Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Лобанов Аравийский
Машинка
tekstus
01.08.2017 22:00
Оригинал взят у voiks в Лобанов Аравийский
 
     — Мой дворянский титул в моей фамилии, — говорил он. — За Ладогой возвышается Ростов Великий… Отнять его у меня просто невозможно.
     Любомир Левчев «Ты следующий»
 

Н.Д. Лобанов-Ростовский и руководители алмазной компании «Де Бирс»
Н.Д. Лобанов-Ростовский и руководители алмазной компании «Де Бирс» – сэр Филипп Оппенгеймер и Тедди Доу. Москва, 1988 год // Из личного архива Н. Лобанова-Ростовского




V-logo-концептуал_рф
25 декабря 2013, 17:28
 
Андрей Фурсов "Кто платит российским журналистам?"
 
Андрей Фурсов рассказывает о системе формирования новостной повестки дня в России, что и где полезно почитать
20131225_17-28-Андрей Фурсов Кто платит российским журналистам-pic1
- Обратимся к газетам и журналам на русском языке, в которых есть аналитика. Например, газета «Завтра», журнал «Однако». К последнему я особенно рекомендую присмотреться, потому что, как сообщает М. Леонтьев, они собираются развернуться и стать холдингом. Внешнеполитическая аналитика у них не очень сильная: сейчас там пишет А.Терентьев-младший, который только набирает силу. Но их экономические аналитики (А.Кобяков и М.Восканян) достаточно сильные. Кобяков – человек уровня М.Хазина и М.Делягина, только, в отличие от них, не так активно представлен в медийном пространстве. Правда, в 2002 году именно Кобяков и Хазин написали знаменитую книгу «Крах империи доллара» - хорошую книгу, хотя из названия не следует делать вывод, что доллар завтра рухнет.

А вот «Коммерсантъ» и «Ведомости» - специфические издания. В связи с этим я рекомендую прочитать в интернете статью Израэля Шамира «Взять почту и телеграф». Православный по вероисповеданию, он был советским диссидентом, уехавшим в Израиль. Там активно критиковал сионизм. Здесь он критикует наших либералов и ставит в своей статье вопрос: почему издания типа «Эхо Москвы» и «Новая газета», аудитория которых составляет 10% населения, а поддерживается 90% державно-патриотически настроенных людей, так скромно представлены в медийном пространстве. Израэль Шамир отвечает на этот вопрос следующим образом.

Медийная сфера сходна с деревом: корни – это структуры, формирующие повестку дня (как Reuters и BBC на западе); ствол – различные, не обязательно крупные, газеты, связанные с университетами, иногда с Академией наук (газеты The New York Times, The Financial Times, журнал The Economist); крона - таблоиды. Путин, к примеру, устранив в медийной сфере двух олигархов (Б.Березовского и В.Гусинского), захватил крону – таблоидную зону. Корни и ствол остались в руках изданий типа «Коммерсантъ» и «Ведомости», которые аффилированы с Los Angeles Times, совместно формирующими у нас повестку дня. Названные российские издания выполняют свою работу по-западному: не то, чтобы совсем искажают события, а подают их под определенным углом. Например, Путин заявляет: «Все стороны в Сирии должны договориться». «Ведомости» и «Коммерсант» пишут: «Путин сказал, что президент Асад должен уйти». Так выглядит борьба в медийном пространстве.
20131225_17-28-Андрей Фурсов Кто платит российским журналистам-pic2
У нас мало аналитических газет – их место захвачено, в основном, таблоидами. Но приведу один заслуживающий внимания пример. Есть такой таблоид – «Экспресс газета». Это желтый листок, но в нем обязательно бывают одна-две статьи аналитического характера, представленные с государственно-патриотических позиций. Мое недоумение развеялось, когда я прочел интервью, данное Н.Лобановым-Ростовским, князем из рода Скобелевых. Этот человек был связан с английской МИ-6 и работал в корпорации De Beers (все ее менеджеры – люди уровня МИ-6). В двух пространных интервью князя «Экспресс-газете» довольно много информации и есть знаменательная фраза: «Когда я встречался с послом СССР в Великобритании Л.Замятиным...». Был такой кандидат в члены Политбюро. «Экспресс газета» дает небольшой отклик-ссылку: «Нам это особенно приятно, потому что Замятин был среди организаторов нашей газеты». Это означает, что «деньги партии» вкладывались и в желтые издания, - отсюда их державно-патриотическая позиция по многим вопросам.

