?

Log in

No account? Create an account
Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Владимир Дворкин: Наконец-то тоталитарный режим рухнул и перед нами появились „зияющие“ перспективы
Карандаш
tekstus
Владимир Дворкин: Первый приоритет – образование. Второй – экология. Третий – технологии. Четвертый – безопасность.
23.01.2014 – 16:54
Владимир Дворкин, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН
pic-00
Нам надо привлечь высококвалифицированные кадры из-за границы для того, чтобы они нам разработали программы обучения наших учителей на всех уровнях.

Начиная с 2008 года с началом кризиса мне пришлось видеть, слышать, читать лидеров ведущих стран, которые говорили о приоритетах, необходимых в эти кризисные годы. Я об этом повторяю с упрямством нетрезвого человека на всех таких публичных мероприятиях. И еще раз скажу совсем кратко. Первый приоритет – образование. Второй – экология. Третий – технологии. Четвертый – безопасность.
<...>
Наш ОПК не мог быть движущей силой в конкурентоспособности во времена Советского Союза, а уж теперь с нынешними кадрами тем более это невозможно. Поэтому здесь нужно искать выход из создавшейся ситуации именно в повышении уровня тех, кто нас учит. Везде. Потому что деградация затронула все отрасли и школу тоже.


Источник: Совет по внешней и оборонной политике



Без дураков

pic-80
26 апреля 2011, 22:08. Без дураков. В гостях - Владимир Дворкин




Ядерный психоз – в головах
28 июля 2015, 17:30
Владимир Дворкин, генерал-майор в отставке
pic-10
Дискуссии о соблюдении Россией и США условий Договора по ракетам средней и меньшей дальности, подписанного в 1987 году, продолжаются уже более шести лет.

Размещение американских ракет в Европе способно привести к ситуации, близкой к существовавшей в 80-е годы до ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Центральные командные пункты и часть объектов стратегических ядерных сил (СЯС) СССР оказались тогда под ударом ракет «Першинг-2» повышенной точности с заглубляющимися ядерными зарядами с коротким подлетным временем, а также высокоточных крылатых ракет.

Такое положение заставило Москву пойти на соглашение с Вашингтоном (то есть заключить тот самый Договор по РСМД), в результате которого СССР был вынужден сократить примерно втрое больше боезарядов по сравнению с тем, что должны были сократить США.
pic-01
Если этот сценарий повторится в какой-либо форме, то угрозы для России будут сильнее из-за еще большей близости ударных средств США к российским границам и большего совершенства американских ракет.

Следовательно, для России выход из Договора по РСМД представляется совершенно недопустимым решением, не говоря уже о неприемлемо высоких расходах на создание собственной группировки ракет средней дальности.

Что касается Соединенных Штатов, то для них допустить развертывание российских ракет средней дальности в европейской части России означало бы поставить под катастрофический по последствиям удар американских союзников в Европе, что привело бы к труднопрогнозируемой трансформации атлантических отношений.

И все заявления Вашингтона о возможности развернуть американские ракеты в Европе, и слова Москвы об ответных действиях следует рассматривать только как предупреждение о недопустимости разрушения Договора по РСМД.

Еще одним поводом для нагнетания ядерного психоза стали слова президента Владимира Путина о 40 новых межконтинентальных баллистических ракетах для СЯС.
pic-02
Все ракеты, о которых шла речь, предназначены для замены устаревающего стратегического ядерного вооружения, значительная часть которого находится на боевом дежурстве с неоднократно продленными сроками эксплуатации, причем далеко за пределами гарантийных ресурсов.

Москва считает крайне важным поддерживать баланс с США по стратегическим наступательным вооружениям: это последний атрибут сверхдержавного статуса России. Разумеется, все это делается в рамках Пражского договора по СНВ.

Россия и США обязались достичь уровней, обозначенных в этом договоре, к 2018 году и оставаться в этих пределах до 2021-го. Но если США должны сокращать свои СНВ, то Россия, наоборот, стремится подойти к этому уровню снизу.

Следующий многолетний и постоянно усиливающийся конфликт между Россией и США/НАТО обусловлен развертыванием американской системы противоракетной обороны (ПРО) в Европе и угрозой, которую эта система представляет для российского потенциала ядерного сдерживания.

