Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Памяти перестройки
Горби
tekstus
Михаил Горбачев (в центре) и министр иностранных дел СССР Андрей Громыко на трибуне Мавзолея В.И. Ленина
Михаил Горбачев (в центре) и министр иностранных дел СССР Андрей Громыко на трибуне Мавзолея В.И. Ленина

Памяти перестройки
Русская Планета | Григорий Шугаев | 28 мая 2015, 19:30

Горбачев-фонд и Комитет гражданских инициатив устроили круглый стол, посвященный 30-летию перестройки

В эти дни страна могла бы широко праздновать 30-летие перестройки, но не делает этого. Совершенно очевидно, что ни народных гуляний, ни официальных заседаний в торжественных залах не будет. Нет и того обилия публикаций в прессе, посвященных юбилею, что наблюдалось пять лет назад. Видимо, предчувствуя отсутствие интереса, Горбачев-фонд и примкнувший к нему Комитет гражданских инициатив решили восполнить этот пробел и 28 мая провели круглый стол, на котором представили доклад «1985–2015. Ценности перестройки в контексте современной России».

Провал юбилея авторы осознают полностью и даже приводят статистику: «… важным фактором, формирующим негативный образ перестройки, является давление консервативных установок, провозглашенных официальным подходом к истории в 2000-е годы и опирающихся во многом на представления пожилых, малообразованных, малодоходных, зависящих во всем, включая информацию, от государства слоев общества. Эти представления сказались и на взглядах молодых людей, среди которых 40% в возрасте 18–24 года и 49% в возрасте 25–39 лет считают, что перестройка принесла больше вреда, чем пользы». У наших революционеров и перестройщиков всех времен одна печаль — все так хорошо было придумано, да народ не тот попался. Впрочем, эта тема, скорее даже обида, в докладе еще прозвучит. Документ в целом составлен в жанре жалобы, адресованной неопределенному кругу лиц.

В докладе приводятся статистические данные конца 1980-х годов: «Исторически первые исследования общественного мнения, проводившиеся в конце 80-х годов, показывали, что поддержка Михаила Горбачева временами достигала пикового уровня в 80% +/- 5%. Вместе с тем, опросы показывали, что политику перестройки и гласности поддержало не все общество, но в основном его динамически важная часть: люди моложе 40 лет, имевшие высшее или среднее специальное образование и проживавшие в крупных и крупнейших городах страны». Получается, что те, кто не поддержал, сами виноваты.

В докладе полностью отсутствуют хоть какие-нибудь данные, показатели, графики, характеризующие экономику, прошлую или будущую. Учитывая то, что цель документа — представить общественности непреходящее и всемирно-историческое значение перестройки как некой универсальной ценности, не только пригодной к использованию, но просто обязательной к применению именно сейчас, отказ от экономических предложений воспринимается более чем странно. Но не для этого готовили доклад.

Следует признать, что появление документа оправдано. Все мы помним те надежды на перемены в жизни, которые мы тогда испытывали, как позже выяснилось, совершенно зря. Мы гордились, что наша страна вошла «на равных» в когорту «цивилизованных» стран. У граждан появилось вдруг чувство «собственного достоинства». Открытость границ, новые, прежде невиданные товары, любая музыка и фильмы пьянили сознание не хуже спирта «Рояль» и химических ликеров «Амаретто». Перестройка, несомненно, внесла массу энтузиазма в наше скучноватое время после «гонок на лафетах». Авторы доклада явно рассчитывали на некую ностальгию. Но, увы, опоздали, забыв, что с перестройкой к нам пришли также цинизм и расчет. Теперь без цифр никуда, народ хочет знать, сколько и когда.
Репродукция с картины «Революция – Перестройка» художника Эрика Булатова на выставке современного русского искусства
Авторы попытались проанализировать не только удачи и ошибки. Их замысел куда глубже — в докладе они рассматривают перестройку со всемирно-исторической точки зрения. «Встав у руководства страной 130 лет спустя, М.С. Горбачев предложил поколениям потомков русских крестьян, получивших личную свободу при Александре II, фактически довести до конца дело освобождения, создав современное демократическое общество. Проблема, однако, состояла в том, что ни в российской, ни в советской истории не было опыта неавторитарной модернизации. Разрыв между потребностями исторического развития и дефицитом общественных сил, которые могли бы выступить двигателями модернизации, приводил к тому, что роль реформатора брало на себя государство, правительство». И опять та же мысль — не на кого было опереться в народе, вот и провалилось дело Михаила Горбачева. Правда, в докладе отмечается, что помешали еще и контрреволюционные элиты.

В документе признается и вина «архитекторов перестройки». Однако не покидает чувство, что всего этого вполне можно было бы избежать под чутким руководством перестройщиков. Ведь не в безвоздушном пространстве все это делалось. Действия руководства в духе гласности уже тогда критиковались, и очень сильно. Но лидеры поступили так, как поступили, и теперь жалуются: «Изначально противоречивыми были попытки сохранить стабильные цены и одновременно расширять самостоятельность предприятий. А включение отдельных элементов новых рыночных отношений в старую административно-хозяйственную систему привело к тому, что с конца 1988 г. она начала работать "вразнос", ее экономическая и финансовая составляющие оказались разбалансированными, вырос внешний долг, увеличились денежный навес, открытая и латентная инфляция. Таким образом, путь постепенной эволюции советской экономической системы в направлении ее либерализации оказался заблокирован. Перестройка осталась "незавершенной революцией"».

