Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Решение суда о незаконности мемориальной доски А.В.Колчаку, ч. II
Карандаш
tekstus
Часть-1 Часть-2
 
2017-02-03 09:00
Оригинал взят у arctus в Решение суда о незаконности мемориальной доски А.В.Колчаку, ч. II


 
«... суд полагает необходимым указать на то, что отказ от нравственных начал в решении вопроса об увековечивании памяти невозможен, а решение государственного органа об установлении мемориальной доски должно отражать высшие нравственные ценности общества, разделяемые всеми его членами.»

(Продолжение, см. ч. I)
<...>
   Исследовав и оценив собранные по делу доказательства, выслушав участников процесса, суд полагает административный иск подлежащим удовлетворению в части по следующим основаниям.
   19.02.2015 года Правительством Санкт-Петербурга издано Постановление Хе 148 «Об установке мемориальной доски А.В. Колчаку», в котором указано, что в целях увековечения памяти выдающегося русского офицера, ученого и исследователя Александра Васильевича Колчака Правительство Санкт-Петербурга постановляет: установить в 2015 году на фасаде дома N3 по Б. Зелениной ул. мемориальную доску со следующим текстом: «В этом доме с 1906 по 1912 год жил выдающийся русский офицер, ученый и исследователь Александр Васильевич Колчак».
   Инициатором установки мемориальной доски, согласно указанного Постановления, является некоммерческое партнерство «Мемориально — просветительский и историко-культурный центр «Белое Дело».
    Администрации Петроградского района Санкт-Петербурга совместно с партнерством укатанным Постановлением предписано организовать и провести церемонию открытия мемориальной доски.
    Мемориальная доска на основании указанного Постановления Правительства Санкт-Петербурга установлена 12.11.2016 года.
    Согласно ст. 1 Закона Санкт-Петербургу «О мемориальных досках в Санкт-Петербурге», мемориальная доска является государственным памятным знаком, устанавливаемым на фасаде здания либо в помещении.
    Мемориальная доска устанавливается в целях увековечения памяти о выдающейся личности, жизнь и деятельность которой были связаны с Санкт-Петербургом (далее - выдающаяся личность), либо выдающемся историческом событии (факте), произошедшем в Санкт-Петербурге (далее - событие).
    Увековечивается память о событии, произошедшем не менее 30 лет назад, либо память о выдающейся личности, со дня смерти которой прошло не менее 30 лет (в отношении почетных граждан Санкт-Петербурга - не менее 5 лет).
    В исключительных случаях до истечения указанного в настоящем пункте срока может быть увековечена память Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации, Героев Социалистического труда и полных кавалеров ордена Славы, лауреатов Нобелевской премии, а также иных жителей Санкт-Петербурга, внесших значительный вклад в определенную сферу деятельности.

  Суд полагает, что увековечение в данном контексте подразумевает прославление, вечное сохранение памяти личности выдающейся, то есть выделяющейся среди других.
  Согласно п. 1 ст. 3 указанного Закона, основаниями для принятия решения об установке мемориальной доски являются признание значения события для развития общества и культуры, наличие особою вклада выдающейся личности в определенную сферу деятельности, официально прижимных достижений в науке, технике, литературе, искусстве, культуре н спорте, государственной, общественной, политической, военной и производственной деятельности.
  В соответствии с п.п. 3, 4 ст. 4 Закона Санкт-Петербурга «О мемориальных досках, а Санкт-Петербурге», решение об установке мемориальной доски принимается в порядке, определяемом Правительством Санкт-Петербурга в исключительных случаях, предусмотренных абзацем третьим пункта 2 статьи 1 настоящего Закона Санкт-Петербурга, установка мемориальной доски осуществляется на основании решения Правительства Санкт-Петербурга при условии принятия Законодательным Собранием Санкт-Петербурга, по представлению Губернатора Санкт-Петербурга рекомендательного решения об установке мемориальной доски.
  В целях подготовки и принятия решения об установке мемориальной доски Правительство Санкт-Петербурга создает коллегиальный совещательный орган, включающий не менее трех депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, направляемых в соответствии с решением Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. Положение о таком коллегиальном совещательном органе утверждается Правительством Санкт-Петербурга.
  В целях реализации Закона Санкт-Петербурга от 09.11.2011 № 706−131 «О мемориальных досках в Санкт-Петербурге» Правительством Санкт-Петербурга принято постановление от 24.12.2012 № 1371 «О мерах по реализации Закона Санкт-Петербурга «О мемориальных досках в Санкт-Петербурге», в соответствии со статьей 1 которого создается Совет по мемориальным доскам при Правительстве Санкт-Петербурга.
Согласно пунктам 1.1 и 1.2 Положения о Совете по мемориальным доскам при Правительстве Санкт-Петербурга, утвержденного указанным постановлением, Совет создан в целях подготовки и принятия решений об установке мемориальных досок в Санкт-Петербурге и является постоянно действующим коллегиальным совещательным органом при Правительстве Санкт-Петербурга.