Правда, в России уже и на официальном уровне появилась точка зрения, что если три фазы евроПРО не представляют особой угрозы для нашей страны, то наращивание американской глобальной ПРО чрезвычайно опасно.

На сегодня модели перспективной ПРО США, соответствующие прогнозам ее развития, отличаются от тех, что были разработаны в соответствии с программой СОИ, но должны содержать значительно более насыщенные эшелоны по сравнению с теми, которые могут быть развернуты США в обозримой перспективе.
pic-03
Уже созданный отечественный технологический задел в этой области является наиболее надежным аргументом в пользу исключения ПРО из числа дестабилизирующих факторов в стратегическом балансе России и США и прекращения дальнейшего нагнетания отношений хотя бы в этой сфере.

Каким бы неуместным ни представлялось это в сложившейся обстановке, целесообразно было бы уже теперь готовить обновленный формат сотрудничества России и США в области ПРО и реанимировать не только происходившие ранее консультации, но и реальное взаимодействие. Речь идет о проведении серии из восьми компьютерных учений России, США и НАТО по отражению атак оперативно-тактических ракет.

Оценки показывают, что совместное использование информационных систем двух стран (с учетом создания в России единой космической системы к 2020 году) позволяет повысить эффективность российской ПРО для перехвата баллистических ракет средней дальности примерно в два раза.

Ухудшение отношений России и Запада прогнозируется затяжным, но, можно надеяться, не будет продолжаться бесконечно долго. Пока же есть достаточно времени для подготовительных исследований в сфере взаимодействия по проблемам ПРО.

Ядерный психоз – в головах, он носит виртуальный характер и никак не соотносится с реальной обстановкой. Так же как и представления о возможном вооруженном столкновении России и США/НАТО без использования ядерного оружия, несмотря на приграничную активность.

Абсурдно рассматривать какие-либо сценарии нападения НАТО на ядерную Россию и, наоборот, агрессии России против европейских стран, где ей противостояли бы превосходящие силы НАТО, включая Великобританию и Францию с собственным ядерным оружием.

Реальная обстановка же в той части Украины, где сейчас продолжаются боевые действия и гибнут люди, не позволяет рассчитывать на заметное снижение градуса милитаристского психоза в отношениях России и Запада. Лаконичной иллюстрацией здесь могут служить позиции президентов России и США.

Барак Обама говорит о выводе российских войск и техники с Украины, Владимир Путин утверждает, что присутствие на Украине российских войск – заблуждение. Одновременно Нидерланды предлагают в рамках ООН создать трибунал по катастрофе с малайзийским «Боингом», а Россия считает это несвоевременным.

Поскольку какие-либо обоснованные прогнозы продолжительности ухудшения отношений России и Запада отсутствуют, целесообразно было бы снизить накал взаимного противостояния за счет сближения позиций России и ведущих государств в тех сферах глобальной и региональной безопасности, где успех может быть достигнут только совместными усилиями.

Это касается выработки всеобъемлющего соглашения с Ираном, разрешения ядерной проблемы Северной Кореи, укрепления в целом режима нераспространения, противодействия международным террористическим организациям, кибертерроризму и другим угрозам.

Уместно вспомнить политическое завещание ушедшего от нас в конце июня Евгения Максимовича Примакова, который всегда находил рациональные, сбалансированные внешнеполитические решения. А во внутренней политике, по его мнению, в периоды финансово-экономического кризиса экономически развитые государства, как показывает исторический опыт, создают необходимые условия и предпосылки для ускоренного инновационного развития.

Примаков писал, что «именно на время спада производства приходилась активная фаза его структурной перестройки в пользу наукоемких направлений и его модернизации, что позволяло делать очередной рывок». К словам патриарха российской политики и дипломатии есть смысл прислушаться.

Источник: «Военно-промышленный курьер» (публикуется в сокращении)


Источник: ВЗГЛЯД. Деловая газета



Дворкин, Владимир Зиновьевич
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
pic-30
Владимир Зиновьевич Дворкин (род. 12 января 1936, Ленинград) — российский учёный, генерал-майор, профессор. В настоящее время является главным научным сотрудником Института мировой экономики и международных отношений РАН (c 2001 года), экспертом Московского Центра Карнеги, в котором возглавляет программу "Проблемы нераспространения" [1] (c 2015 года), а также председателем Организационного комитета Международного Люксембургского Форума [2] (c 2007 года). С 1993 года является действительным членом государственной Российской академии ракетных и артиллерийских наук (РАРАН)[3], а также ряда общественных академий.