Рекомендую также в интернете русскую версию китайской «Женьминь жибао». Естественно, все, что пишут китайцы, надо «делить на шестнадцать», но у них бывают интересные материалы. Из англоязычных изданий следует читать журнал The Economist.

Что касается нашего «Эксперта», то там слабый аналитический уровень. Их экспертов я не пригласил бы ни в один свой проект. Ни Делягин, ни Хазин, ни Глазьев – не попадают в фокус «Эксперта». Хотя следует признать, что идеологически журнал сильно изменился за последние пять лет. В 2003 году «Эксперт» напечатал интервью со мной, где я утверждал, что у среднего класса в России нет никаких перспектив. Молодого журналиста я предупреждал, что у него будут проблемы. Он ответил, что его начальство – свободомыслящее, ироничное. Материал пропустили по ошибке. С журналистом (Олегом Храбрым) обошлись крайне грубо и запретили на 6 месяцев брать интервью. Ему пришлось уйти в другой журнал. Тогда, в 2003 году, пришло много откликов на статью: 80% - за (Фурсова), 20% - против. Журналист попросил редактора опубликовать хотя бы то, что вызванный резонанс будто был 50 на 50, на что главный редактор сказал, что в их журнале этой статьи, этого человека никогда не было и никогда больше не будет. «Эксперт» я читал до 2006 года, а потом перестал. И вот два года назад в переходе вижу – «Лучшие материалы журнала «Эксперт» за десятилетие». Вторым номером идет интервью со мной о среднем классе и о революции. Тем не менее, аналитика на сегодняшний день у «Эксперта» остается слабой.

Перейдем к газете «Завтра». В ней печатают аналитические статьи разного уровня. Была, к примеру, блестящая статья Шамиля Султанова, которую мы даже взяли в качестве одного из документов «Изборского клуба» (структура, созданная во главе с А.Прохановым). И одновременно там могут напечатать статью военного аналитика Жукова о 22-ом июня, где повторяется вся глупость о начале войны, о допущенных просчетах и прочее.

Таким образом, остается фактом бедность нашей аналитической литературы. У меня проблема – подобрать вам аналитику на русском языке. На английском языке можно взять, к примеру, 4 номера The Economist и получить представление о происходящем. Есть еще достойный журнал Executive Intelligence Review. Его издает Шиллеровский институт Линдона Ларуша (американский экономист и левый политический активист). Этому человеку 90 лет, он занимается «проблемой закулисы». В свое время он отсидел в американской тюрьме 5 лет за то, что его институт выпустил книгу «DOPE, INC». В ней он показал, как американская элита высшего уровня вовлечена в наркоторговлю. В результате их «зацепили» за неуплату налогов, спонсора приговорили к 11 годам тюрьмы (он отсидел 8), Линдон получил 8 (отсидел 5). Линдон живет сейчас в Америке и, безусловно, имеет связи в правом истеблишменте (изоляционисты). Издаваемый Шиллеровским институтом журнал интересный для анализа.

Мне следует к следующему разу подыскать аналитические статьи и книги на русском языке.

Концептуал ТВ


25.12.2013 Кто платит российским журналистам?


