчении ЛНР, помимо товарищей коммунистов с националистами, обитают интересные люди вроде петербургского нациста Алексея Мильчакова, по совместительству живодера. Я не утверждаю, что в украинских батальонах нет таких живописных господ. Война, разумеется, дело такое, много кого притягивает, в том числе и лучезарных садистов. Но рассказывать про страшных нацистов из «Азова» и промолчать про любителя селфи с отрезанными собачьими головами, русского патриота Лешу — грех, все-таки. Вот, исправляю ситуацию.

Что касается «логики отрицания «Русской весны» как «советской»». Я не очень понимаю, почему во всем опять виноваты либералы, если мы всего лишь покорные фактам наблюдатели за увлекательными процессами строительства новой государственности. Советский дискурс прежде всего продвигают демиурги ДНР и ЛНР.

Вот, например, председатель Верховного совета Донецкой народной республики Борис Литвинов все сказал прямым текстом:

— Правильно я понимаю, что ДНР приняла еще и советскую идеологию?
— Абсолютно правильно. Приняла по духу советскую социалистическую идеологию. Ставим знак равенства

(источник)

А вот глава МИД ДНР Александр Кофман тоже не видит ничего русского в Донбассе:

— Как вы относитесь к термину «Русская весна»?
— Я одинаково плохо отношусь к любым проявлениям национализма. Я понял бы фразу «Российская весна» или «Российский мир». Потому что где-то в глубине души я бы хотел быть гражданином России.

(источник)

В общем, истеблишмент молодых государств причисляет себя то к наследникам советского миропонимания, то к дорогим россиянам, то к евразийской коммуналке. К чем угодно, короче, но только не к русским. Ну и как, спрашиваю я вас, русские либералы могут поддерживать евразийско-советский проект, если мы убежденные противники как советов, так и евразийства? Ответ очевиден — никак.

Далее Мальцев пишет, что либералы в лице экономиста Сергея Жаворонкова применяют к Крыму, год назад ставшему частью России, те же наработки, что и по отношению к ряду субъектов РФ в рамках акции «Хватит кормить Кавказ». Совершенно не оспаривая право крымчан жить там, где они хотят, замечу, что мусульманские праздники в Крыму стали теперь официальными выходными днями. До «Русской весны» почему-то крымчан никто не толкал в распахнутые объятия Ислама. Ну, зато мовы проклятой нет больше, понимать надо.

Впрочем, можно и про деньги поговорить, которые, как известно, нужны не русским, а чеченцам, которые, по меткому выражению экс-главы ДНР Александра Бородая, более русские, чем мы.

С самого начала присоединения Крыма к России я с нескрываемой радостью ищу там простые русские радости. Например, русский бизнес, расправивший наконец-то плечи в регионе, освобожденном от бандеровского оккупанта. Но, увы, вместо этого я вижу, что базовым авиаперевозчиком Крыма является почему-то «Грозный авиа». Или, например, читаю, как чеченский бизнесмен Руслан Байсаров деликатно берет под свой контроль курорты полуострова. Как-то так выходит, что в связи с Крымом нельзя не вспомнить про Кавказ. Русские вот только куда-то потерялись. Христа, буквально, ради — покажите же русских. Хоть в Крыму, хоть в Л/ДНР.

Завершает свой текст Мальцев нехитрым обращением к властям РФ, предлагая им «настроенным на конструктивное сотрудничество» либералам возможность для политической деятельности, а то они выйдут на улицу с праворадикалами и через это маргинализируются.

Возможность власть может предоставить только одну — перестать фальфисицировать выборы. А уж там, на честных выборах, русский народ сам все решит. До тех же пор — нас и улицей не напугаешь. Мы либералы, мы все умеем.

А Мальцеву еще раз спасибо сердечное. Кстати, нашего pr-менеджера поневоле ждут бесплатные шеврон и футболка батальона «Гайдар». Владислав, куда высылать?

Статья была опубликована 5 апреля 2015 года на портале «Свободная пресса», в сокращенном виде. Публикуется без сокращений.

Источник: Gaidar - Русский Либерализм



20150801_20-25
3. Были ли чистыми президентские выборы-1996?
Кирилл Родионов. 30 июля 2015

20150801_20-59

Одной из наиболее дискутируемых тем современной российской истории является президентская кампания 1996 года. До сих пор сетевая публика часто задается вопросами: насколько честными были те выборы, стали ли они отправной точкой движения России в сторону авторитаризма или же тогда действительно был предотвращен весьма вероятный коммунистический реванш?