Руководил 4 ЦНИИ МО РФ в 1993—2001. Один из основных авторов программных документов, относящихся к СЯС и РВСН. В течение многих лет участвовал в качестве эксперта в подготовке договоров ОСВ-2, РСМД, СНВ-1, СНВ-2, внес значительный вклад в формирование позиции СССР и России на переговорах об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений, член партии «Яблоко» с самого основания.

Биография

Отец — генерал-лейтенант инженерно-технической службы Зиновий Яковлевич Дворкин (1907—1983).

pic-91

Хорошо известен в России и за рубежом. Является заслуженным деятелем науки и техники Российской Федерации, доктором технических наук, профессором, действительным членом Российской академии ракетных и артиллерийских наук, Академии военных наук, Российской инженерной академии, Международной инженерной академии, Академии космонавтики.

В. Дворкин окончил Черноморское высшее военно-морское училище им. П. С. Нахимова в в 1958 г. и до 1962 года работал инженером-испытателем на Государственном Центральном морском полигоне. Он участвовал в испытаниях первых отечественных атомных подводных ракетоносцев и первых пусках баллистических ракет из-под воды. В 1962 году В. Дворкин начал работать в 4-м ЦНИИ МО РФ. В 1974 году Владимир Дворкин защитил докторскую диссертацию. Под научным руководством и при непосредственном участии профессора Дворкина разрабатывались основы построения математических моделей для обоснования основных направлений развития, государственных программ вооружения, планов НИОКР, сценариев боевых действий, боевого состава группировок СЯС; разработки обликов перспективных ракетных комплексов, обоснования и разработки тактико-технических требований к ракетному вооружению, реализованных при создании нескольких поколений ракетных комплексов; комплексной экспериментальной отработки ракетного вооружения.

Автор более 500 научных трудов.

В 2009 году генерал Дворкин попал в список «Самых авторитетных людей России»[4], составляемый журналом «Русский репортер», целью создателей которого было выявить реальную элиту нашей страны, то есть людей, которые обладают безусловным профессиональным и моральным авторитетом в своей сфере деятельности.

Экспертные оценки и личные взгляды

Никогда не скрывал своего мнения, даже если оно противоречило официальной позиции. Так, Дворкин считает серьёзной угрозой иранскую ядерную программу и поддерживает западные санкции против Тегерана:

      «Трудно представить достижение договорённости с нынешним руководством Ирана в результате американских инициатив. Многие эксперты полагают, что чем дольше идут переговоры с Ираном, тем ближе этот режим к обладанию ядерным оружием. Рассчитывать на какой-либо положительный эффект можно было бы в случае прихода к руководству страной в результате выборов в июне этого года реформаторских кругов.»
pic-31
В середине 2009 года Владимир Дворкин сделал заявление, в котором выразил острую обеспокоенность тем, что Иран имеет шансы создать ядерное оружие в течение одного года. По его мнению, мировое сообщество недооценило иранские разработки, а между тем программа создания Ираном носителей, вроде баллистических ракет «Шихаб-3», продолжает развиваться. Они способны поражать цели в радиусе до 2 300 км. Дворкин предположил, что вскоре Тегеран создаст ракеты, способные поразить любую точку Европы. По его словам, теперь для подготовки ядерного оружия Ирану не хватает лишь высокообогащенного оружейного урана, но нужные технологии в стране уже есть.

По вопросам ядерной программы КНДР генерал Дворкин также не скрывает своего беспокойства, но не скрывает, что эта программа представляет куда меньшую опасность, чем иранская; он убежден, что переговоры вокруг северокорейской ядерной программы носят характер обмена торговыми предложениями:

      «Пхеньян добивается извлечения максимальной экономической выгоды за повторное сворачивание своей ядерной программы»

— «Ведомости», интервью[5]


      «Северная Корея просто пытается подороже „продать“ свою ядерную программу. Думаю, это — их единственная цель»

— «Интерфакс», интервью[6]



Комментируя неудачный запуск первого корейского спутника, Дворкин отметил, что мировое сообщество само оставило для северокорейцев подобную лазейку, не обратив должное внимание на скрупулёзное регламентирование ракетных испытаний:

      «Резолюция Совета Безопасности, по существу, запретив испытания баллистических ракет большой дальности, оставила лазейку: там ничего не было сказано о космической деятельности. Но не секрет, что все первые запуски спутников осуществлялись именно на баллистических ракетах боевых. И поэтому Северная Корея в этот раз произвела, мне кажется, просто очередную попытку испытания МБР „Тэпходон-2“, как бы она ни называлась.»

— программа «Время», «Первый Канал», интервью[7]



Позиция генерала Дворкина по вопросам размещения элементов системы ПРО США в Чехии и Польше диаметрально противоположна позициям официальных лиц высшего военного и дипломатического руководства страны:

      «Никаких препятствий к этому нет, кроме психологической инерции холодной войны. Подобный шаг был бы лучшим способом перейти от бессмысленного состояния взаимного ядерного сдерживания к подлинному стратегическому партнерству. Совершенно понятно, что если развивается общая ПРО, то взаимное ядерное сдерживание — это абсурд. Такое развитие отношений между нашими странами имело бы решающее значение для укрепления глобальной безопасности».

— «Независимое военное обозрение»[8]



Многие западные аналитики и эксперты, например, Ричард Пайпс, бывший директор советского отдела Совета Национальной Безопасности США, часто ссылаются на генерала Дворкина с целью подтвердить собственные слова мнением российского эксперта:

      «Наши ракеты-перехватчики и РЛС не представляют ни малейшей угрозы для России: это, кстати, публично подтвердил российский генерал Владимир Дворкин, много лет прослуживший в ракетных войсках стратегического назначения.»

— РГРК «Голос России» [9]



Критика после неудачных испытательных пусков ракеты-носителя «Булава»

После 11-го неудачного пуска «Булавы» все больше экспертов стало указывать на личную ответственность генерала Дворкина:
pic-32
      «Вопреки здравому смыслу головным разработчиком морского ракетного комплекса был назначен Московский институт теплотехники, отнюдь не специализировавшийся в области конструирования БРПЛ. МИТ занимался твердотопливными МБР наземного базирования и потому, естественно, не имел опыта разработки твердотопливных БРПЛ, которым обладал ГРЦ имени академика В. П. Макеева, на счету которого — твердотопливные БРПЛ Р-39 и Р-39У с полетной надежностью 0,96, аналогичной американской БРПЛ «Трайдент-2». Кроме того, 4-й ЦНИИ Минобороны, которым руководил генерал-майор Владимир Дворкин, был назначен головным по военно-научному сопровождению разработки, хотя такими вопросами в части морских ракетных комплексов всегда занимался профильный 28-й НИИ МО (Институт вооружения ВМФ).
   &;nbsp;  Причины необъяснимых с позиций обычной логики решений лежат на поверхности. Министром обороны в то время являлся Игорь Сергеев, до этого командовавший РВСН, на вооружении которых находились митовские ракеты «Тополь». А 4-й ЦНИИ Минобороны, возглавлявшийся тогда Владимиром Дворкиным, проводил исследования в основном в интересах тех же РВСН. МИТ, 4-й ЦНИИ Минобороны и генерал Дворкин были Игорю Сергееву значительно «ближе», чем ГРЦ имени академика В. П. Макеева и 28-й НИИ Минобороны. В принятии вышеупомянутых решений принимал участие руководивший в ту пору Минэкономики Яков Уринсон, поддерживавший тесные связи с возглавлявшим МИТ Юрием Соломоновым.»