Оригинал: концептуал.рф
Скриншот
См. также видео: Кто и чем нас кормит через картинки. Фурсов



V-logo-kommersant_ru-Деньги
Журнал "Коммерсантъ Деньги" №6 от 19.02.1997, стр. 16
 
Князь Лобанов-Ростовский: Я хотел бы быть Лоренцо Медичи
Князь Лобанов-Ростовский: Я хотел бы быть Лоренцо Медичи
Потомок Рюрика, белоэмигрант, зэк, а позже банкир, коллекционер, советник De Beers. Князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, один из немногих американцев русского происхождения, преуспевших в бизнесе.
 
С Никитой Лобановым-Ростовским беседует Надежда Данилевич.

Надежда Данилевич: Во времена Ивана Грозного ваши предки княжили в Ростове Великом. Им дана была привилегия въезжать в город под звон колоколов. Это правда?

Никита Лобанов-Ростовский: Так это и было. Потом обычай этот был забыт. Одному из моих предков захотелось его возродить, а царю это не понравилось. Спасаясь от царского гнева, Лобановы бежали во Францию. Там до сих пор сохранились следы той давней эмиграции Лобановых-Ростовских. Шато под Парижем. Ипподром в Шантильи. А в Ментоне — большая вилла с родовым гербом над парадными воротами.
<...>

Н.Д.: У вас не было ни денег, ни связей в Англии. Как вам удалось поступить в Оксфорд?

Н.Л.-Р.: Мой дед по линии матери Василий Васильевич Вырубов помог нам вырваться из Болгарии, мы поселились у него в Париже, жили от его щедрот. Мне надо было выбирать свой путь. К счастью, какой-то анонимный благотворитель учредил в Оксфорде стипендию для беженцев из Восточной Европы. На эту стипендию претендовало 25 человек. Мои шансы были равны нулю. Но принят был именно я.

Спустя годы один из членов комиссии сэр Исайя Берлин мне сказал, что в те годы было важно избавить британскую казну от потенциального безработного-гуманитария. Все мои конкуренты хотели заниматься историей или философией, а я выбрал профессию инженера-геолога. Комиссия решила, что я смогу после Оксфорда найти работу и одним нахлебником станет меньше.

После Оксфорда я продолжил образование в США. В 1960 году в Колумбийском университете получил степень магистра экономической геологии, а в 1962 году в Нью-Йоркском университете — степень магистра банковского учета.
<...>

Полностью: voiks.livejournal.com




V-logosovsekretno_ru
Совершенно секретно No.1/164
Опубликовано: 1 Января 2003 09:00
"Совершенно секретно", No.1/164 | Джин Вронская

 
Другая жизнь князя
 
Джин ВРОНСКАЯ
Специально для «Совершенно секретно»
Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский
Никиту Дмитриевича Лобанова-Ростовского в России знают как искусствоведа, собирателя живописи и произведений театрально-декорационного искусства первой половины XX века. Однако в нашей беседе речь зашла о куда менее известной стороне его деятельности. Бывший американский банкир и советник крупнейшей алмазной компании «Де Бирс», Лобанов-Ростовский стал вспоминать о работе в Афганистане, Пакистане, СССР и о своих связях с «компетентными органами» разных стран.

Напомню вкратце биографию моего героя. Никита Лобанов-Ростовский – потомок одного из древнейших российских родов. Корни его генеалогического древа уходят в XIII век. Среди самых близких по времени предков нашего героя – министр иностранных дел России Алексей Борисович Лобанов-Ростовский и любимая фрейлина последней российской императрицы Анна Вырубова (урожденная Танеева). После октябрьского переворота семья Лобановых-Ростовских эмигрировала в Болгарию, где в 1935 году и родился Никита. После Второй мировой войны, когда Болгария была занята Красной Армией, Лобановы-Ростовские попытались перейти греческую границу, но были задержаны. Главу семьи расстреляли, а юного Никиту бросили, как он сам рассказывает, в камеру к уголовникам и гомосексуалистам. Вместе с матерью Ириной Васильевной Вырубовой он смог выехать из Болгарии в Париж только после смерти Сталина на Рождество 1953 года. Помог дядя Никиты, Николай Васильевич Вырубов, служивший офицером при штабе генерала де Голля. В Париж они прибыли без копейки, но уже в январе 1954 года, получив стипендию организации для помощи беженцам, Никита Дмитриевич поехал учиться в Оксфорд. Окончил этот университет, а затем, переехав в США, – геологический факультет Колумбийского университета. Несколько лет работал геологом в Патагонии и других районах Аргентины.
<...>

