Маркер

tekstus


Tekstus

"Теории приходят и уходят, а примеры остаются"


Previous Entry Поделиться Next Entry
Осеннее обострение
Карандаш
tekstus
pic-00
По теме:
Посадить полстраны, Двойная подмена,
Манипуляции Германа Пятова,
Сенатор-пчела Ковитиди против Путина и его большинства,
Константин Добрынин: Можно даже сказать, что бумага отчасти сформировала меня...,
Госдума. Предлагается проработать систему безопасности использования беби-боксов,
Метки: Добрынин, бэби-боксы , ювенальная юстиция


25.10.2016 14:23, 20.10.2016 20:37
Оригинал взят у raasta в Осеннее обострение
Оригинал взят у mkarev в Осеннее обострение
 


 
    Как известно, о битве бульдогов под ковром узнают или по шевелению ковра или по выброшенным из под ковра трупам. Трупам в политическом смысле. Правда, Черчилль говорил не о политике вообще, а только о советской политике, но метафора была оценена по достоинству и пережила и самого Черчилля, и советскую политику. Давайте посмотрим на то, что творится в свежеизбранной Госдуме, это очень напоминает одну из таких битв.

   Речь пойдет о печально известном «законе о шлепках» – 323-ФЗ 2016 года, который приняла прошлая Госдума. Сначала о битве. В июне 2016 года Госдума приняла упомянутые поправки в УК РФ, а СовФед их одобрил. Практически полным составом. Исключение – сенатор Мизулина, которая проголосовала против. Плетью обуха не перешибешь: закон был принят и вступил в силу с 15 июля. Замечу, что автором антисемейных поправок был депутат от Единой России Павел Крашенинников, а сам закон в ГД был принят Единой Россией в одиночку, ибо парламентское большинство. Остальные фракции от борьбы отказались. А жаль...

   Шло время, была выбрана и приступила к деятельности новая Дума, в которой парламентское большинство по прежнему осталось за ЕР. И тут начинается интересное. За время апгрейда Думы Мизулина подготовила новый законопроект, который должен был устранить или хотя бы сгладить последствия 323-ФЗ, потому что они, откровенно говоря, разрушительны для семьи и общества (об этом ниже). Чтобы не утонуть в словесах, схематично ход борьбы таков:

  • Действие I: Принятие закона 323-ФЗ и протест Мизулиной в СовФеде

  • Действие II: Правки Мизулиной поданы в ГД

  • Действие III: Правительственная комиссия по законопроектной деятельности не поддержала законопроект

Тут мнения разделились, самые умные решили подождать с выводами до разрешения ситуации. Более того, произошла эскалация «конфликта» с уровня Госдумы, которая у нас является высшим законодательным органом, на уровень Кабинета Министров, который, строго говоря, есть орган исполнительной власти. Это произошло 19 октября. А сегодня, 20 октября, Елена Мизулина перешла в контрнаступление и заявила, что отзывы Кабмина на изменения в уголовном законодательстве противоречат Конституции РФ. Строго говоря, если законопроект не касается налогового законодательства или федерального бюджета, то одобрение Правительства не обязательно (Глава 5, статья 104, часть 3 Конституции РФ). Так что Елена Борисовна права, и заключение правительственной комиссии не является препятствием для внесения законопроекта на рассмотрение в ГД. Тут ключевой момент в том, что на уровне ГД нет возможности «зарубить» проект, поэтому позвали старшего брата в лице КабМина. А КабМин – это те же функционеры из ЕдРа. Рука руку моет.   Вы знаете, но г-н Добрынин абсолютно прав, да, давать заключения правительство может, но эти заключения имеют силу только в указанных в Конституции случаях, и как я уже сказал, от них законопроекту Мизулиной ни горячо ни холодно. С таким же успехом я сам могу дать заключение по этому вопросу, юридическая значимость такого мнения строго равна нулю. Так что КабМин подставился. Но г-н Добрынин же имеет ввиду не юридическую значимость, он пытается парировать атаку Мизулиной и защитить КабМин. Но он это делает не будучи частью властной системы, а это откровенно слабый ход. Либо внутри системы, в лагере сторонников ювенальной юстиции, нет никого соразмерного Мизулиной, либо те, кто есть не могут адекватно ответить. Кстати, кто такой г-н Добрынин? Во-первых, г-н Добрынин сам бывший сенатор, срок его полномочий истек в 2015 году. Во-вторых, г-н Добрынин был заместителем председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, а теперь эту должность занимает Елена Мизулина. Председатель же комитета тот самый Павел Крашенинников, который и внес в 323-ФЗ антисемейные поправки. Интересная конфигурация, правда? Продолжаем наблюдать за развитием событий, темп взят хороший.