  В силу пункта 2.2 Положения, задачами Совета являются рассмотрение предложений федеральных органов государственной власти, органов государственной власти Санкт-Петербурга и иных субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления в Санкт-Петербурге, а также юридических лиц об установке мемориальных досок в Санкт-Петербурге и принятие решений об установке или об отказе в установке мемориальных досок в соответствии с требованиями, предусмотренными Законом.
  В соответствии с пунктом 10 Порядка проведения мониторинга предложений и принятия решений об установке мемориальных досок в Санкт-Петербурге, утвержденного постановлением, принятие Советом решения об установке мемориальной доски на фасаде здания, выходящем на проезд (аллею, бульвар, переулок, проспект, площадь, улицу, шоссе и др.), является основанием для подготовки проекта правового акта Правительства Санкт-Петербурга об установке мемориальной доски.
  Решение Правительства Санкт-Петербурга об установке мемориальной доски принимается с учетом решения, принятого Советом, и заключения Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры при условии соответствия установки мемориальной доски требованиям, предусмотренным действующим законодательством.
  Согласно пункту 2 и 3 Порядка, мониторинг проводится Комитетом по культуре Санкт-Петербурга два раза в год в целях определения наличия оснований для установки мемориальных досок в Санкт-Петербурге. Информация о проведении мониторинга и приеме предложений об установке мемориальных досок в Санкт-Петербурге размещается на официальном сайте Комитета по культуре Санкт-Петербурга в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».
  В соответствии с п. 2 ст. 4 Закона Санкт-Петербурга, предложения об установке мемориальных досок вправе направлять федеральные органы государственной власти, органы государственной власти Санкт-Петербурга и иных субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления внутригородских муниципальных образований Санкт-Петербурга, а также юридические лица.
  Предложение об установке мемориальной доски должно содержать: обоснование увековечения памяти о событии или выдающейся личности путем установки мемориальной доски; краткую историческую информацию о событии или выдающейся личности; копии архивных документов, подтверждающих достоверность события или заслуги выдающейся личности; предложение по адресу установки мемориальной доски; описание мемориальной доски, содержащее информацию о материале, из которого предлагается изготовить мемориальную доску, размере мемориальной доски, наличии графических или скульптурных элементов (при необходимости их изображение) или их отсутствии, а также предложение по содержанию текста на мемориальной доске; цветные фотографии предполагаемого места установки мемориальной доски; предложение о финансировании работ по проектированию, изготовлению, установке, последующему ремонту и реставрации мемориальной доски.
Согласно п. 4.7. Положения о Совете, заседание Совета оформляется протоколом с указанием даты и места заседания, содержания рассматриваемых вопросов, сведений о явке членов Совета и лиц, приглашенных на заседание Совета, содержания заключения КГИОП (в случае если предлагается установить мемориальную доску на фасаде здания), других данных, относящихся к рассматриваемому вопросу, а также сведений о принятых решениях.


  13.06.2013 года Некоммерческое партнерство МПИКЦ «Белое Дело» обратилось в Комитет по культуре Санкт-Петербурга с просьбой рассмотреть на Совете по мемориальным доскам при Правительстве Санкт-Петербурга предложение об установке мемориальной доски Александру Васильевичу Колчаку (1874−1920) по адресу дом 3, ул. Большая Зеленина, г. Санкт-Петербург (том 3, л.д. 69).
  Жизнь и служба А. В. Колчака тесно связаны с историей Санкт-Петербурга. В 1906—1912 годах А. В. Колчак жил по указанному адресу. А. В. Колчак — флотоводец, Георгиевский кавалер, герой русско-японской и Первой мировой войн. С декабря 1913 года служил на ответственных должностях в штабе командующего флотом Балтийского моря адмирала Н.О. фон Эссена. С июля 1914 года исполнял обязанности флаг-капитана по оперативной части. Руководил минными постановками, десантными операциями, обороной Рижского залива, командовал Минной дивизией. За отличия награжден орденом св. Георгия IV ст. (1915). В 1916—1917 годах — командующий Черноморским флотом, который пытался спасти от развала и деградации после Февральской революции и перехода всероссийской власти к Временному правительству.
  В 2014 году исполняется 100 лет со дня начала Первой мировой (Великой) войны, поэтому увековечивание памяти одного из её забытых русских героев в нашем городе станет значимым, справедливым и уместным событием культурно-исторической жизни.
  К обращению приложена краткая историческая справка об А.В. Колчаке, в которой указано следующее (том 3, л.д. 70,71).
  Колчак Александр Васильевич — ученый-океанограф, полярный иссле­дователь, Георгиевский кавалер и герой Первой мировой войны, адмирал (1918), верховный правитель России (1918−1920).
  Родился в 1874 году в семье морского артиллериста, служившего приемщиком от Морского министерства на Обуховском сталелитейном заводе. Крещен в Троицкой церкви села Александровское Санкт-Петербургского уезда (ныне район проспекта Обуховской обороны). Одним из лучших выпускников окончил Морской корпус (1894) и произведен в мичманы. В 1894-1900 годах служил в Балтийском флоте и на Тихом океане, занимался океанографией. Участник полярных экспедиций 1900−1903 годов, имевших большое научное значение. Именем Колчака назван остров в Карском море. Автор трудов по специальности («Лед Карского и Сибирского морей», 1909 и др.). Во время русско-японской войны 1904−1905 годов участвовал в обороне Порт-Артура, за отличия отмечен Золотым оружием (1905) и другими наградами. С 1906 состоял действительным членом Русского Географического общества, награжден Большой Золотой Константиновской медалью «за выдающийся и сопряженный с трудом и опасностью географический подвиг» полярных экспедиций.
  Служил в Морском Генеральном штабе. В качестве эксперта внес ценный вклад в разработку программы мероприятий, но восстановлению Российского Императорского военно-морского флота после русско-японской войны. В 1909—1910 совершил последнюю арктическую экспедицию, С декабря 1913 года служил на ответственных должностях в штабе командующего флотом Балтийского моря адмирала Н. О. фон Эссена. С июля 1914 года исполнял обязанности флаг-капитана по оперативной части. По отзыву одного из сослуживцев, «истории деятельности Колчака на Балтийском флоте, есть история этого флота во время войны». Мастер ведения минной войны. Руководил минными постановками, десантными опера днями, обороной Рижского залива, командовал Минной дивизией. За отличия награжден орденом св. Георгия IV ст. (1915). В 1916-1917 — командующий Черноморским флотом, который пытался спасти от развала и деградации после Февральской революции и перехода всероссийской власти к Временному правительству.
  В 1917—1918 годах находился в заграничной командировке. После Октябрьского переворота 1917 года получил возможность дли продолжения успешной карьеры в США, но вернулся на родину для борьбы с большевиками, считая их власть губительной для России. Участник Белого движения на Востоке. 18 ноября 1918 года в Омске членами Совета министров — исполнительного органа антибольшевистской власти — провозглашен Верховным правителем с производством в полные адмиралы. Верховную власть в разгар новой русской Смуты принял как крест и не преследовал корыстных или частных целей. В отношениях с союзниками принципиально отстаивал суверенитет Российского государства. В январе 1920 года в Иркутске представителями союзного командования выдан активистам местных левых политических сил. В ночь на 7 февраля 1920 года расстрелян большевиками, по наиболее распространенной версии на берегу реки Ушаковки. Тело адмирала спустили в прорубь. Основанием для расстрела послужила секретная телеграмма В. И. Ульянова (Ленина), в результате которой Реввоенсовет 5-й красной армии получил соответствующие указания из Москвы.
  В 2002 году в Санкт-Петербурге в Морском корпусе Петра Великого после долгих проволочек была открыта мемориальная доска, посвященная адмиралу А. В. Колчаку, выпускнику корпуса. Однако настоящая доска с его барельефом находится в корпусном музее внутри здания.
  31.10.2013 года состоялось заседание Совета по мемориальным доскам при Правительстве Санкт-Петербурга на котором слушали и обсуждали предложение некоммерческого партнерства «Мемориально­просветительский и историко-культурный центр «Белое Дело» об установке мемориальной доски Александру Васильевичу Колчаку по адресу: ул. Большая Зеленина, д. 3.
  В протоколе заседания Совета указано, что выступила Крылова Е.В. (являющаяся секретарем Совета), проинформировала членов Совета о предложении некоммерческого партнерства об установке мемориальной доски Александру Васильевичу Колчаку по адресу: ул. Большая Зеленина, д.3, а также зачитала информацию Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры о том, что здание по адресу: ул. Большая Зеленина, д. 3, не отнесено к числу объектов (выявленных объектов) культурного наследия, и установка мемориальной доски на фасаде здания возможна, огласила краткую биографическую справку об А.В.Колчаке, акцентировала внимание членов Совета на неоднозначной трактовке личности и заслуг А.В.Колчака среди современных историков, при этом сообщила, что А.В. Колчак был ученым-океанографом, полярным исследователем, участником полярных экспедиций 1900−1903 годов, имевших большое научное значение, во время русско-японской войны 1904−1905 годов участвовал в обороне Порт-Артура, за отличия отмечен Золотым оружием (1905) и другими наградами, был героем Первой мировой войны и Георгиевским кавалером, А.В.Колчака называли мастером ведения минной войны.
  Выступил Панкратов В.Ю., обратил внимание членов Совета на то, что в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 15.07.2005 №433 острову, расположенному в Таймырском заливе Карского моря, было возвращено первоначальное наименование «остров Колчака», а в 2004 году в г. Иркутске был установлен памятник А.В.Колчаку, также его память увековечена путем установки мемориальных досок в разных городах Российской Федерации.
  Также Панкратов В.Ю. акцентировал внимание на том, что Александр Васильевич Колчак жил по адресу: ул. Большая Зеленина, д. 3, с 1906 по 1912 год, до начала Гражданской войны в России в 1917 году.
  Согласно выписке из протокола заседания Совета присутствующие члены совета единогласно приняли решение поддержать предложение некоммерческого партнерства об установке мемориальной доски Александру Васильевичу Колчаку по адресу: ул. Большая Зеленина, д. 3, и согласовать следующую редакцию текста мемориальной доски: «В этом доме с 1906 по 1912 год жил выдающийся русский офицер, ученый и исследователь Александр Васильевич Колчак» (том 2, л.д. 119,120).
  Вместе с тем, суд полагает, что принимая решение о том, чтобы поддержать предложение некоммерческого партнерства об установке мемориальной доски А.В. Колчаку, Совет не располагал всей информацией о жизни и деятельности Колчака.
  В представленной Совету исторической справке не содержится информация о том, что Колчак А.В. был признан судом не подлежащим реабилитации.
  Определением Военного суда Забайкальского военного округа № 3-Н от 26.01.1999 года Колчак А.В. признан не подлежащим реабилитации, а вынесенное в отношении него постановление Иркутского военно-революционного комитета от 06.02.1920 года обоснованным (том 3, л.д. 25 — 29).
  В указанном определении указано, что 07.02.1920 года Колчак А.В. был расстрелян на основании Постановления Иркутского ВРК от 06.02.1920 года.
  Военный суд пришел к выводу о том, что имеющиеся материалы свидетельствуют о том, что в 1918-1920 годах по распоряжению и с ведома Колчака А.В. проводились военные действия против Советской России, массовые репрессии в отношении мирного населения, красноармейцев и сочувствующих им войск. Предпринятая в отношении Колчака А.В. мера воздействия в виде расстрела, несмотря на его предыдущие заслуги, касалась именно этой стороны его деятельности и, в сложившейся на тот период ситуации, была обоснованной.
  Признавая Колчака А.В. не подлежащим реабилитации, суд сослался на положения статей 4, 9 и 10 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий».
  Согласно ст. 4 Закона РФ от 18.10.1991 года N1761−1 «О реабилитации жертв политических репрессий», не подлежат реабилитации лица, перечисленные в статье 3 настоящего Закона, обоснованно осужденные судами, а также подвергнутые наказаниям по решению несудебных органов, в делах которых имеются достаточные доказательства по обвинению в совершении следующих преступлений: совершение насильственных действий в отношении гражданского населения и военнопленных, военные преступления, преступления против мира, против человечности и против правосудия.
  Таким образом, реабилитации не подлежат лица, совершившие действия, которые не укладываются в общепринятые моральные стандарты.
  Деятельность Колчака А.В., которая, по мнению военного суда, позволяет признать обоснованной такую примененную к нему меру воздействия как расстрел, при решении вопроса об увековечении памяти Колчака А.В., при решении вопроса об увековечении памяти о нем, подлежала оценке наравне с его заслугами.
  Суд полагает, что принимая решение об увековечении памяти кого бы то ни было, компетентный орган должен оценивать все стороны личности и деятельность данного лица на протяжении всей его жизни, поскольку очевидным является то, что вечной памяти заслуживает только человек, имеющий безупречную репутацию, принесший безусловную пользу обществу, при этом вклад его в развитие общества должен быть выдающимся. Установление государством памятного знака является актом признания государством выдающихся заслуг данного лица, накладывающим на всех без исключения граждан государства обязанность чтить память о нем.
  Довод представителя Комитета по культуре Санкт-Петербурга о том, что при решении вопроса об установлении мемориальной доски была учтена неоднозначность личности Колчака А.В., не свидетельствует о том, что при принятии оспариваемого решения был учтен судебный акт, признавший Колчака А.В. не подлежащим реабилитации и изложенные в нем факты, послужившие основанием для принятия данного судебного акта. Кроме того, из представленных суду доказательств усматривается, что при принятии решения об установлении мемориальной доски Колчаку А.В. данный вопрос не обсуждался, и определением военного суда компетентный орган не располагал, следовательно, не был ознакомлен с его содержанием, а, соответственно, не имел возможности учесть изложенные в нем факты при принятии решения.
  Не смотря на то, что решение Совета по мемориальным доскам носит рекомендательный характер, суд полагает, что отсутствие информации о признании Колчака А.В. не подлежащим реабилитации, повлияло на решения принятые как Советом, так и в последующем Правительством Санкт-Петербурга.
    Решение об установке мемориальной доски без учета судебного акта о признании Колчака А.В. не подлежащим реабилитации, суд полагает незаконным, противоречащим положениям Конституции РФ, ст. 1 Закона Санкт-Петербурга «О мемориальных досках в Санкт-Петербурге», нарушающим права неопределенного круга лиц, в том числе и административных истцов, поскольку как уже было указано выше, установление мемориальной доски возлагает на каждого обязанность чтить память данного лица, относясь с уважением к его заслугам.
    Применительно к данному доводу суд полагает обоснованной ссылку административных истцов на Конституцию РФ, в преамбуле которой говорится и о такой ценности, как уважение к памяти предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость.
    Довод представителя административного ответчика о том, что действующее законодательство не ограничивает каким-либо перечнем право компетентного органа в принятии решения об установлении мемориальной доски любому лицу, в том числе и лицу, в реабилитации которого было отказано судом, является, по мнению суда, не состоятельным. В связи с данной позицией административного ответчика, суд полагает необходимым указать на то, что отказ от нравственных начал в решении вопроса об увековечивании памяти невозможен, а решение государственного органа об установлении мемориальной доски должно отражать высшие нравственные ценности общества, разделяемые всеми его членами.
    Довод представителя заинтересованного лица о том, что расстрел Колчака являлся актом внесудебной расправы, не имеет правового значения в рамках настоящего дела, поскольку сам по себе не характеризует личность Колчака А.В. и не является основанием для увековечения его памяти.
    Не опровергает выводов суда о незаконности оспариваемого Постановления и довод административного ответчика и заинтересованных лиц об установлении памятников и мемориальных досок Колчаку А.В. в различных городах, а также возвращение исторического названия острову Колчака.
    В пункте 11 статьи 226 КАС РФ, установлено, что обязанность доказывания обстоятельств, указанных в пунктах 1 и 2 части 9 настоящей статьи, возлагается на лицо, обратившееся в суд, а обстоятельств, указанных в пунктах 3 и 4 части 9 и в части 10 настоящей статьи, — на орган, организацию, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспариваемые решения либо совершившие оспариваемые действия (бездействие).
    Согласно пункту 9 статьи 226 КАС РФ, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, при рассмотрении административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, суд выясняет: нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца или лиц, в защиту прав, свобод и законных интересов которых подано соответствующее административное исковое заявление; соблюдены ли сроки обращения в суд; соблюдены ли требования нормативных. правовых актов, устанавливающих: полномочия органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, на принятие оспариваемого решения, совершение оспариваемого действия (бездействия); порядок принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия) в случае, если такой порядок установлен; основания для принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия), если такие основания предусмотрены нормативными правовыми актами; соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного оспариваемого действия (бездействия) нормативным правовым актам, регулирующим спорные отношения.
   Подпунктом 1 пункта 2 статьи 227 КАС РФ установлено, что по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, судом принимается решение об удовлетворении полностью или в части заявленных требований о признании оспариваемых решения, действия (бездействия) незаконными, если суд признает их не соответствующими нормативным правовым актам и нарушающими права, свободы и законные интересы административного истца, и об обязанности административного ответчика устранить нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца или препятствия к их осуществлению либо препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов лиц, в интересах которых было подано соответствующее административное исковое заявление.
    Не усматривает суд оснований для отказа в удовлетворении заявленных требований, в связи с пропуском административными истцами срока обращения в суд, установленного Кодексом административного судопроизводства РФ.
    Исходя из частей 1, 5 и 8 ст. 219 названного Кодекса административное исковое заявление может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов. Причины пропуска срока обращения в суд выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании. Пропуск срока обращения в суд без уважительной причины, а также невозможность восстановления пропущенного (в том числе по уважительной причине) срока обращения в суд является основанием для отказа в удовлетворении административного иска.
    Административный ответчик и заинтересованные лица ссылаются на то, что текст оспариваемого Постановления в первой половине 2015 года размещен в информационно-справочных системах «Кодекс», «Гарант» и «Консультант».
   Вместе с тем, оспариваемое Постановление официально опубликовано не было.
    Следовательно, не опровергнуто утверждение административных истцов о том, что об издании оспариваемого Постановления им стало известно из публикаций в средствах массовой информации, а именно из статьи, опубликованной в интернет-газете 03.08.2016 года.