– С 1987 по 1997 год вы были советником корпорации «Де Бирс», монополиста алмазного рынка, скупавшего все камни в Африке и СССР. Чем вы там занимались, если не секрет?

– «Де Бирс» вел переговоры только с двумя советскими организациями – Министерством финансов и Главалмаззолотом. А доступа к людям наверху, принимавшим решения, у него не было…

– А у вас был?

– Именно так. С 70-х годов я ездил в Советский Союз по делам своего банка. У меня образовались контакты с сотрудниками Министерства финансов и КГБ. А моя художественная коллекция помогала наладить дружеские отношения с некоторыми членами ЦК КПСС и генералитета. Я был лично знаком с председателем КГБ, а позднее генеральным секретарем ЦК КПСС Юрием Андроповым. Моя деятельность была совершенно секретной, я отчитывался только перед тремя людьми: главой Центральной организации по сбыту Филипом Оппенгеймером, Тэдди Доу и Монти Чарльзом. Сэр Филип Оппенгеймер вел дела с СССР на протяжении 30 лет. За это время объем покупок советских алмазов увеличился с 56 000 долларов в 1959 году до одного миллиарда в 1991-м. Его правой и левой рукой были соответственно Тедди Доу и Монти Чарльз. Они, как и сам Оппенгеймер, – ветераны британской военной разведки, прошли Вторую мировую, каждый из них мог принимать решения, не ставя об этом в известность других. При этом никакие решения не фиксировались на бумаге. Когда в 1988 году я хотел письменно изложить стратегию деятельности «Де Бирс» в СССР, мне дали понять, что писать ничего не нужно.

– Конечно. Раз там работали сотрудники британской разведки, нелегальных дел было достаточно.

– Да, и этим объясняется то, что все попытки экономической разведки против «Де Бирс» были безуспешными. Алмазные переговоры СССР с «Де Бирс» обычно длились около года. Собирались то в Москве, то в Лондоне. Причем переговоры были полнейшей тайной. В Лондоне постоянно находилась группа советских алмазных экспертов, а в советском посольстве об этом даже не знали.

– Кого лично вы знали в советских верхах в Лондоне?

– Посла Леонида Замятина. На моей квартире я устроил обед и познакомил его с сэром Филипом Оппенгеймером.

– Однако, несмотря на ваши советы, Россия лишила «Де Бирс» монополии на свои алмазы.

– Да, весной 1989 года руководитель Гохрана Евгений Бычков продал русские алмазы бельгийским и английским фирмам на 40 миллионов долларов. При этом он потерял около 18 миллионов.

– Опыт работы с западными дельцами у него был небольшой, это приобретается с практикой. Что, в «Де Бирсе», узнав об этой сделке, очень рассердились?

– Да, Замятину сказали, что это вредит репутации СССР как надежного торгового партнера.

– Конечно, они хотели, чтобы Россия сдавала свои алмазы только им и по дешевке.

– «Дело Бычкова», как мне рассказывали, по замятинской шифровке было рассмотрено Комитетом партийного контроля. Кажется, ему даже объявили выговор.

– И монополия «Де Бирса» была на время восстановлена. Какие шаги вы предприняли, чтобы создать благоприятный имидж компании в России?