     Суть же проблемы с ФЗ-323 такова. Жила-была статья УК РФ 116 «Побои» и было в ней две части. Первая часть касалась так сказать просто побоев, относилась ко всем гражданам и по ней можно было получить до трех месяцев ареста. А вторая часть этой статьи относилась к хулиганам и экстремистам, то есть тем, кто избивает людей по мотивам ненависти или вражды на этнической, религиозной и другой почве. И наказание за такие побои было уже до двух лет лишения свободы. Пропорционально тяжести деяния и, что очень важно, мотива преступления. Так вот согласно 323-ФЗ от 03.07.2016 первая часть статьи 116 была убрана из УК и в новой редакции внесена в КоАП, где наказание было уже либо штраф, либо несколько суток исправительных работ. А вот во вторую часть 116 статьи были добавлены три волшебных слова «в отношении близких лиц». Получилось, что если хулиган, экстремист или близкий родственник (папа, мама, брат, сестра и т.д.) ударит, то он получит судимость и срок. А если вас ударит чужой дядя или тетя на улице, то они заплатят штраф. Мило, правда?

  На птичьем языке юристов и законников это означает, что наличие родства между тем кого ударили и тем, кто ударил, есть отягчающее обстоятельство. Помните фильм «Мимино» когда суд выяснял почему Валико избил гражданина Папишвили, из хулиганских побуждений или нет? От этого зависел приговор суда и судьба Мимино. Здесь тоже самое, только теперь это касается всех родителей, которые в воспитательных целях шлепают своих отпрысков, а таких каждый второй. Мы все это так подробно разбираем, чтобы было предельно ясно какие именно силы столкнулись под этим ковром и что стоит на кону. Что по сути означают эти изменения в 323-ФЗ? Что наши депутаты разрешили бить посторонних людей (раз снизили наказание, значит как бы приглашают к нанесению побоев) и строго запретили бить своих (родственников), опять-таки потому, что повысили наказание. Теперь кухонные боксеры, которые предпочитали побивать своих домочадцев, могут со спокойной совестью вымещать агрессию, избивая посторонних. Это называется эскалация насилия в обществе. А в нашем обществе, которое находится в состоянии резкого падения культурного уровня и социальной деградации, это действует как огненная вода на индейцев. Добра не жди.

    Здесь же следует, на мой взгляд, напомнить нашим юристам Добрынину и Крашенинникову о статье 4 УК РФ, она же принцип равенства граждан перед законом:

Лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

То есть наличие родственной связи между преступником и потеревшим не может быть основанием для выбора способа наказания. Напомню и статью 6 УК РФ, она же принцип справедливости:

1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.
  Получается, что по мнению наших депутатов и профессиональных юристов, теперь степень общественной опасности побоев посторонних резко уменьшилась, а «семейных побоев» резко увеличилась, так? А что произошло, что-то же на это повлияло? Война, эпидемия, революция, зомби вырвались на свободу, рейтинг мадам Киллари упал или что? Может все в одночасье уверовали в верховенство закона и примат науки над здравым смыслом? Десятилетиями жили с прежней редакцией статьи 116, где все были равны перед законом, а тут бац и такое чудо стряслось. А мужики-то не в курсе... Если что-то произошло, то это что-то надо предъявить обществу и цивилизованно обсудить. А если ничего не произошло, а г-ну Крашенинникову так кажется, или это у него такое мнение, то почему частное мнение НУЖНО возводить в статус закона? Это что за произвол и надругательство над Законом? А может это Хозяева сказали "фас!" и ювенальное лобби пошло в атаку?

   Ведь кого защищает г-н Добрынин сотоварищи? Он защищает права ЛГБТ, беби-боксы, а теперь антисемейные правки в УК от Крашенниникова. А все вышеперечисленное есть инструмент разрушения традиционной семьи и консервативных ценностей. А если вспомнить, что г-н Добрынин весьма определенно высказывался, что его мнение народа не волнует, и он будет гнуть свою линию, то становится совершенно ясно на чьей стороне он сам и те, за кого он заступился.


?

Log in

No account? Create an account