— «Независимое военное обозрение»[10]



Сам же Владимир Дворкин полагает, что ничего страшного пока не случилось. В советское время, перед тем как поставить какую-либо стратегическую ракету на вооружение, говорит он, делали по несколько десятков пусков. Редко какие из них в первой половине были успешными. Нет сомнений, утверждает ученый, что «Булава» рано или поздно будет доведена до ума и займет свое место в шахтах «Юрия Долгорукого», «Владимира Мономаха», «Александра Невского» и других подводных крейсеров проекта 955 класса «Борей».[11]

«У меня как ракетчика, человека, который много занимался испытаниями, сам испытывал новые ракеты, нет сомнений, что „Булаву“ доведут до ума. Никаких оснований для пересмотра этой программы совершенно нет», — сказал Дворкин, комментируя результаты последнего неудачного пуска в интервью агентству «Интерфакс». По его словам, «драматизировать это событие не стоит». «Могу совершенно точно сказать, что из первого десятка испытательных ракетных пусков половина, а то и больше бывают неудачными и аварийными».[12]

Дворкин также отметил, что статистика пусков «Булавы» не характерна для её разработчика — Московского института теплотехники. «У них традиционно уровень наземной отработки и результаты испытаний первого десятка ракет были выше, чем у других разработчиков», — сказал Дворкин. В то же время, по его словам, «основные проблемы для разработки нового комплекса морского базирования Московским институтом теплотехники решены». «У них не было ни одного аварийного выхода ракеты из-под воды. Это — очень важно, поскольку МИТ никогда не занимался морской тематикой», — отметил эксперт.[12]

Критика

За многократные призывы силового решения проблемы ядерной программы Ирана генерал Дворкин обвиняется ультра-правыми представителями общественности в сионизме, что сопровождается намеками на его еврейское происхождение:

      «Похоже, Дворкин оказался в большей степени сионистским ястребом, чем даже американские спецслужбы. Хотя американское разведсообщество ещё в 2003 г. сообщило о свертывании иранцами их военных разработок в ядерной сфере, Дворкин утверждал на докладе в Герцлии, что Тегеран всех обманул, и уже к 2003 г. вполне мог закончить техническую разработку ядерного оружия.
      Перейдя к чистой фантастике, он сказал, что Иран мог купить на «черном» (Рижском?) рынке 15-16 кг оружейного плутония для производства ядерного боезаряда, и использовать ракеты типа «Шахаб-3» для доставки ядерной боеголовки. В распоряжении Израиля — десятки ракет, способных обрушить реальные ядерные заряды на Москву и Петербург, Берлин и Париж, Тегеран и Мекку — но это не заботило генерал-майора Дворкина.
      Зачастивший к своим израильским родственникам генерал сказал, что вводить блокаду Ирана уже поздно, и «силовое решение», то есть нападение на Иран, предпочтительнее, нежели ядерный Иран. Не удивительно, что израильский «ястреб», председатель оргкомитета Герцлийской конференции профессор Узи Арад, которому даже перекрыли американскую въездную визу в связи с нашумевшим делом об израильском «кроте» в Пентагоне, восхитился речами Дворкина.»
[13]

Позже в интервью военному обозревателю Александру Гольцу, генерал Дворкин опроверг наличие родственников в Израиле, назвав распространение подобной информации доносительством:

      «Что касается родственников в Израиле, то, вы правы, это сильно отдает доносом. Для особо интересующихся могу сообщить, что, к сожалению, нет их ни там, ни вообще где-либо за рубежом, а то бы мы с женой уже давно полечились на Мёртвом море… За последние годы я был в Израиле два раза по официальным приглашениям на семинар и конференцию.»[14]

Также В. З. Дворкин подвергается постоянной критике не только из-за своих профессиональных убеждений и взглядов, но и из-за принимаемых им решений в роли главы государственных организаций. В частности, В. Анисимов в своей статье «И небо упадет на землю» для газеты «Завтра» указывает, что «в институтах регулярно запаздывает, не менее, чем на 1-2 месяца, выплата зарплаты, в то же время начальник института Дворкин находит возможность отправить на лечение в США своего зама Б.Ученика, как будто в госпитале Вишневского лечат хуже. Лечение обошлось институту не менее, чем в 75 тысяч долларов».[15].

Характеристика личности сослуживцами

И. Шамир, журналист антисемитской направленности, опубликовавший разоблачительную статью о Дворкине в газете «Завтра», получил и опубликовал в своем блоге письмо, полученное от анонимного пользователя Сергея:

      «Владимир Зиновьевич всегда блестяще выполнял заказ Хозяина. Делал это виртуозно. Когда СССР был могучим, он безукоризненно точно обосновывал необходимость развития и наращивания стратегических ядерных сил. Когда к власти пришел Горбачев, возник другой заказ, и он также виртуозно и убедительно доказывал необходимость ядерного разоружения. Нас это всегда изумляло. Сейчас, наверное, у него появился другой Заказчик.
      Видимо, он был чем-то обижен. Хотя не понятно чем. Будучи евреем, он в системе РВСН (самой закрытой в Минобороны) стал генералом, доктором наук, профессором, академиком и начальником одного из самых авторитетных институтов Минобороны. Говорят, что отец у него был авторитетным контр-адмиралом, никаким репрессиям не подвергался (кстати, Дворкин был суворовцем, а суворовцы особая каста в армии, самые убежденные службисты). Когда СССР рухнул, Ельцин учредил праздник «День независимости России». В первую годовщину «праздника», на плацу был построен личный состав части (более тысячи военнослужащих), Владимир Зиновьевич выступил с речью, которая оскорбила честь и достоинство большинства офицеров (мы же присягали СССР). «Наконец-то тоталитарный режим рухнул и перед нами появились „зияющие“ перспективы…» В те времена, впрочем, как и сейчас, подавляющее большинство не только офицеров, но и граждан России, воспринимают этот день как величайшую трагедию. Для генерал Дворкина же это праздник.
      В общем, не думаю, что во времена СССР Дворкин что-то предпринимал против государственной безопасности. Более того, он много сделал для повышения обороноспособности страны. Сейчас Владимир Зиновьевич решает обратную задачу, так же эффективно, поскольку работать он умеет. Думаю, что все это более отвратительно, нежели «второе дно». Мотивы его поведения мне понять невозможно.»
[16]

Награды

За многолетнюю карьеру генерал Дворкин награждён российскими и иностранными орденами, а также многими медалями.

- «За заслуги перед Отечеством IV степени»
- «Орден Почета»
- «За военные заслуги»
- «Трудового Красного Знамени»
- «Красной Звезды»

Источник: Википедия




Google: Владимир Дворкин




Способствует ли милитаризм укреплению обороноспособности России? В какой степени следование милитаристским стереотипам снижает возможности населения к адаптации к условиям современного рыночного общества?
"Либеральная миссия", 6 мая 2005 года

Алексей АРБАТОВ (директор Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, заместитель председателя партии «Яблоко»): «Милитаризм сегодня – это отставание в системе принятия решений в области проведения военной политики»

В Государственной думе я работал в Комитете по обороне, и чаще всего мне приходилось слышать одну и ту же фразу: армия – основа государства. Это был очень популярный лозунг, и если бы был проведен опрос в Думе (а Дума – в какой-то степени зеркало общества), то 90% депутатов подписались бы под этими словами. Это и есть милитаризм.

Те, кто придерживался иной точки зрения, говорили, что не может быть армия основой государства, что армия – это инструмент государства для решения боевых задач, а основой государства является экономика (в демократическом государстве – это рыночная социально-ориентированная экономика, разумный государственный аппарат, основанный на разделении властей и т. д.), и наталкивались на полное непонимание. Это тоже демонстрация традиций милитаризма, которые в России уходят намного глубже, чем восемьдесят лет коммунистического правления, они уходят в глубь веков, в петровские времена.
<...>

Михаил ПОГОРЕЛЫЙ: «В России не существует милитаризма как системного подхода государственных и общественных структур к решению задач укрепления обороноспособности»
<...>

Виталий ШЛЫКОВ:

Для меня очевидно, что та разновидность милитаризма, которая присутствует в России, разрушает обороноспособность и неизбежно ведет к краху, возможно, худшему, чем был в 1991 году.

Владимир ДВОРКИН:

Эти остатки милитаристского сознания руководства страны, сознания узкой группы даже милитаризмом трудно назвать. Скорее это не милитаризм, а невежество. Сергей Иванов, например, сказал: «Я считаю, что оптимальная численность вооруженных сил – это один миллион человек». Не он должен считать, что оптимально, а что нет. Наука должна определять оптимумы, локальные, глобальные, давать варианты, а руководство потом уже может решать, какой из оптимумов выбрать в данных условиях. Именно это невежество и ведет к потере обороноспособности страны.

