Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Смотри как вертится, нахал
Карандаш
tekstus
Оригинал взят у viktor_shilin в Смотри как вертится, нахал

Павел Крашенинников
 
Сегодня в ходе пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» глава комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников дал развернутый комментарий на тему принятого в первом чтении закона о декриминализации побоев в отношении близких лиц.

Шарм ситуации состоит в том, что именно депутат Государственной Думы, член фракции партия «Единая Россия», Павел Крашенинников, являлся инициатором поправки в ФЗ№ 323 (об общей декриминализации УК), суть которой была в резком ужесточении уголовного наказания за правонарушение по статье 116 «Побои» для введенной особой категории граждан – «близких лиц» (в которую попадают все имеющие родственную связь люди). О данной поправке и ее опасностях я писал неоднократно.

Вот эта пресс-конференция полностью.
http://pressmia.ru/pressclub/20170116/951373684.html

Неудобный вопрос Павлу задала Алена Попова, по ее словам, основатель движения «Стоп насилие». Она-то как раз является сторонницей сохранения уголовного наказания. И обращается к Крашенинникову с укоризной. Мол, «ты предал нас, Павел». Впрочем, в этой статье я бы хотел свести к минимуму свою рефлексию, а просто поделиться с Вами интервью. Уж больно ловко вертится, нахал. Кое где я все же не удержался и вставил свои «пять копеек». Итак, Алена Попова спрашивает:

- Вы были летом автором поправки о недопустимости побоев в семье. У меня два вопроса. Какова Ваша позиция в отношении декриминализации побоев. И, если эта позиция осталась прежней, что и летом, что Вы намерены делать, чтобы защитить домочадцев от побоев домочадцев.

- У нас действительно в первом чтении прошел этот закон, где декриминализация заключается в том, чтобы в первый раз ответственность была административной. Если зафиксированы такие случаи побоев, то ответственность предлагается через КоАП, а второй раз уже через уголовный кодекс (УК). У нас достаточно много было дискуссий на этот счет. Проводились различные… Вы знаете, сбор подписей и так далее. Есть дискуссия, которая заключается в том, что на сегодняшний день вообще, может быть, побои сделать, в том числе в КоАПе, через возможное примирение сторон. [Павел начинает немного нервничать] Я считаю, что этого, наверное, делать не нужно. Сейчас постольку, поскольку решение Государственной Думой принято, что побои в первый раз через КоАП, при этом в КоАПе примирения, в принципе нет на сегодняшний день. Поэтому мы будем, конечно, против такого примирения, потому мы можем понимать, как оно будет достигаться. [Вот и уточнил бы, «как»] Надо так же понимать, что здесь вот часто идет смешение понятий с ювенальной юстицией, здесь, конечно, мы категорически против вот этих ювенальных технологий, и также, надо понимать, что каждый вкладывает в понятие «ювенальная юстиция» что-то свое. [Очень интересно все-таки узнать, что же в него вкладывает сам Павел. Я то вот всегда думал, что это по сути просто агрессивное к семье законодательство] Потому что у нас нет, и слава Богу, в законодательстве вот этого понятия. Поэтому я все-таки придерживаюсь мнения, о том, что семейное право – это частное право. И так же исхожу из того, что в семейные дела вмешиваться не нужно государству до той поры, пока там не происходит что-то незаконное. [Ключевое слово «незаконное». В некоторые странах Европы законна детская эвтаназия] И в данном случае, если есть какие-то вещи, связанные с нанесением каких-то телесных повреждений, происходят ситуации в другой уголовной сфере, по другим уголовным статьям, здесь, конечно, государство должно вмешиваться. Все остальное – это, безусловно, частное право, и, конечно, должно решаться внутри семьи. Постольку поскольку, так же, как и гражданское право, это частное право.

Как видите, хитрый Павел просто утопил в словоблудии тупой как пробка вопрос: «Ты защищаешь свои прежние слова? Или отрекаешься?»
Впрочем, Алена Попова тут же его повторила:

- Простите, я не поняла, Вы будете отстаивать вынесение Вашей же поправки [видимо, она имела в виду устранение поправки], то есть чтобы КоАП распространялся? [видимо, на побои] И я хотела бы уточнить, я, например, Вас поддерживала в том, что Вы внесли эту поправку, и хочу Вам сказать, что Вы же сейчас умолчали о том, что второй эпизод по домашнему насилию будет частным обвинением, а не частно-публичным, как стало благодаря Вам. То есть, например, если мы уберем ту категорию, которая страдает от насилия, а это 36000 женщин, 11000 детей [откуда берутся эти страшные цифры? А вот откуда], то еще остаются пенсионеры. Давайте представим, как пенсионер, избитый домочадцами, идет в суд, сам подает заявление и сам доказывает, что его избили. Будете ли Вы отстаивать свою летнюю поправку? [Ну, как теперь ты отмажешься от бывшей сторонницы, Павел?]

- Ну, Вы знаете, мы очень долго обсуждали этот вопрос. Мы подымали всю эту статистику, мы смотрели на те вопросы, которые были связаны с органами опеки, какие пошли злоупотребления. Все эти проблемы детально изучались, и с этой точки зрения, Комитет принял такое решение, и, как Вы знаете, Дума поддержала вот то решение, которое было принято на следующей неделе. [привет Кличко!] Поэтому мы сейчас обсуждаем ситуацию, которая связана со вторым чтением, которое будет, видимо, уже на этой неделе, скорее всего в пятницу. Есть разные позиции, позиции, связанные с малолетними и беременными, отдельно предлагают [Павел тут совсем уже разволновался. Видимо, он имел в виду, что предлагают детей и беременных женщин вынести в отдельную категорию], предлагают, как я вот сказал, примирение, такая дискуссия тоже на прошлой неделе шла. Но я считаю, если мы будем выделять отдельные категории лиц, то это неправильно, с точки зрения права. [Разве не ты сам вводил летом «близких лиц»? Впрочем, теперь Павел, видимо стал уже совсем другим человеком. Прямо из Павла в Савла] Это с одной стороны. Другая крайняя позиция, чтобы вообще это прекратить и сделать примирение в КоАПе, что мы тоже категорически против. Я еще раз хочу подчеркнуть, это и по сути неправильно, и в КоАПе у нас на сегодняшний день института примирения нет вообще. Поэтому с этой точки зрения, вот эти две крайние позиции, мы постараемся отстоять, чтобы их не было [видимо, имеется в виду противостояние крайним позициям]. И остается у нас та позиция, которая, в общем-то предлагалась первоначально Верховным Судом.
Вот такие вот путанные речи человека с нечистой совестью. Как вам? Как по мне так тон тут поценнее чем само содержание сказанного.


?

Log in

No account? Create an account