– Я предложил «Де Бирсу» принять участие в деятельности советского Фонда культуры, которым руководила Раиса Горбачева. Между академиком Лихачевым и Филипом Оппенгеймером установились теплые отношения.
<...>

Полностью: voiks.livejournal.com



V-logosovsekretno_ru
Совершенно секретно No.1/16
Опубликовано: 2 Января 2012 09:00 | Последнее обновление: 5 Февраля 2013 12:52
"Совершенно секретно", No.1/16 | Джин Вронская

 
Граф Лобанов-Аравийский
 
Джин ВРОНСКАЯ
Специально для «Совершенно секретно»
Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский
Потомок знаменитого рода Лобановых-Ростовских вел дела с бен Ладеном и одинаково успешно находил общий язык с ЦРУ и с КГБ

Никиту Дмитриевича Лобанова-Ростовского в России знают как искусствоведа, собирателя живописи и произведений театрально-декорационного искусства первой половины XX века. Однако в нашей беседе речь зашла о куда менее известной стороне его деятельности. Бывший американский банкир и советник крупнейшей алмазной компании «Де Бирс», Лобанов-Ростовский стал вспоминать о работе в Афганистане, Пакистане, СССР и о своих связях с «компетентными органами» разных стран.

Напомню вкратце биографию моего героя. Никита Лобанов-Ростовский – потомок одного из древнейших российских родов. Корни его генеалогического древа уходят в XIII век. Среди самых близких по времени предков нашего героя – министр иностранных дел России Алексей Борисович Лобанов-Ростовский и любимая фрейлина последней российской императрицы Анна Вырубова (урождённая Танеева). После октябрьского переворота семья Лобановых-Ростовских эмигрировала в Болгарию, где в 1935 году и родился Никита. После Второй мировой войны, когда Болгария была занята Красной армией, Лобановы-Ростовские попытались перейти греческую границу, но были задержаны. Главу семьи расстреляли, а юного Никиту бросили, как он сам рассказывает, в камеру к уголовникам и гомосексуалистам. Вместе с матерью Ириной Васильевной Вырубовой он смог выехать из Болгарии в Париж только после смерти Сталина на Рождество 1953 года. Помог дядя Никиты, Николай Васильевич Вырубов, служивший офицером при штабе генерала де Голля. В Париж они прибыли без копейки, но уже в январе 1954 года, получив стипендию организации для помощи беженцам, Никита Дмитриевич поехал учиться в Оксфорд. Окончил этот университет, а затем, переехав в США, – геологический факультет Колумбийского университета. Несколько лет работал геологом в Патагонии и других районах Аргентины.
<...>

– При такой работе, связанной с сотрудничеством с разными разведками, трудно представить, что вы не имели дело с КГБ. Слухи такие, во всяком случае, ходили. Что вы на это скажете?
– Естественно, за мою долгую жизнь я встречал сотрудников многих спецслужб. Так же естественно, что я, человек, дававший взаймы СССР, представлял интерес для таинственных господ из КГБ.

– Вы давали взаймы СССР? Вы поддерживали режим, который ограбил вашу семью, выбросил вас за границу, убил вашего отца? Что, деньги не пахнут?
– Конечно, в моей душе был конфликт. В Москве с 1962 по 1979 год я представлял интересы одного из влиятельнейших американских банков. В 1977 году мы предоставили банку СЭВа триста миллионов долларов кредита. Он безупречно обслуживал долг. Но, работая в банке, я не мог не рекомендовать зарабатывать деньги на кредитоспособной стране. Что касается связей с «органами», то коммерческими тайнами я с ними не делился.
– А ФБР, наверное, интересовалось людьми, с которыми вы встречались в Москве?
– Сотрудники ФБР – чрезвычайно занятая публика и на пустяки времени не тратят. Я был гражданином свободной страны, и ни один чиновник не мог заставить меня что-либо делать против моей воли.
– А КГБ, который регулярно вам выдавал визу? Вы даже останавливались всегда в партийной гостинице...
– Никогда ничьим агентом я не был, хотя вполне понимаю причины появления слухов и сплетен. Да, не сомневаюсь, что мои связи с культурной Москвой были под контролем. Я уверен, что ряд людей, с которыми я общался, докладывали обо мне куда следует. Но мне было значительно проще наплевать на КГБ, чем моим советским друзьям. По поводу гостиницы. Во времена перестройки я проживал в Москве в партийной гостинице, которая ныне называется «Марко Поло», в Спиридоньевском переулке. За незначительную взятку здесь можно было снять хороший номер.
<...>

Полностью: voiks.livejournal.com



V-logo-eg_ru
«Экспресс газета» | 11 апреля 2012 - 23:58 | Автор:Минаев Сергей
Бен Ладен был евреем!
 