Главным аргументом тех, кто сомневается в победе Ельцина, является его низкий рейтинг в самом начале избирательной кампании. И действительно, к началу 1996 года от былой популярности Ельцина (по образцу 1991-1992 годов) не осталось и следа. Значительную роль в снижении поддержки первого президента сыграла чеченская война. По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), при ответе на вопрос «Если бы в ближайшее воскресенье состоялись досрочные президентские выборы, за кого бы вы отдали свой голос?» в сентябре 1994 года Ельцин еще получал наивысший среди ведущих политиков балл — 15 процентов, но уже в январе 1995-го — лишь 6 процентов. На протяжении 1995 года рейтинг Ельцина продолжал падать. Согласно опросу, проведенному ВЦИОМ за период между 17 и 24 октября, наибольшим доверием Ельцин пользовался лишь у 3 процентов избирателей (Лебедю отдали предпочтение 13 процентов, Явлинскому — 12, Святославу Федорову — 10, Зюганову — 9, Черномырдину — 6, Жириновскому — 6). В этой связи мало кто верил, что Ельцин сможет выиграть кампанию 1996 года; многие сомневались, стоит ли ему вообще баллотироваться на второй президентский срок.

Ожидания победы Зюганова подкреплялись результатами выборов в Государственную Думу, прошедших в декабре 1995 года, победу на которых одержала КПРФ с результатом 22,3%. Это указывало на высокую вероятность того, что Россия последует примеру государств Восточной Европы, где в середине 1990-х годов к власти пришли партии социал-демократической ориентации, руководителями которых являлись бывшие члены коммунистических партий стран СЭВ. Здесь, правда, необходимо отметить, что повторения мирного восточноевропейского сценария нельзя было ожидать. КПРФ, в отличие от коммунистических партий стран ЦВЕ, не претерпела социал-демократической трансформации и в идеологическом и ментальном плане по-прежнему оставалась прямой наследницей КПСС. В 1994-1995 годах коммунисты вместе с другими представителями Национал-патриотического фронта проводили многотысячные демонстрации под лозунгом «Сталин-Берия-ГУЛАГ». Геннадий Зюганов, в отличие от сегодняшнего себя самого, стоял на откровенно реставрационных позициях, поэтому в случае его прихода к власти в 1996 году в России, с очень большой вероятностью, произошел бы откат в коммунистическое прошлое, подобный тому, что случился в Белоруссии после прихода к власти Александра Лукашенко.

Как хорошо известно, президентская кампания Ельцина была проникнута идеей недопущения коммунистической реставрации. Сегодня многие сравнивают этот пиар-ход избирательного штаба первого президента с лозунгом «Кто, если не Путин?». Однако эти сравнения абсолютно нерелевантны. Тогда с момента краха СССР прошло чуть более четырех лет, и в реальности мало кто хотел возвращения к миру с пустыми прилавками и неотоваренными карточками. Знаменательно, что главным неофициальным лозунгом той кампании стал слоган «Купи еды в последний раз». Безусловно, период рыночных преобразований был болезненным и трудным, однако казенно-совковый Зюганов не смог предложить обществу принципиально новой альтернативы. Важным представляется тот факт, что на президентских выборах года голоса прореформистски настроенных избирателей были консолидированы, а не распылены между представителями различных партий, как это было на парламентских выборах. Получив во втором туре выборов 1996 года поддержку 53,8% пришедших к урнам избирателей, Ельцин собрал голоса того же электората, что и на выборах 1991 года (57,3%) и на референдуме в апреле 1993-го (когда 58,7% избирателей ответили «да» на вопрос «Доверяете ли Вы президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину?»). Также не стоит забывать, что в период между двумя турами на сторону Ельцина встал А. Лебедь, набравший в первом туре 14,5%, что добавило первому президенту голоса со стороны консервативного электората. Свою роль сыграли и голоса тех, кто 16 июня поставил галочку напротив фамилии Явлинского, пусть даже лидер «Яблока» отказался от официальной поддержки Ельцина.