    Таким образом, установив наличие оснований для признания оспариваемого решения незаконным, суд обязан принять меры для восстановления нарушенного права.
   
Такими мерами, по мнению суда, является демонтаж мемориальной доски, установленной на основании Постановления Правительства Санкт-Петербурга, признанного судом незаконным.
    В соответствии с ч. 1,3 ст. 5 Санкт-Петербурга «О мемориальных досках в Санкт-Петербурге», мемориальные доски демонтируются в следующих случаях: при проведении работ по ремонту и (или) реставрации здания (помещения) или мемориальной доски на период проведения указанных работ; при отсутствии решения об установке мемориальной доски. Порядок демонтажа мемориальных досок определяется Правительством Санкт-Петербурга. Согласно вышеуказанного Порядка, демонтаж мемориальной доски, установленной при отсутствии правового акта, осуществляется на основании правового акта Комитета. Таким образом, действующим законодательством определено лицо, в полномочия которого входит демонтаж мемориальных досок, установленных при отсутствии правового акта об установке мемориальной доски, а также порядок, в котором такой демонтаж производится.
    Учитывая изложенное, суд полагает необходимым возложить на Комитет по культуре Санкт-Петербурга обязанность демонтировать мемориальную доску Колчаку' А.В., установленную на фасаде дома № 3 по Б. Зелениной улице в Санкт-Петербурге.
    Вместе с тем, суд не находит правовых оснований для удовлетворения административных исков в части требования к Правительству Санкт — Петербурга об обязании воздержаться впредь от установки памятных досок Колчаку А.В.
    Такой способ защиты нарушенного права как запрет на принятие решений в будущем не предусмотрен действующим законодательством. При этом суд полагает, что административный ответчик вправе повторно рассмотреть вопрос об установлении мемориальной доски Колчаку А.В., с учетом тех сведений, которые не были приняты во внимание при издании Постановления Правительства Санкт-Петербурга от 19.02.2015 года.

Руководствуясь ст. 175−180,227 КАС РФ, суд
РЕШИЛ:
Признать незаконным Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 19 февраля 2015 года № 148 «Об установке мемориальной доски А.В. Колчаку».
    Возложить на Комитет по культуре Санкт-Петербурга обязанность демонтировать мемориальную доску Колчаку А.В., установленную на фасаде дома №3 по Б. Зелениной улице в Санкт-Петербурге.
    В удовлетворении административных исков Барсукова Олега Васильевича, Сафронова Александра Леонидовича, Горяниной Ольги Олеговны, Григоряна Сергея Саркисовича, Дивненко Ксении Сергеевны, Ефимова Максима Вячеславовича, Судакова Олега Николаевича, Голубевой Лидии Сергеевны, Новикова Романа Сергеевича к Правительству Санкт-Петербурга об обязании воздержаться от установки памятных досок Колчаку А.В. отказать.

   Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.
Судья Т.П.Матусяк
***
Опубликовано в ИА
REGNUM: https://regnum.ru/news/society/2234375.html


?

Log in

No account? Create an account