Рассказывает старый знакомый террориста №1, внук фрейлины Вырубовой, миллионер, князь Лобанов-Ростовский

20120411_23-58-Бен Ладен был евреем!-pic1
Князь ЛОБАНОВ-РОСТОВСКИЙ на балконе своего кабинета в московском «Доме русского зарубежья»


Гражданин США, князь Никита ЛОБАНОВ-РОСТОВСКИЙ, подарил советским и российским музеям произведений искусства на миллионы долларов. Но еще больший вклад он сделал, когда согласился за $16 миллионов продать для Константиновского дворца в Стрельне - морской резиденции Президента России - свою уникальную коллекцию русской театральной живописи, за которой охотились аукционные дома «Сотбис» и «Кристис». Сделка до последнего времени считалась секретной, как и вся деятельность Никиты Дмитриевича в нашей стране. Будучи представителем крупнейшей международной алмазной корпорации «Де Бирс» в СССР, он заключал миллиардные сделки и охранялся КГБ по личному распоряжению Юрия АНДРОПОВА.
<...>

- Как же вы оказались в Западной Европе?

- В 1953 году, после смерти Сталина, я помню, как это произошло. В столовую, где мы обедали, зашел человек и просто снял со стены его портрет. Вскоре мой дед по линии матери - Василий Вырубов помог нам вырваться из Болгарии. Нас обменяли на два французских электровоза. Мы поселились у него в Париже, жили от его щедрот.

Конечно, большинству людей фамилия Вырубов может быть известна из-за моей бабушки Анны Вырубовой - «развратной» фрейлины императрицы. Информация о фрейлине была создана Алексеем Толстым, который написал, по директивке, ее лжедневник. Благодаря ему людям внушили, что творился невероятный разврат: Анна Вырубова совокуплялась серийно с Распутиным и с императрицей.

Из Франции я перебрался в Англию. В Оксфорде тогда учредили стипендию для беженцев из Восточной Европы. После Оксфорда я продолжил образование в США. Получил степень магистра экономической геологии, а потом степень магистра банковского учета.

Подрабатывал я переводчиком, потому что мог переводить научную болгарскую и русскую литературу, прямо читая текст машинистке. Это делалось потому, что США ввели научную разведку. Организация под названием «Инжиниринг Индекс» была крышей этого дела, которая переводила всю периодику научного характера стран Варшавского договора. Платили четыре цента за слово. При стипендии в 200 долларов я вдруг в месяц заработал 1200. Но позже Израиль перебил это дело, потому что там переводили за один цент за слово.

- Как вам удалось сделать такую блестящую карьеру банкира топ-менеджера?

- Для начала я женился на Нине Жорж-Пико, отец которой был представителем Франции в ООН, поэтому Нина оказалась в Нью-Йорке, где я с ней и встретился. Тогда же пошел работать в банк Wells Fargo Bank в Сан-Франциско и начал собирать свою коллекцию живописи.
<...>

Полностью: voiks.livejournal.com



V-logo-eg_ru
«Экспресс газета» | 18 апреля 2012 - 23:26 | Автор:Минаев Сергей
Алмазный король
 
Представитель «Де Бирс» в СССР вспоминает, что взятка сыну Брежнева была не больше ящика коньяка, а с началом перестройки бриллианты начали воровать мешками

20120418_23-26-Алмазный король-pic1
Князь ЛОБАНОВ-РОСТОВСКИЙ покупал у СССР бриллианты на $1,5 миллиарда в год