Нельзя отрицать, что важную роль в президентской гонке 1996 года сыграли СМИ, которые почти единогласно поддержали Ельцина, что во многом сыграло решающую роль в его итоговой победе. Однако у этой поддержки не было коррупционной подоплеки. В 1990-е годы средства массовой информации получили реальную свободу. Здесь уместно вспомнить яркий эпизод, характеризующий отношение Ельцина к свободе слова, который привел Борис Немцов в своей книге «Исповедь бунтаря»:

«Однажды... президент Ельцин пригласил меня в Шуйскую Чупу (резиденцию в Новгородской области). В девять часов вечера сели пить чай и включили информационную программу «Время». С первой же секунды в программе начали чехвостить Ельцина в хвост и в гриву, с таким издевательством и презрением рассказывали о президенте, что я вжался в кресло. Мне настолько было неловко и неудобно находиться рядом с ним в этот момент, что готов был просто провалиться сквозь землю. Я следил за Ельциным и ждал его реакции. Ожидал всего... Вот он досмотрит программу и прикажет разыскать Березовского и наказать его или вообще разгонит Первый канал... А он посмотрел первые минут десять и говорит: «Выключите телевизор!» Потом полчаса возмущался, каким подлым способом его критиковали. Я сидел и думал: почему он попросил выключить телевизор, а не выключил того же Березовского из бизнеса и политики, — он же советский партийный начальник, который не привык к сопротивлению. Но Ельцин не мог позволить себе показаться слабым и уязвимым». (1)

Описываемый Немцовым случай произошел в 1997-м, спустя год после того, как якобы «авторитарный» Ельцин был переизбран на второй срок.

На следующий день после второго тура выборов Геннадий Зюганов направил Борису Ельцину телеграмму, в которой поздравил его с успехом, тем самым признав итоги голосования 3 июля. На состоявшейся в тот же день пресс-конференции Зюганов заявил, что уважает волю избирателей. Лидер Российского общенационального союза Сергей Бабурин, входившего в состав Народно-патриотического блока, выступил с официальным обращением, в котором подчеркнул, что «нежелание возвращаться в прошлое длябольшинства российских граждан оказалось сильнее их собственной жизненной неустроенности и недовольства существующей властью».2 Руководители делегаций наблюдателей от ОБСЕ, Европарламента и Совета Европы Андраш Баршонь, Констанция Крель и Эрнст Мюлеманн признали прошедшие выборы «свободными, беспристрастными и справедливыми». 3

Несмотря на эти факты, среди граждан и экспертного сообщества остаются сомнения по поводу честности тех выборов. Эти сомнения могут развеять результаты детализированного статистического исследования тех выборов, которое провел российский социолог Валентин Михайлов. Он проанализировал, в какой степени соотношение голосов, поданных за Ельцина и Зюганова в первом туре, отличается от этого же параметра, полученного во втором туре. В качестве нормального, не вызывающего подозрений он принял диапазон от 0,9 до 1,5. Большинство регионов уложились в эту норму, исключение составили 7 национальных республик. Помимо этого, Михайлов учитывал, в каких регионах было наибольшее число территориальных избирательных округов со значительными отклонениями от нормы. В итоге он получил список из двенадцати субъектов Федерации, где могло быть наибольшее давление на избирателей и фальсификации результатов в пользу Ельцина:

Татарстан, Дагестан, Ингушетия, Северная Осетия, Карачаево-Черкессия, Кабардино-Балкария, Мордовия, Башкирия, Калмыкия, Ставропольский край, Ростовская область и Адыгея. Всего в перечисленных двенадцати регионах Ельцину могли «добавить» от 700 до 900 тысяч голосов, что составляет от 7 до 9% разницы голосов, поданных во втором туре за Ельцина и за Зюганова. Михайлов пришел к выводу, что «размеры организованного воздействия на результат выборов таковы, что они не могут поставить под сомнение результат выборов в целом». (4)

Сегодня многие из тех, кто голосовал за Ельцина в 1996 году, жалеют о своем выборе: на его второй президентский срок пришелся дефолт, охлаждение отношений с Западом и, наконец, назначение на премьерский пост Владимира Путина, для которого демократические ценности оказались пустым звуком.

Однако удалось бы избежать всего этого в том случае, если бы Зюганов выиграл в 1996-м? С высокой долей уверенности можно сказать, что в случае победы Зюганова, дефолт случился бы уже летом 1996 года. Как раз накануне первого тура ставки на рынке ГКО взлетели до трехзначных величин, и только после второго тура они стали опускаться, т.к. иностранные инвесторы, вкладывавшие средства на российский долговой рынок, оценивали возможную победу Зюганова как запредельный политический риск. Точно так же оценивали ситуацию и российские граждане, в апреле-мае 1996 года предъявившие спрос на иностранную валюту в размере 2,5 миллиардов долларов, хотя ранее этот показатель составлял в среднем 200 млн долларов в месяц. В целом, дефолта можно было избежать только в случае проведения в 1994 году радикальной налоговой реформы, реализованной шестью годами позже. Однако Ельцин был сильно деморализован после событий 3-4 октября 1993 г., и, к сожалению, окно возможностей для реформ тогда было упущено.

