Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Двенадцать войн за Украину (1)
Машинка
tekstus
Части: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Издание: Савченко В. А. Двенадцать войн за Украину. — Харьков: Фолио, 2006.
Савченко Виктор А.
Двенадцать войн за Украину
Издание: Савченко В. А. Двенадцать войн за Украину. — Харьков: Фолио, 2006.

Глава первая.
Первая война большевиков против Украинской Народной Республики (декабрь 1917 — февраль 1918)

Преддверие войны

Вихрь Февральской революции 1917 года привел в хаотическое движение огромные массы населения Российской империи, активизировал не только социальные, но и национальные требования и устремления народов, ее населяющих. На волне революционного энтузиазма и ощущения невиданной свободы, в марте 1917 года, в Киеве была создана межпартийная организация, которой суждено было сыграть важную роль в Гражданской войне, — Украинская Центральная Рада. Центральная Рада весной 1917 года стала выразителем еще не сформировавшихся стремлений украинской интеллигенции возглавить народное движение в Украине, стать политической элитой Украины. Рада стремилась оформить стихийное социальное движение масс в Украине, направить его в сторону создания государственности, в виде автономии в составе федеральной России. В Раду вошли представители украинских социалистических партий — украинских социал-демократов (УСДРП), украинских эсеров (УПСР), украинских социалистов-федералистов (УПСФ) — и ряда украинских общественных организаций. В июне 1917 года, после того как Центральная Рада пополнилась представителями рабочего, крестьянского, военного, студенческого съездов, было заявлено о том, что именно Центральная Рада является параллельной законодательной представительской властью всего украинского народа, выражая его особые социально-политические, национальные интересы.

Во главе Центральной Рады с марта 1917 по апрель 1918 года бессменно стоял известный украинский историк и демократический деятель Михаил Грушевский{1}, главой, еще не созданной, исполнительной власти (властной вертикали) в украинских губерниях стремился стать руководитель Генерального секретариата (Совета министров) модный украинский писатель, драматург и революционер Владимир Винниченко{2}. Несмотря на самопровозглашение автономии Украины, еще в июне 1917 года, этой автономии в действительности еще не существовало до конца октября 1917-го, так как реальную власть в так называемых Юго-Западных губерниях России удерживало Временное правительство Российской республики.

Только с падением Временного правительства в Петрограде открылись возможности перехода всей полноты власти в Украине в руки Центральной Рады. После неудавшегося большевистского восстания и вывода из Киева верных Временному правительству войск Центральная Рада смогла перехватить упавшую в ее руки власть и 7 ноября 1917 гот да провозгласить Украинскую Народную Республику (УНР) на территории восьми губерний: Киевской, Волынской, Подольской, Херсонской, Черниговской, Полтавской, Харьковской, Екатеринославской и уездов Северной Таврии. Независимость пока еще автономной Украинской республики придавало то, что ее руководство не признало результатов Октябрьской революции в России и стремилось не допустить повторения петроградских беспорядков в украинских губерниях.

С ноября 1917 года были прерваны государственные контакты между петроградским Советом Народных Комиссаров (СНК) и киевским автономным правительством, которое тогда декларировало свою автономию в составе несуществующей, эфемерной, свободной, демократической России. Центральная Рада заявила о своем полном неподчинении ленинскому правительству России и стремилась превратить Киев в центр создания новой Федерации республик России.

В ноябре 1917 года на политику УНР усилилось влияние молодого и амбициозного военного секретаря (министра) УНР журналиста и масона Симона Петлюры{3}. Новое положение в крае, хаос, революционное насилие, вышедшее из берегов, внешние военные опасности определили военное решение многих проблем. Единственной реальной силой на просторах Восточной Европы стала армия, борьба за влияние на которую еще не была окончена. Поэтому пост главы военного ведомства УНР к середине ноября 1917 года стал ключевым.

Если в начале ноября 1917 года, сразу после провозглашения Украинской Народной Республики, отношение большевиков к Центральной Раде было выжидающим и лояльным, то к концу месяца, когда власть Ленина в Петрограде и Москве окончательно утвердилась, ленинский СНК перестал скрывать свою агрессивность и недовольство в отношении буржуазных сепаратистов. В двадцатых числах ноября стали распространяться слухи о том, что на Киев наступают эшелоны с солдатами, верными ленинскому Совету Народных Комиссаров, с целью разгромить Раду за неподчинение новой революционной власти Ленина. Но это было, пока еще, только предвидение...

Ленинское правительство было не на шутку раздражено решением руководства УНР объединить Юго-Западный и Румынский фронты в самостоятельный, не зависимый от большевиков Украинский фронт, войска которого подчинялись только приказам украинских властей (прежде всего Петлюры), назначением командующим Украинским фронтом явного контрреволюционера генерал-полковника Д. Щербачева. Новый хозяин Ставки Верховного главнокомандующего большевик Н. Крыленко требовал от властей УНР отказаться от самостоятельных решений и задерживать в Украине все военные казачьи части, которые продвигались с фронта домой, не пропуская их на мятежный Дон и Кубань, освободить для продвижения красных войск на Дон железные дороги Левобережной Украины и этим помочь покарать мятежный Дон. Но Петлюра отказался выполнять подобные требования чужого, не признанного Центральной Радой командования.

Конфликт между ленинским правительством и киевскими властями обострили события, произошедшие в ночь с 29 на 30 ноября 1917 года, когда была пресечена попытка большевиков захватить власть в Киеве. Киевский Военно-революционный комитет большевиков наметил вооруженное восстание против власти Центральной Рады на 30 ноября 1917 года, после предъявления ультиматума Центральной Раде с требованием добровольно передать власть большевикам. Но властям стали известны подробности плана восстания, дислокация военных частей, которые могут поддержать заговорщиков. Большевики, следуя заветам Ленина, надеялись захватить мосты через Днепр, «Арсенал», вокзал, телеграф... Их артиллерия должна была ударить по зданию Центральной Рады и скоплениям петлюровских войск. Большевики спешили, надеясь произвести переворот в Киеве до начала Всеукраинского съезда Советов, намереваясь подтвердить завоеванную власть решениями съезда Советов, который, в случае победы над Центральной Радой, уже гарантированно был бы большевистским (используя петроградский опыт октября 1917 года).

Ночью 29 ноября солдаты армии УНР (до 12 тысяч штыков) провели разоружение воинских частей, которые выражали свое желание принять участие в большевистском восстании. Были разоружены солдаты двух авиационных полков, понтонного и телеграфного батальонов, пяти артиллерийских батарей, Красная гвардия трех заводов и рабочих предместий — до 7 тысяч человек. Большевики в одночасье лишились целой армии, имеющей 10 батарей, 200 пулеметов, 2 броневика, 6 самолетов, 5 миллионов патронов. Разоруженных солдат «русского происхождения» (не проживающих на территории УНР) под охраной частей армии УНР отправили в эшелонах к российской границе (чему пленные солдаты были несказанно рады), а выявленные среди заговорщиков солдаты-украинцы немедленно демобилизовались.

Большевики тем временем выводили с Юго-Западного фронта надежные части для удара по Киеву с запада. Узнав, что на Киев, чтобы уничтожить Центральную Раду, направляются части фронтовиков революционного 2-го гвардейского корпуса, Петлюра приказал разобрать железнодорожное полотно, блокировать узловые станции, немедленно разоружать подозрительные воинские части. Решительный генерал УНР П. Скоропадский{4} — командующий 1-м украинским корпусом, насчитывавшим 14 тысяч бойцов, был назначен командующим всеми войсками Правобережья Украины (до 20 тысяч бойцов, 77 пушек), прикрывавшими Киев от наступления 2-го армейского корпуса. Скоропадский сумел разоружить и разогнать деморализованные солдатские массы, устремившиеся к Киеву. Разоружение частей происходило одновременно в 10 городах Украины, еще в четырех городах по подозрению в заговоре были распущены местные Советы.

30 ноября — 1 декабря 1917 года Одессу потряс вооруженный конфликт, причиной которого явились провокационные слухи о разоружении Красной гвардии гайдамаками. 300 красногвардейцев заняли вокзал и захватили гараж войск УНР с 40 автомобилями. Красногвардейцы стремились поднять сербские войска, стоявшие в Одессе, против власти УНР, а также штурмом завладеть штабом военного округа. Военные моряки с крейсера «Алмаз», где находился штаб восстания, поддержав большевиков, попытались захватить здание Английского клуба — место заседания Одесской Украинской Рады. Для отражения выступления в центр города стягивались отряды гайдамаков.

В эти дни перестрелки между гайдамаками и красногвардейцами возникали в центральной части города, у вокзала и штаба округа. Но восставшим так и не удалось захватить стратегические объекты. Чтобы прекратить кровопролитие, были созданы «примирительный» Временный объединенный комитет Советов из трех представителей Одесского совета и трех представителей Одесской Украинской Рады и Временное революционное бюро из представителей Румчерода{5}, штаба округа, Украинской Рады, комиссара Временного правительства. Вскоре войска УНР взяли под свой контроль все стратегические объекты Одессы, и конфликт, казалось, был исчерпан.

3 декабря войска генерала П. Скоропадского, заняв станции Шепетовка и Староконстантинов, разогнали большевистский Военно-революционный комитет 11-й армии и захватили в плен красного полковника командарма Егорова (будущего советского маршала). После этих событий украинским командующим огромного Юго-Западного фронта был назначен прапорщик Кудря.

Однако, несмотря на эти меры, напряжение в Киеве не спадало, профсоюзное Бюро Киева объявило о всеобщей забастовке, а Генеральный секретариат УНР, узнав о заговоре большевиков против республики, впервые назвал большевиков врагами Украины. После провала плана вооруженного восстания в Киеве ленинское правительство решило действовать путем внешнего и внутреннего давления на Центральную Раду. 4 декабря 1917 года Центральная Рада получила от ленинского правительства жесткий ультиматум, в котором от нее под угрозой войны требовалось: прекратить «дезорганизацию общего фронта», прекратить «пропускать эшелоны с казаками на Дон через Украину», прекратить «разоружение советских полков и рабочей Красной гвардии в Украине и возвратить им немедленно оружие», обязаться «оказывать содействие революционным войскам в деле борьбы с контрреволюционным кадетско-калединским восстанием». За невыполнение этих требований или при отсутствии утвердительного ответа на них в течение 48 часов ленинское правительство угрожало, что «...будет считать Раду в состоянии открытой войны против советской власти в Украине и в России» (войну «обещали» уже с 6 декабря 1917 г.).

Центральная Рада отмела эти обвинения и поставила свои условия: признание УНР, невмешательство в ее внутренние дела и в дела Украинского фронта, разрешение выезда украинизированных войск{6} в Украину, разделение финансов бывшей империи, участие УНР в общих переговорах о мире.

5 декабря 1917 года на заседании ленинского СНК было решено «считать Раду в состоянии войны с нами». В этот же день большевик Владимир Антонов-Овсеенко был назначен главкомом войск «для борьбы против Центральной Рады и Каледина», а у границ с УНР стали концентрироваться красные войска. Командующего Украинским фронтом генерала Щербачева красные объявили вне закона.

7 декабря 1917 года последовал новый ультиматум ленинского СНК, в котором «кремлевские хитрецы» хотя формально и признали право каждого народа на самоопределение, но не признали существование самой Украинской Народной Республики во главе с Центральной Радой, заявив, что переговоры о признании могут начаться только после немедленного отказа от «...какой бы то ни было поддержки калединского мятежа». Этот ультиматум был оставлен руководством Украины без ответа, и вопрос о войне и мире на некоторое время повис в воздухе. Но Ленин не забывал об Украине; было принято решение подготавливать военную акцию в глубочайшей тайне; для «удобства» вторгающейся армии необходимо было начать военные действия без объявления войны.

Появление первого ультиматума было приурочено к открытию Всеукраинского съезда Советов... От ультиматума ленинский СНК ожидал определенного агитационного эффекта. У большевиков оставалась надежда на мирное перетекание власти в их руки, путем провозглашения недоверия Центральной Раде Всеукраинским съездом Советов. Его готовили большевики и постарались разработать квоты делегирования так, чтобы иметь 100%-ную победу на съезде и «законным» образом, путем голосования, отстранить Центральную Раду от власти. Но план не удался... Съезд проходил 4–6 декабря 1917 года в Киеве. Победа Центральной Рады на съезде объясняется тем, что на съезд прибыли оперативно (без приглашения большевистского оргкомитета съезда) 670 делегатов от «Селянской спилки» (Крестьянского союза) и 905 делегатов от украинского войска. Они подавили большевиков своей численностью, сами выписали себе мандаты делегатов, после чего делегаты-большевики оказались в меньшинстве, имея только 125 голосов своих делегатов. Поняв, что дело проиграно, они покинули съезд, и большинство их делегатов уехало в пролетарский Харьков.

Военный министр УНР Петлюра сделал на съезде сенсационное заявление: «На нас готовится поход! Мы ощутили, что нам, украинским демократам, в спину кто-то готовит нож... Большевики концентрируют свое войско для разгрома Украинской республики... Первые эшелоны из Гомеля подходят к Бахмачу!» Действительно, в районе Брянск — Белгород на границе с УНР большевики собирали крупные военные силы, а минский отряд большевика Берзина уже двигался по железной дороге к Харькову...

Первый вооруженный конфликт частей, верных УНР, с частями Советской России произошел по причине отказа украинских войск пропускать через узловую железнодорожную станцию Бахмач отряд Берзина и Вацетиса (3 полка и артдивизион), который надеялся проскочить через украинскую территорию и ударить в тыл белоказакам. Натолкнувшись на решительное вооруженное сопротивление, красные вынуждены были повернуть обратно... Всеукраинский съезд Советов вынес резолюцию: считать ультиматум СНК покушением на УНР. Съезд решил приложить все усилия, чтобы не допустить войны между Украиной и Россией.

В первых числах декабря 1917 года красный главком Крыленко обратился к фронтовикам с заявлением о том, что ленинский СНК будет бороться «за независимую Украинскую республику... где власть будет в руках Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». С Радой, по мнению Крыленко, нужно было решительно покончить: «...снять войска с фронта, захватить железнодорожные станции и разгромить контрреволюционное гнездо». Во исполнение приказов Крыленко на Смоленщине и в Белоруссии было разоружено до 6 тысяч украинизированных солдат, двигавшихся в Украину. В ответ на эти действия Петлюра призвал украинизированные части Северного фронта остановить советские отряды, направляющиеся в Украину. Это был невыполнимый приказ, ведь украинизированные войска под Петроградом были разобщены и не могли оказать серьезного сопротивления красным. Воззвание Петлюры к воинам-украинцам, призывавшее не выполнять приказы ленинского СНК, только подстегнуло Советское правительство к решительным действиям. Петлюра обратился к Крыленко с протестом против арестов украинских солдатских Советов, ультимативно потребовав освободить арестованных, угрожая ответить на насилие СНК.

Ленинское правительство беспокоила активная внешнеполитическая деятельность Центральной Рады по формированию нового общероссийского федерального центра власти, возможность создания альтернативного Всероссийского правительства — центра борьбы против «октябрьских» комиссаров, вероятность переноса Всероссийского Учредительного собрания в Киев. Исторически и политически Киев подходил для роли столицы антибольшевистской демократической федерации, а Центральная Рада уже начала переговоры с федеральным правительством Дона, которое провозгласило область Войска Донского территорией, не зависимой, от ленинского СНК. В конце ноября 1917 года Центральная Рада обратилась к представителям правительств казачьих автономий, к правительствам: Молдавии, Башкирии, Крыма, Кавказа, Сибири, предлагая им вступить в переговоры о создании федерального центра новой Всероссийской Федеративной республики.

7 декабря 1917 года большевикам (в частности будущему советскому премьеру Украины Евгении Бош{7}) удалось вновь сагитировать солдат 2-го гвардейского корпуса на поход с фронта на Киев... Однако восставшие солдаты смогли дойти с боями только от станции Жмеринка до окраин Винницы. К 15 декабря восставшие фронтовые части были оттеснены к Жмеринке силами двух полков УНР. Новый Военно-революционный комитет оказался деморализован поражением под Винницей... До конца декабря 1917 года на Подолии и Волыни установилось общее затишье. В начале декабря солдатская вольница лишилась своего руководящего ядра — по приказу Петлюры были арестованы большевистские ревкомы Румынского и Юго-Западного фронтов, революционные штабы нескольких армий. Корпус Скоропадского и отряды вольных казаков{8} разоружили эшелоны подозрительных солдат в районе станций Казатин — Белая Церковь.

Премьер УНР Винниченко считал, что Петлюра виновен в конфликте с ленинским СНК и что его отставка с поста военного министра позволит избежать войны между Украинской республикой и Советской Россией. Винниченко выступал за замену профессиональной армии народной милицией, что ослабляло бы позицию Петлюры. Петлюра же стоял за сохранение старой армии и создание регулярных воинских частей, выступая за большую армию, способную сражаться на германском и большевистском фронтах. Он ратовал за сохранение в новой украинской армии принципа единоначалия, а также старых царских офицеров.

Петлюра разрешил выезд из Украины вооруженным российским казакам, офицерам, юнкерам — «на Дон! К Корнилову! К Каледину!» Антонов-Овсеенко{9} писал: «Через Полтаву и дальше на Лозовую шло густое движение казачьих эшелонов... Надо было во что бы то ни стало преградить поскорее этот поток». В киевских газетах была опубликована статья Сталина «К украинцам тыла и фронта», в которой большевистский лидер прямо указывал на Петлюру как на главного виновника конфликта между УНР и Советской Россией, утверждая, что Петлюра разваливал фронт, «...став созывать в своих приказах в Украину все украинские части с фронтов», что по его приказу советские войска в Киеве подверглись нападению и были разоружены, что Петлюра не пропускал через Украину революционные отряды против Каледина. Винниченко стал настаивать на немедленном разоружении казачьих эшелонов, проезжавших по Украине. Петлюра утверждал, что порывать связи с российскими казаками «нам не выгодно». В казачьих частях, на фронте и в тылу он надеялся обрести опору в борьбе с большевиками. Центральная Рада, проводя политику формирования «Свободной федерации народов», поддержала федерализм казацких территорий. Конфликт между централистами большевиками и сепаратистской Центральной Радой, коренившийся в идеологических, социально-политических, экономических, исторических противоречиях, был неизбежен.

Пролетарский Харьков, в который с 6 декабря 1917 года начали просачиваться красные отряды из России, был избран базой для наступления против петлюровцев. К 15 декабря киевским политикам стало ясно, что главной угрозой для существования их власти стали события в Харькове. Во-первых, здесь, нарушая провозглашенную самостоятельность Украины, стали концентрироваться, без всякого согласия на то Центральной Рады, советские войска из красной России. Сначала было заявлено, что приход этих войск в Украину вызван только необходимостью продвижения по украинской железной дороге советских войск, направляющихся против мятежного Дона. Украинские власти успокаивались заверениями о том, что советскими частями временно используется только железная дорога Украины для нанесения неожиданного удара в тыл мятежным белоказакам.

Но части советских войск, которые окопались в Харькове, и не думали всеми силами следовать на Дон. 8 декабря в Харьков прибыли красные отряды под началом фон Сиверса и матроса Ховрина из 1600 человек при 6 орудиях, 3 броневиках, ас 11 по 16 декабря — еще до пяти тысяч солдат из Петрограда, Москвы, Твери во главе с командующим Антоновым-Овсеенко и его заместителем полковником Муравьевым{10}. Кроме того, в Харькове находились три тысячи красногвардейцев и пробольшевистски настроенных солдат старой армии, которые были готовы к борьбе против Киева.

Позднее Антонов-Овсеенко в своих воспоминаниях укажет, что отряд Сиверса и матросы-балтийцы Ховрина в Харькове разложились, пьянствуют, терроризируя население расстрелами, производя реквизиции, а штаб революционных отрядов превратился в судилище, где судьи «считали всякого белоручку достойным истребления». В Харькове в те дни действительно установилась полная анархия, причем даже местные большевики и Харьковская городская дума настоятельно требовали вывести буйные красные отряды из города. Уже 10 декабря прибывшие из Советской России войска провели в Харькове мини-переворот, арестовав украинского коменданта города, члена Войсковой Украинской Рады, захватив броневики войск УНР, установив в городе двоевластие.

Сначала Антонов-Овсеенко (прибыл в Харьков 11 декабря 1917 г.), сосредоточившись на борьбе с Доном, вел по отношению к УНР политику пассивного противостояния и не рассчитывал на быстрое наступление на Киев. Большой опасностью казались белоказаки... Вплоть до 4 января 1918 года Антонов-Овсеенко сдерживал «горячие головы», призывающие к немедленному походу на Киев: «Главный враг — Каледин. Все силы надо направить против него».

В Харькове из-под ареста были отпущены украинские администраторы, с местным украинским гарнизоном был достигнут нейтралитет. Очевидно, в декабре 1917 года ленинское правительство еще не было готово к полномасштабной войне против УНР. Причиной тому были переоценка реальных сил УНР, нестабильность в Петрограде, неподготовленность восстания в Киеве и других городах Украины, война против белоказаков...

СНК по примеру Временного правительства считал, что территорию автономной Украины составляют только пять губерний (исключая из УНР Харьковскую, Херсонскую, Екатеринославскую губернии и Северную Таврию). Поэтому СНК делал вид, что не считает военные действия в районах Харьковской и Екатеринославской губерний грубым вмешательством во внутренние дела УНР и что эти действия не являются войной против УНР. Центральная Рада, подыгрывая СНК, предпочитала каким-либо действиям губительную тактику умалчивания. Кроме того, в Харькове 12–13 декабря 1917 года была создана новая пролетарская власть Советской Украины, которую провозгласили уехавшие с киевского съезда Советов большевики и депутаты съезда Советов Донецкого и Криворожского бассейнов. Представители Донецко-Криворожского края, в большинстве своем большевики, поначалу не хотели даже признавать, что живут в Украине, считая свой край исключительно частью России. Но киевские «товарищи», пообещав автономию Дон-Кривбасса, все же уговорили своих однопартийцев пойти на провозглашение фантома — Советской Украины. Съезд в Харькове объявил себя единственной законной властью на всей территории Украины. Советская Украина рассматривалась тогда местными и российскими большевиками только как федеративная часть Советской России.

Признание ленинским СНК нового правительства Советской Украины автоматически подталкивало Советскую Россию к войне с не признанным Лениным киевским правительством. К тому же харьковский съезд объявил «решительную борьбу гибельной для рабоче-крестьянских масс политике Центральной Рады». Ведь в Харькове создалось свое, большевистское правительство Советской Украины — Народный секретариат{11} во главе с большевичкой Евгенией Бош и еще 11 народными секретарями — советскими министрами. Из 12 секретарей 10 были местными кадрами, двое — российскими, но для населения Украины ни один из красных секретарей не был известен. В резолюции харьковского съезда говорилось, что вся полнота власти переходит к ЦИК, созданному из депутатов съезда (в нем оказалось 36 большевиков, 4 эсера, 1 меньшевик). Новая красная власть имела некоторое влияние на отряды Красной гвардии в городах Украины, насчитывающие до 40 тысяч бойцов. Провозглашение новой власти в Украине ошеломило лидеров Центральной Рады. Они ясно отдавали себе отчет в том, что новые конкуренты — серьезная сила, ведь за харьковским правительством стояла «ленинская интрига». Они понимали, что теперь воевать придется не столько с красногвардейскими отрядами Харькова, сколько с сильным воинством Антонова-Овсеенко.

С первых дней революции флот стал главной ударной силой на Юге России. Сводные отряды моряков принимали самое деятельное участие в установлении советской власти. Осенью 1917 года флот (командующий — контр-адмирал А. В. Немитц) насчитывал в своем составе 9 линкоров, 3 крейсера, 23 эсминца, 4 миноносца, 15 подлодок, 8 минных и 5 сетевых заградителей, 39 тральщиков, 7 гидроавиатранспортов и плавбаз гидроавиации, 22 посыльных судна, 32 сторожевых катера, 34 вооруженных транспорта, 8 гидрографических судов, 113 транспортов, госпитальное судно, 5 ледоколов, 2 спасательных судна, транспорт-мастерскую, до 70 портовых судов и блокшивов. Воздушная дивизия имела 112 самолетов, береговая оборона — 158 орудий калибром 57–305 мм. Отряд речных сил Дуная имел подлодку, 22 канлодки, заградитель, тральщик, 6 посыльных судов. Личный состав флота насчитывал до 600 офицеров, свыше 14 тысяч унтер-офицеров и матросов (согласно выборам в Учредительное собрание, ноябрь 1917 года, в списках флота значилось 52 629 человек). Результаты выборов в Учредительное собрание по Черноморскому флоту: 42,3% — эсеры, 20,5% — большевики (по Балтийскому флоту: 58,0% — большевики). 12 ноября 1917 года из Севастополя вышла флотилия в составе эсминца «Капитан Сакен», двух тральщиков, нескольких мелких суден и десантного отряда с заходами в Керчь, Бердянск, Мариуполь. 16 декабря произошел большевистский переворот в Севастополе. Отряд А. В. Полупанова с бронепоездом принимал участие в боях с войсками Украинской Рады. 2–15 января 1918 года — установление советской власти моряками в Феодосии, Керчи, Ялте, Евпатории, Симферополе. 22 января Севастопольский ВРК преобразован в областной ВРК с участием представителей Одессы, Бердянска, Мариуполя. Севастополь становится одним из центров советской власти в Северном Причерноморье. 15–17 января идут бои в Одессе. Участвовали линкоры «Ростислав», «Синоп», крейсер «Алмаз», эсминцы «Зоркий», «Звонкий», «Завидный». Численность отрядов революционных моряков составляла от нескольких сотен до двух с половиной тысяч человек, вооруженных артиллерией и пулеметами. В отдельных случаях в составе отряда имелся бронепоезд. Обстоятельства, связанные с малочисленностью вооруженных сил противоборствующих сторон, создавали для небольших мобильных отрядов моряков невиданные возможности. Отряды моряков в 200–300 бойцов могли силой навязывать идеалы революции целым уездам и крупным городам.

Источник: militera.lib.ru screen



См. также:
- Двенадцать войн за Украину. Савченко Виктор // www.e-reading.club


?

Log in

No account? Create an account