Лев ГУДКОВ: «Говорить о конкурентности милитаристской экономики без режима террора и массовых репрессий нельзя»
<...>

Михаил ПОГОРЕЛЫЙ: «Уровень военного образования не соответствует требованиям современной рыночной экономики»
<...>

Александр БЕЛКИН: «Никакой гражданской активности в России не наблюдается»
<...>

Владимир ДВОРКИН: «Проблему милитаризма невозможно решить, не создав в России условия для формирования конкурентоспособного гражданского общества»

Мы говорили о той части работоспособного населения, которое уже адаптировалось к рыночной экономике. Необходимо создать ему такие условия, которые привели бы к формированию конкурентоспособной России. Не всякая модернизация может быть принята. Модернизация может быть вечно догоняющей, но не обеспечивающей никакой конкурентоспособности, потому что основные критерии конкурентоспособности, т. е. уровня инновационного и технологического совершенства, – это эффективность, стоимость и многие другие показатели. Население будет содействовать повышению конкурентоспособного уровня или хотя бы приближению к нему России только тогда, когда ему дадут возможность создавать малые и средние предприятия, когда законодательная власть будет независимой и когда будет построено гражданское общество.

Мы опять упираемся в вопросы, связанные с ленинской формулировкой: «Попытка решить частный вопрос, не решив глобальный, всегда будет наталкиваться на его нерешенность». Поэтому любые рекомендации и предложения по поводу того, как адаптировать работоспособную часть населения к рыночным условиям и обеспечить возможность приближения к конкурентоспособному обществу, будут наталкиваться на нерешенность основных вопросов: сильная оппозиция, развитое гражданское общество, законодательная власть, независимость СМИ.
<...>

Александр ГОЛЬЦ:

Выступление Владимира Дворкина, как мне кажется, служит хорошим заключением для нашей дискусии. Действительно, конкурентоспособность общества создается не только и не столько решением проблемы милитаризма. Для его формирование необходимы действующие институты гражданского общества, политические и экономические возможности.
<...>

Источник: www.yabloko.ru



По теме:

- Военный эксперт Владимир Дворкин (16.11.2008)
Виктор Шендерович: В студии рядом со мной мой гость Владимир Зиновьевич Дворкин. Коротко – военный эксперт, а длинно будет так – главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений, генерал-майор, профессор... Первый вопрос, собственно говоря, который был толчком, поводом для того, чтобы вас позвать в эту студию, это история с ракетами в Калининграде, с этими "Искандерами"...

- Игорь Коротченко. Генерал Дворкин подтвердил, что Игорь Ашурбейли подорвал переговорные позиции России по ЕвроПРО (01.10.2011)
В вышедшем в пятницу свежем номере еженедельника "Независимое военное обозрение" опубликована первополосная программная статья отставного генерала Владимира Дворкина (бывший начальник 4-го "ракетного" ЦНИИ Минобороны) под названием "Пришло время забыть об угрозах ЕвроПРО". В ней Дворкин (в экспертной среде он известен как активный лоббист интересов США и Израиля) пишет о том, что Россия не способна подтвердить свои претензии на участие в ЕвроПРО и иметь свой сектор ответственности в данной системе.

- Генерал Дворкин: Новый «Карибский кризис» нам не грозит (21.04.2015)
Владимир Дворкин: Если длительное время не удастся ничего сделать по юго-востоку Украины, если не будут выполняться Минские договоренности, то возможна эскалация конфликта. В него будут вовлекаться дополнительные силы со стороны Украины, на это последует усиление поддержки сепаратистов со стороны России. Но к чему это может привести? К нарастанию кровопролития в регионе. Ну а чтобы это привело к столкновению непосредственно России и НАТО — я такого сценария не вижу. Затягивание противостояния на юго-востоке с новыми разрушениями и жертвами? Да, это возможно.

- Владимир Дворкин. Ядерный психоз: кому он нужен? («Военно-промышленный курьер» № 28 (594) за 29 июля 2015 года)
Сценарии нападения НАТО на Россию и наоборот – полный абсурд
Ядерный психоз в отношениях России и Запада имеет место в головах, носит виртуальный характер и не имеет никакого отношения к реальной обстановке так же, как и представления о возможном вооруженном столкновении России и США/НАТО без использования ядерного оружия.