В докладе много пассажей о ценностях, которые перестройка дала стране. Об этом можно бесконечно спорить. Но есть два момента, ради которых, кажется, и составили доклад.

Во-первых, утверждается, что все затевалось с целью «преодолеть государственно-центричную модель». «Перестройка была направлена на то, чтобы, преодолеть тоталитарное прошлое и высвободить преобразовательную энергию общества, сделав его самостоятельным участником процесса исторических изменений, — говорится в документе. — Иными словами, перестройка предлагала альтернативу как государственно-центричной традиции, так и хаосу». История же показала, как опасен для России такой путь. В качестве примера подойдут 90-е годы, которые авторы доклада также изрядно клянут, как могильщиков перестройки.

Во-вторых, и это, наверное, самое главное, особенно защищается «новое мышление»: «С позиций традиционной геополитической борьбы за мировое лидерство, действия советского руководства, соглашавшегося на объединение Германии, выводившего войска из стран Восточного блока и отказывавшегося от вмешательства в дела Афганистана, выглядели сдачей ранее завоеванных позиций. Но с точки зрения приоритета общечеловеческих ценностей, а не геополитического и военного выигрыша любой ценой, эта политика была абсолютно новой, по-настоящему современной, реалистичной и рациональной. В результате с началом перестройки опасность глобального ядерного конфликта резко снизилась. Это освобождало громадные ресурсы, которые можно было использовать в целях экономического, социального, культурного развития страны. Тогдашний подход контрастирует с тем, что можно наблюдать сегодня, когда вновь, как во времена "высокого коммунизма", ареной противостояния, последствия которого непредсказуемы, становятся международные отношения. Сегодняшний дефицит "нового мышления" несет новую угрозу для человечества, тиражирует политические и экономические риски. Поэтому в сфере международных отношений наследие перестройки нуждается в переосмыслении и восстановлении».

Мягко говоря, неудачную, недальновидную, а по правде сказать, пораженческую внешнюю политику администрации Горбачева авторы доклада не только ставят ему в заслугу, но и предлагают вернуться к ней именно сейчас. Именно это и выдается за «новую перестройку». Именно поэтому в докладе нет ни слова ни о будущем возможном устройстве экономики, ни о социально-культурном развитии страны. И поэтому уже не кажется странным, что в качестве главного организатора мероприятия к Михаилу Горбачеву присоединился Алексей Кудрин. Кстати, именно к Кудрину и надо адресовать прозвучавшую в докладе критику экономического развития страны нулевых годов.

Алексей Кудрин, 2000 год
Алексей Кудрин, 2000 год. Фото Антона Денисова / ТАСС


Все остальные размышления в докладе можно опустить, они не играют никакой роли. Поражает наивность его авторов, которые продолжают и продолжают приводить статистику, идущую им только во вред. Чтобы истинные мотивы документа, посвященного перестройке, стали яснее, следующий абзац процитируем целиком. Сами авторы пишут с сожалением, жалуясь и словно требуя неизвестно от кого изменить мнение современных россиян:

«Одним из самых серьезных результатов пересмотра итогов перестройки является изменение внешней политики России. Что касается отражения этих перемен в общественном мнении, то приводимые через 30 лет с начала перестройки ценности "нового мышления" и идея вхождения в "европейский дом" подверглись значительной ревизии. Согласно данным Левада-центра за февраль 2015 г., 44% опрошенных считали, что "Запад — это другая цивилизация, чужой мир со своими законами, с другими людьми и отношениями между ними"; 25% были согласны с тем, что "Запад — это государства и политические силы, которые всегда будут враждебны нашей стране"; 19% полагали, что "Запад — это рациональный, холодный мир, формальные, эгоистичные отношения между людьми". Только 8% опрошенных были согласны с утверждением, что "Запад — это высочайшие достижения западной культуры — науки, философии, искусства", и еще меньше (6%) считали, что "Запад — это страны демократии, правовые государства, которые являются образцом современного развития"». В этих данных нет ничего удивительного. Если уж быть благодарным перестройке, то как раз за то, что только с ее помощью мы окончательно убедились в реальном отношении к нам Запада.

В заключение приведем одну цитату, раскрывающую идейные предпочтения перестройщиков: «Замысел и направление преобразований сближают перестройку с революцией. "Архитекторы" перестройки с самого начала связывали ее с переосмыслением наследия Октябрьской революции и работ В.И. Ленина. Ни Горбачев, ни его ближайшие сподвижники не подвергали сомнению идею социализма. Показательно, что доклад Горбачева к очередному юбилею революции в 1987 году назывался "Октябрь и перестройка: революция продолжается"».

После этого хочется спросить товарища Горбачева и товарища Кудрина одно: а что вы, ребята, тогда хотели?

Источник: rusplt.ru


?

Log in

No account? Create an account