В прошлом номере «Экспресс газеты» мы опубликовали начало интервью с князем Никитой ЛОБАНОВЫМ-РОСТОВСКИМ, который согласился за $16 миллионов продать для Константиновского дворца в Стрельне - морской резиденции Президента России свою уникальную коллекцию русской театральной живописи. Никита Дмитриевич рассказал, как, будучи руководителем отделения одного из американских банков на Ближнем Востоке, работал с Усамой бен ЛАДЕНОМ, за сколько ему предлагали выкупить фамильный дворец в Санкт-Петербурге и почему он четыре года просидел в болгарской тюрьме.

До недавнего времени вся деятельность князя в нашей стране считалась секретной. Будучи представителем крупнейшей международной алмазной корпорации «Де Бирс» в СССР, он заключал миллиардные сделки и охранялся КГБ по личному распоряжению Юрия АНДРОПОВА.


- С 1987 по 1997 год вы были генеральным представителем компании «Де Бирс», скупавшей все алмазы СССР. Не поделитесь секретом, сколько наша страна получала за камешки?

- Объем покупок советских алмазов колебался около одного миллиарда долларов в год. Потом еще вырос. У меня образовались контакты с сотрудниками Минфина и КГБ. А моя художественная коллекция помогла наладить дружеские отношения с несколькими членами ЦК. Я был лично знаком с председателем КГБ, а позднее Генеральным секретарем ЦК КПСС Юрием Андроповым. Меня приглашали даже на его вечеринки «для своих», когда собирались шесть, семь человек, пили чай и слушали романсы под гитару. Моя деятельность была совершенно секретной, я отчитывался только перед тремя людьми: главой центральной организации «Де Бирс» по сбыту сэром Филипом Оппенгеймером, Тэдди Доу и Монти Чарльзом. Все они заслуженные ветераны британской военной разведки, прошли Вторую мировую. Алмазные переговоры СССР с «Де Бирсом» проходили по очереди в Москве и в Лондоне в атмосфере строжайшей секретности. Знал о них только посол Леонид Замятин (один из основателей «Экспресс газеты», имеет редакционное удостоверение № 1. - С. М.). В Лондоне явка была на нашей квартире. В одну из таких встреч, Замятин впервые обедал у нас с сэром Филипом Оппенгеймером.

- Не спрашиваю про ЦРУ, но уж с КГБ вам наверняка предлагали сотрудничать?

- Меня КГБ не очень волновал. Наш банк, где я работал, когда завязал первые контакты с СССР, Союзу столько валюты приносил, что меня не было смысла беспокоить. Позже я перешел в «Де Бирс» и стал еще более закрытой для различных провокаций персоной. Вообще же жизнь в СССР была для иностранца театром абсурда. Однажды я, еще работая банкиром, должен был приехать в Москву вместе с президентом нашего банка Ричардом Кули. Он был инвалидом, во время Второй мировой войны служил пилотом на дальневосточном фронте и потерял правую руку. Я прибыл в гостиницу «Интурист» за два дня до него. Забронировал для Кули триплекс, в котором раньше проживал Арманд Хаммер. Привез с собой из США туалетную бумагу и заменил ею советскую, больше напоминавшую наждачную. Привез полотенца, нормальное мыло. За день до приезда Кули я пошел к администратору, представил ваучеры с предоплатой и сказал, что хочу из триплекса переселиться с женой завтра в соседний двухместный номер, а в триплекс въедет Кули. Мне отказали без всяких объяснений. Вечером в расстроенных чувствах я заглянул к знакомому искусствоведу Борису Ионовичу Бродскому. Думаю, он присматривал за мной от 5-го главного управления КГБ. Я ему рассказал, в какое абсурдное положение попал. Он меня спросил, не знаком ли я с товарищем Брежневым? К счастью, я вспомнил, что в Париже помог его дочери Галине купить белую шубку за полцены. У нее практически не было с собой валюты. А у меня была одна знакомая - большая модница и, соответственно, скидки во многих магазинах. Именно поэтому Галине сведущие люди и посоветовали обратиться ко мне.
<...>

Полностью: voiks.livejournal.com



Часть-1 Часть-2
 
Редакционный портфель. «Опираюсь на факты». С Н.Д. Лобановым-Ростовским беседует профессор Е.С. Федорова
2017 июль
 
«Опираюсь на факты»
 
С Н.Д. Лобановым-Ростовским беседует профессор Е.С. Федорова

Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский — известен всем, кто интересуется историей и культурой России. Казалось бы, нет недостатка интервью с ним, но количество новых не убывает. Он не был бы так интересен своим прошлым, не будь интересно его настоящее. Повторим общеизвестные факты: он князь, Рюрикович, элегантный и воспитанный господин, человек необычайно сложной и горькой судьбы, одновременно принадлежащий и европейской и русской культурам. Он геолог, банкир и меценат. В его судьбе тюрьма КДС[1] и Оксфорд, финансовый успех и глубокое понимание искусства Серебряного века.
<...>

— Нет. Потому что мой отец и моя мать — оба выпускники английских школ, и в них не «дышала Русь», как Вы могли бы ожидать, все это было только у моего деда. Но политически все были настроены за союзников. То есть мы не отступили с немцами. И дед, Иван Николаевич Лобанов-Ростовский приветствовал вторжение Советской армии, предполагая, что София (как и Вена) станет местом присутствия всех союзных армий. Так поначалу и было.
<...>

— Мой дед со стороны матери, Василий Васильевич Вырубов, послал всех троих детей учиться в Англию, несмотря на то, что дед жил во Франции. Почему он так сделал, я не знаю. Но, наверное, были соображения о большей пользе английского образования. Например, для моего дяди Васи, который поступил в дальнейшем на сельскохозяйственный факультет в городе Рединге, и ему было уже приготовлено место по специальности в Аргентине. Очевидно, дед думал, что живя по Франции, полезно знать английский. А вот причиной того, что мой дед по отцовской линии отправил учиться моего отца, было, то, что его родственница, Лобанова-Ростовская, вышла замуж за англичанина[8], и могла присматривать за племянником.
<...>

— А как приняли Вас товарищи по университету?

— Очень радушно, потому что я сразу вошел в круг аристократов, друзей моей крестной[21]. Я никогда не почувствовал никакого пренебрежения.
<...>

Полностью: voiks.livejournal.com



См. также:

- 2009 август «Расширить горизонт будущего России»
- 01.12.2009 III Всемирный конгресс соотечественников, проживающих за рубежом (2009)
- 21.01.2010 Никита Лобанов-Ростовский: «Меня нечем припугнуть...»
- 27.11.2012 Любомир Левчев: «Ты следующий»
- 21.02.2013 Представление потомков Великих князей и речь Майкла Кентского
- 01.12.2013 Никита Лобанов – Ростовский: «Чем больше вы заняты, тем больше у вас времени!»
de beers
- 26.10.2015 Посол РФ в Великобритании: Лондон заморозил почти все политические контакты с Москвой // voiks

- 12.11.2015 V Всемирный конгресс соотечественников продемонстрировал единство Русского мира

- 30.06.2017 "Тема примирения белых и красных актуальна, как тема примирения Московского и Киевского княжеств"
- 06.07.2017 Князь Лобанов-Ростовский подарил России поддельные картины // «Комсомольская правда»
- 11.07.2017 Автор идеи памятника «Примирения» в Севастополе: потомственный князь или аферист?
- 14.07.2017 Князь Лобанов-Ростовский назвал Ростов Великий «дырой»

- 19.07.2017 Всемирный конгресс соотечественников о памятнике примирения
 
Князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский


- Метки: Лобанов-Ростовский, памятник Примирения


?

Log in

No account? Create an account