Если бы Зюганов начал ревизию рыночных реформ (стал бы регулировать цены и пересматривать итоги приватизации), то в России с неизбежностью произошел бы тяжелейший экономический кризис, подобный тому, что пережила Болгария в 1996-1997 годах после прихода к власти Болгарской социалистической партии во главе Жаном Виденовым. Уже в 1997 году болгарские социалисты были вынуждены ретироваться, чему способствовали не только массовые протесты, но и географическая близость страны к объединенной Европе. В силу реальной перспективы вхождения в ЕС в конце 1990-х гг. Болгария вернулась на путь радикальных реформ, в то время как соседняя Белоруссия такого шанса не получила.

Что же касается перехода к авторитаризму, то он бы произошел и в случае победы Зюганова в 1996-м — по образцу уже упомянутой выше Белоруссии при Лукашенко. В этом плане характерен пример другой республики бывшего СССР — Украины. После сокрушительного поражения Ющенко в первом туре президентских выборов 2010 года их второй тур выродился в соревнование популистов и лоббистов из двух разных лагерей бюрократического реванша, которые были озабочены лишь собственными амбициями и в итоге «слили» украинскую демократию. Точно так же в России после победы Путина Примаков и Лужков отбросили весь свой антиельцинский пафос, договорившись о бюрократическом разделе власти и вступив в «Единую Россию». Из этого опыта можно извлечь важный урок: для успешного построения демократии нужны не только свободные выборы, но и ответственный политический класс, приверженный делу реформ и способный в исторически сжатые сроки необратимо изменить страну.5 Пока что ни одной из республик бывшего СССР, за исключением стран Балтии, достичь этого не удалось.

1. Немцов Б.Е. Исповедь бунтаря. М., 2007. С. 58.
2. Цит. по: О. Мороз. Красные больше не вернутся. М., 2007. С. 404.
3. Там же. С. 405.
4. В. Михайлов. Демократизация России: различная скорость в регионах. (Анализ выборов 1996 и 2000 гг.Место Татарстана среди субъектов РФ). Казань, 2000.
5. В. Милов. Президент упущенных возможностей. // Ведомости. 20 января 2010.


Источник: Gaidar - Русский Либерализм



См. также:

- 01.08.2015 "Батальон Гайдар" (1) // tekstus

20140513_00-17-Владимир Милов-Рука не дрогнет-scr1
- 13.05.2014 00:17 Владимир Милов. Рука не дрогнет // www.facebook.com/milov.vladimir
     Че-то вот я так тут смотрю, как советские вольготно расхаживают с автоматами, заложников берут, референдумы под дулами проводят.
     Начали вспоминать с друзьями, как самим приходилось автоматы в руках держать. Стрельбище, два рожка с боевыми в караул, патрон в патроннике, как с предохранителя снимать, все дела. Я стрелял неплохо, кстати, несмотря на хреновое зрение.
     Дорогие советские, если вам не особо досталось в 91-93м, когда относительно мирно все кончилось, то вы не спешите выводы скоропалительные делать. Не спешите махать автоматами перед камерами - вы не единственные умеете их держать. Если вас за 25 лет особо не трогали, то это не значит, что мы вам возьмем и так легко нашу страну отдадим. Нет, не отдадим. Если вы такой путь выбрали - ну значится, тому и быть. Но подумайте еще разок, если вы рассчитываете, что против вас тут интеллигенты одни пикейные собрались, которые в обморок падают в нештатной ситуации, то можете просчитаться. Да и сейчас не 1918-й год, второй раз у вас не выйдет - условия не те.
     А ежели передумаете - путь к национальному примирению всегда открыт.
     Ну а если нет - то нет. Рука не дрогнет.


- 01.01.2015 16:38 Владислав Мальцев. Батальон «Гайдар» // svpressa.ru
     Где российские либералы ищут союзников в борьбе против «советских»
- 05.04.2015 14:01 Дмитрий Кириллов. Либералы должны быть с зубами // svpressa.ru
     Дмитрий Кириллов о «Батальоне «Гайдар»

Tags: Батальон Гайдар, Гайдар, Кириллов, Милов, Родионов, либерализм, оппозиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments