Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
«Выборы, после которых люди выходят на площадь, — это провал» (2)
Машинка
tekstus
Часть-1 Часть-2
 
20160302_19-35-Интервью посла России в Латвии Александра Вешнякова-pic7
Председатель ЦИК РФ Александр Иванченко (слева) и секретарь ЦИК РФ Александр Вешняков в 1997 году
Окончание.

В Центризбиркоме

— То есть получалось, что вы — глава Центризбиркома.

— Да. Администрация [президента] это понимала. Вызывает меня Олег Сысуев (в 1999 году — замглавы администрации президента РФ — прим. «Медузы») еще до назначения президентской пятерки. Говорит: «Знаю, у вас есть поддержка, но кто еще мог бы на место председателя претендовать?» Я говорю: «Из тех, кто есть — не знаю. А сам отказываться от поста не буду, если меня выберут». Он говорит: «Ну, хорошо, а кто еще-то?» Ну, я начал фантазировать, назвал [в те годы депутата Госдумы от фракции «Наш дом — Россия»] Владимира Рыжкова. Но у него юридического образования не было, а оно было нужно для этой должности тогда. Это потом (при избрании нынешнего главы ЦИК Владимира Чурова — прим. «Медузы») эту норму отменили. Потом еще кого-то назвал. И назвал своего земляка, бывшего полпреда президента в Чечне Валентина Власова. И Сысуев говорит: «Я с ним поговорю. Если предложу, ты не будешь возражать?» Имел в виду, что Власов будет заместителем председателя, и мы будем вместе работать. Его назначают по президентской квоте. Только вот на очередной встрече Сысуев мне заявляет, что Власова они видят председателем ЦИК.

— Получается, еще до голосования?

— Да. Я говорю: «Так не пойдет. Я свою кандидатуру не снимаю, тайное голосование определит председателя». Тогда началось выкручивание рук. Недельки полторы попрессовали. Потом поняли, что есть люди, которые не отказываются от своих принципов. Власов — чужой в этом деле человек, поддержать его готова только президентская пятерка.

В день первого организационного заседания меня опять вызывает Сысуев: «Ну что, войну объявляешь нам?» «Какую войну? — говорю. — Это демократия в действии». Он мне: «Ну вот, давай, мы тебе гарантируем, что ты будешь заместителем, а Власова поддержи на председателя». И я тогда говорю: «Если вы пойдете по такому пути, то даже в том случае, если я изберусь председателем, Власов ни заместителем, ни секретарем не будет — гарантирую». Поговорили, разошлись. Потом смотрю, по коридору бежит к Сысуеву Власов. Спрашиваю его: «Что же ты поступаешь не по-товарищески?» А он: «Это не я. Так [дочь президента Ельцина и его советник Татьяна] Дьяченко решила».

— Интересно, что вас, человека, прошедшего выборы 1996 года, все это удивляло.

— Я тогда только секретарем был. В 1996-м.

— Мне кажется, многие сложности с демократией в нашей стране начались именно с выборов 1996-го.

— Тем не менее, в 1999 году, в марте, я стал главой Центризбиркома, работал там два срока. Через восемь лет мои полномочия закончились.

— Должность главы Центризбиркома в те годы действительно была одной из ключевых в стране?

— Да, так было. Я исходил из того, что избирательная система необходима для преобразования нашей страны, нашей власти, и надо ее сделать такой, чтобы она была демократичной, справедливой, вызывала доверие у людей.

20160302_19-35-Интервью посла России в Латвии Александра Вешнякова-pic8
Александр Вешняков на своем избирательном участке на выборах президента РФ в 2004 году


— Люди верили в выборы?

— Мы делали все возможное, чтобы к выборам было доверие. Вспомните, через что нам пришлось пройти. Например, 1999 год, выборы в Госдуму, отставка президента Ельцина — неожиданная, выборы президента в марте 2000-го. Можете себе представить, что это было? Впервые в истории государства его глава сам — добровольно — сложил с себя полномочия, были объявлены выборы, и по их результатам был избран новый руководитель. Еще раз: через демократические выборы! И поверьте мне на слово, это были, пожалуй, самые демократические выборы в истории нашей страны.

— А что случилось потом?

— После этого на Путина насели, что надо менять систему выборов: пропорциональная система не нужна, нужны только одномандатные округа… И он даже в какой-то момент согласился. Я в Администрации [президента] говорю: «Если мы это сделаем, никакое дальнейшее развитие партийной системы будет невозможно. Потому что пропорциональная система — это ее локомотив. Нет у нас еще соответствующих традиций — и не будет нормально работающей конкуренции партий». В этой части меня поддержал [первый замглавы Администрации президента Владислав] Сурков, надо отдать ему должное, и в конечном итоге сохранилась смешанная система.

Но постепенно стали пересматриваться принятые нормы законов. Появились мнения о том, что в партии для ее регистрации должно быть не десять тысяч, а 50 тысяч человек. Ну, и еще многое другое.

— Так при вас же и приняли такие поправки.

— Да, но теперь все обратно возвращено.

— Хорошо, а из безусловных успехов за годы своего председательства в ЦИК что можете назвать?

— Это, конечно, система автоматического подсчета «ГАС-выборы» и права наблюдателей. Мы добились того, что каждый наблюдатель, находясь на избирательном участке, не имеет никаких ограничений для присутствия. Более того, он имеет право получить копию результатов голосования, которые на его глазах подсчитали. В 2003 году мы сделали так, что это все еще в интернете стало тут же публиковаться — по каждому избирательному участку, каждый может смотреть и сверять. Чтобы был контроль в режиме реального времени. Потому что если не будет этого контроля, начнут химичить. На местах ведь этих выборных деятелей, с советских времен хорошо воспитанных, полно. Поэтому, цель была — как можно быстрее собрать итоги голосования, обнародовать их и вывесить по каждому избирательному участку. И тогда просто по времени подтасовки становились невозможными нигде.

— Потихоньку научились.

— Надо иметь политическую волю на то, чтобы не было стимула учиться этому.

— Правда ли, что ваша преданность делу честных выборов отчасти стоила вам карьеры, когда в 2006-м вы не позволили провести референдум о продлении президентских полномочий?

— Ну, я не знаю, карьера — не карьера, но с 2006 года многие наши инициативы уже не поддерживались, а пошли другие, произошел откат по многим позициям. Центризбирком стал отодвигаться от законотворческого процесса, к нам уже не прислушивались, с мнением не считались.

Что касается 2006 года и желания североосетинской группы провести референдум по изменению порядка избрания президента, то здесь наша позиция была основана на законе: этот вопрос невозможно решить через референдум. Он оговорен в специальных главах Конституции, у которых есть особый порядок замены. Я считал и считаю, что сроки вообще увеличивать не надо. Конституцию трогать не надо, потому, что мы живем в переходное время. И в это переходное время мариновать ситуацию на долгие годы со сроками чревато последствиями.

Да, мне намекали: ты не горячись, подожди, может другие ветра задуют. Но мне неважно, какие ветра задуют, если это противоречит Конституции.

После ЦИКа

— Вы с легким сердцем передали дела Чурову?

— Я выступил на заседании, уже не в качестве члена Центризбиркома, оценил сделанное нами. Сказал об опасностях, которые избирательную систему подстерегают.

Повторюсь, я был сторонником пропорциональной системы выборов, она снижает возможности использовать административный ресурс в регионах против неугодных власти кандидатов. Пропорциональную систему выборов депутатов Госдумы, которую мы предложили, в итоге приняли. Кроме того, я убежден, что пропорциональная система должна применяться на выборах в субъектах РФ, так как она вынуждает партии идти в регионы, и они понимают, что если только в Москве будут работать, толку будет мало — а это тоже развивает страну политически и граждански.

20160302_19-35-Интервью посла России в Латвии Александра Вешнякова-pic9
Председатель ЦИК Владимир Чуров сразу после вступления в должность, 2007 год


— Но ведь без прямых выборов губернаторов в региональной политике не так уж и много толку.

— Прямые выборы губернаторов отменили после Беслана. Я тогда говорил, что это временная мера, лет на десять. Сейчас их вернули.

— В чем еще вы видели опасность, прощаясь с Центризбиркомом?

— В системе «паровозов». Когда головную часть партийного списка представляют 12 человек, известных на всю страну, но никто из них вообще не собирается работать потом в Думе. У меня было такое предложение, и оно было поддержано на определенном этапе Путиным — только тройка, не больше. Если потом кто-то из тройки уйдет в правительство — хорошо. Но если человек из тройки место депутата занимать и не планировал — штраф и потеря одного места в парламенте.

— Графа «Против всех»?

— Я не был вначале ее сторонником, ее придумал Виктор Шейнис из «Яблока». Но на каком-то этапе она стала полезной, потому что давала людям дополнительную возможность: не видит человек никого из кандидатов достойным себя представлять, но он все равно идет на выборы, а не игнорирует их.

— Получается, что с Чуровым, при котором эту графу убрали, вы вообще ни в чем не совпадаете?

В ответ на этот вопрос Вешняков молчал, пока Катерина Гордеева не задала следующий вопрос.

— Что, по-вашему, нужно сделать, чтобы вернуть доверие людей к выборам?

— Ну вот я вижу, дебаты хотят возродить. Надо добиваться интереса к выборам со стороны избирателей. И вот сейчас возвращаются ко многим демократическим процедурам, которые мы прошли еще в 1990-х.

— Кто бы мог подумать, что политикам 2016-го придется учиться у политиков 1989-го.

— Просто те выборы были одними из самых демократичных в нашей истории. А ведь еще была советская система, были трудности всякие. Помню, как мне председатель горисполкома говорил: «Как же так, выбирать из десяти человек одного? Вы какую человеку, которого не изберут, травму нанесете?» Но была политическая воля провести справедливые демократические выборы и был активный запрос общества на это.

— Есть выборы 1996-го года, о которых вы со мной не говорите, и выборы 2000-го, о которых не поспоришь. Сейчас есть примеры честных выборов?

— Недавно были выборы мэра Москвы, на которых победил Сергей Собянин. И, на мой взгляд, организаторы постарались сделать их действительно состязательными, там кандидаты имели возможность выступать перед своими избирателями. Была система контроля за работой участковой комиссии, наблюдатели. Все это было в значительной степени задействовано, поэтому большого сомнения в результатах у меня нет. И потому я верю, что возможен разворот доверия к выборам, доверия к избирательной системе Российской Федерации, которую мы столько лет строили.

— Ну, раз вы так считаете.

— Я не идеализирую эти московские выборы. Но это намного лучше, чем выборы, после которых произошла Болотная площадь. Потому что выборы, после которых люди выходят на площадь, — это провал; это результат массового недоверия к выборам и к их результатам. И это очень печально.

В Латвии

— Но ни к чему этому вы, по большому счету, уже не имеете отношения. Как вы воспринимаете свою новую должность? Многие говорят: а, Вешняков — он теперь в почетной ссылке.

— И так говорят, и по-другому говорят: работаю послом Российской Федерации уже восемь лет.

— Вы себе могли представить такой карьерный поворот?

— В любой должности ты вечным не можешь быть, тем более, при демократическом устройстве, которое сам же и пропагандировал.

— Насколько сложно быть представителем интересов России в стране, где так поляризованы мнения по поводу места и прав русскоязычного населения, роли России?

— Приведу пример. Последние выборы президента России в 2012 году. На них, как вы понимаете, голосовали, в том числе, и граждане РФ, которые проживают в Латвии. Точных данных нет, но здесь живут около 40 тысяч наших граждан. Половина приняла участие в голосовании. Надеюсь, вы понимаете, что никакого административного ресурса не было. Всего пять избирательных участков: три в Риге, по одному в Лиепае и Даугавпилсе. И везде полная поддержка президента Путина, около 90%. Поэтому когда вы говорите, что разные есть настроения у русских здесь…

— Я говорю про русскоязычных.

— А я на примере граждан Российской Федерации, которые проживают здесь на постоянной основе. У них однозначное отношение. Ну, а если говорить про русскоязычных в целом, то если бы вы провели опрос о том, правильно ли Россия ведет себя в Сирии, правильно ли она все делала на Украине, большинство ответов было бы — правильно.

— А такую лояльность вы, как дипмиссия, должны каким-то образом поддерживать?

— Идет информационная война, чего скрывать. И в этих условиях если кто чего сделает в пророссийском направлении, тут же получает ярлык «агенты Москвы», «агенты Кремля». Это выгодно для соответствующих политических сил Латвии, Евросоюза и США. Поэтому здесь явно преувеличено то, что связано с Россией.

— Вы чувствуете себя на осадном положении?

— Нет, конечно. Я свободно перемещаюсь, без всякой охраны, И я ни разу не встречал нигде неприязненного отношения к себе. Ни в магазине, ни на юрмальском побережье, где я хожу по выходным скандинавской ходьбой.

— Скандинавская ходьба? Класс!

— Да, по десять километров хожу. И меня узнают, заговаривают, спрашивают что-то. Но в основном с позитивным настроением.

— То есть об опасениях граждан, что со дня на день может состояться операция «Юрмала наш», вам ничего не известно.

— Когда появился этот фильм «Би-Би-Си» о планах новой войны, я сразу сказал, что это — провокация. Ведь там какой сценарий: какие-то сепаратистские силы захватывают 20 пограничных городов… Скажите, пожалуйста! Я живу здесь восемь лет, ни одной сепаратистской организации здесь не знаю. И я убежден, что ни один латвийский эксперт не знает ни одной сепаратистской организации. Значит, это надуманный сценарий. Тогда возникает вопрос: а зачем он надуман, ради чего, какие цели ставит? Цели, с моей точки зрения, политические: включиться в информационную войну против России и обосновать увеличение бюджета НАТО на Европу.

Ну и есть еще одна причина: к любым политическим силам, которые к России относятся без предвзятости, сразу же приклеивается ярлык «агентов Кремля». И после такого фильма действительно легко сказать: «Эй, вы с кем тут собрались сотрудничать, с этими ублюдками, которые легко могут запустить ядерную дубину и развернуть Третью мировую войну?» На мой взгляд, этот фильм — опасная провокация.

20160302_19-35-Интервью посла России в Латвии Александра Вешнякова-pic10
Президент Латвии (в 2007–2011 годах) Валдис Затлерс приветствует посла России Александра Вешнякова


— Какими достижениями на посту посла России в Латвии вы гордитесь?

— Я доволен, что мы увеличили товарооборот между странами в четыре с лишним раза. Так было до 2014 года, по крайней мере.

— Потом — санкции.

— Ну да. В 2014-м прирост еще был, а в 2015-м уже удержать его не смогли. Минус 47%.

Еще мы решили все спорные вопросы с Латвийской Республикой по поводу дипломатической недвижимости: за Латвией остался весь комплекс зданий посольства в Москве на Чаплыгина, а нам в обмен дали здание на улице Пумпура — для консульского отдела.

Кроме этого, нам еще одно здание — пока, правда, только на бумаге — передают, по адресу Эзермалас, 34, в Межапарке. Это полуразрушенное здание, которое можно будет снести и построить на его месте школу-интернат для детей сотрудников посольств и генеральных консульств Латвии, Литвы и Эстонии. Кроме этого, резиденция посла, которую раньше посол занимал на птичьих правах — теперь полноправная резиденция. Ну и еще решен вопрос по санаторию «Янтарный берег», который был когда-то санаторием правительства РСФСР и который все эти годы после развала СССР был, скажем так, спорным объектом. Латвия говорила: «Это теперь наше». Мы говорили: «Извините, если бы до сих у нас было союзное правительство, тогда, наверное, ваше». И мы 16 лет спорили по этому поводу, в суды ходили. И вот подписали соглашение о том, что мы им выделяем помещение в Афанасьевском переулке в Москве для резиденции посла Латвии, а они отзывают судебные иски, связанные с санаторием «Янтарный берег». Поэтому санаторий теперь в Управлении делами президента Российской Федерации, которое сейчас рассматривает его реконструкцию.

— Словом, проделанным на посту вы довольны.

— Был бы совсем доволен, если бы не столкнулся с геополитическими осложнениями, из-за которых развернулись санкции и информационные войны.

— А за «пятую колонну» в странах Балтии вы часто получаете по шапке?

— От кого?

— От руководства. В федеральных российских СМИ часто говорят, что в Латвии и вообще в странах Балтии — гнездо российской оппозиции. По идее, вы должны как-то с этим бороться.

— Ну, гнезда оппозиции — причем еще и побольше — есть и в других странах. Борюсь я, например, с вами тем, что сижу и рассказываю о своих представлениях о жизни. Мне кажется, это правильная стратегия. Ну, а если прямо ответить на ваш вопрос, то никаких ударов по шапке за это я не получал.

— Другая часть сюжетов федеральных СМИ о Латвии посвящена бедственному положению здесь русскоязычных граждан, общему негативному фону по отношению к России. И так далее. Думаю, вы сами видели.

— Действительно, неприглядные картинки латвийской действительности легче пробивают себе дорогу на наших каналах. Ну это же еще и закон жанра такой у журналистов, правильно? Вот скоро, 16 марта, легионеры «Ваффен СС» пойдут в очередной раз по центру Риги. Естественно, этот сюжет покажет российское телевидение. Закономерен вопрос: «Зачем фокусировать на этом внимание?» А я отвечу: «А зачем вы проводите эти марши? Они украшают столицу европейского государства?» Да нет, конечно, не украшают. Но все будет так, как уже было: будет марш, в нем даже попытаются участвовать какие-то члены правительства, депутаты сейма, мы будем возмущаться. Потому что это позор для Европы. И Россия на такие вещи должна и будет реагировать.

— Латышский выучили?

— Да. Немного.

— Как и многие соотечественники, не присмотрели себе дом? Юрмала — место, куда россияне перебираются целыми семьями.

— Мое место далеко отсюда. Деревня Конецдворье Приморского района Архангельской области. У меня там дом, дом моей мамы, я сам его основу укреплял, причем в тот момент, когда основы государства рушились. Дело было, по стечению обстоятельств, в августе 1991-го, во время путча. А еще там в двухстах метрах от нашего дома деревянная церковь Николая Чудотворца. И в ней когда-то служил мой предок по маминой линии. Со временем церковь эта почернела и грозила рухнуть едва ли не на наш дом. И это стало бы символом того, что наше время — время разрушений. И как-то меня задела эта мысль. И, используя — назовем это административным ресурсом плюс влияние и желание людей — мы церковь восстановили в 2004 году.

20160302_19-35-Интервью посла России в Латвии Александра Вешнякова-pic11
Архангельская область. Вид на деревню Конецдворье


— Мы — это вы то есть? Вы свои деньги отдали на восстановление церкви? Это связано с религиозностью или с патриотизмом в самом точном понимании этого слова?

— Ну и свои, и собирали там местные. Фонд Рублева подключился еще к этому делу: церковь эта ведь — памятник архитектуры!

Но лично для меня эта церковь — моя история. Это место моего рода, моей земли: в этой церкви молилась моя бабушка, там крестили мою маму, а потом, когда в храме сделали школу, она там училась, а потом была бригадиром овощеводческой бригады, когда там сделали склад.

В общем, это очень личное дело. И я правда хочу верить в то, что мы не разрушители, а созидатели. И время, которое было отпущено нам — оно для постройки нового и возрождения старого, а не для уничтожения. Ну и еще я в какой-то момент понял, что это мое место.

Катерина Гордеева
Рига

Источник: meduza.io screen



См. также:

- Вешняков Александр Альбертович // Википедия
- 27.06.2011 Провинциал // www.itogi.ru. Часть-1 Часть-2
- 02.03.2016 19:35 «Выборы, после которых люди выходят на площадь, — это провал» // meduza.io. Часть-1 Часть-2

- 19.03.2016 «Мы не разрушители, а созидатели» // www.vdvsn.ru screen
     Александр Вешняков: «Да, я самый настоящий, чистокровный помор»
     Портал meduza.io опубликовал интервью с послом России в Латвии Александром Вешняковым. Интервью солидное (по масштабам «Вечёрки» - больше трёх страниц). Беседовала с Вешняковым известный журналист Катерина Гордеева.
     Речь шла большей частью о выборах – Александр Альбертович, напомним, с 1999-го по 2007 год возглавлял Центризбирком. Но очень приятно, что дипломат вновь вспомнил свою малую родину. <...>


- 16.02.2017 «Антинародный» демарш Вешнякова // dvina29.ru


?

Log in

No account? Create an account